Доступность ссылки

Социология по-крымски: ложь и страх


Иллюстрационное фото

Основой любого тоталитарного режима являются ложь и страх. Ну, или в обратной последовательности. И все, что на-гора выдает такой режим, замешано на этих двух компонентах. В том числе и результаты выборов, паче чаяния они этими режимами проводятся.

Это я к тому, что многие обозреватели, даже украинские, печалятся и дают пессимистические прогнозы по поводу результатов выборов в «российском» Крыму. Мол, крымчане совсем прогнулись под Кремль и сраму не имут.

И приводят в пример соцопросы, проводимые организациями, которые вроде еще умудряются сохранять в России остатки порядочности, например, «Левада-центром».

Как бы это ни было смешно, «Левада-центру» я верю, я не верю крымчанам. Причем я их не осуждаю, боже упаси! Сам в подобных условиях был бы (и бывал!) абсолютно так же «честен» и «откровенен».

«Левада-центру» я верю, я не верю крымчанам

Тут как раз пора вспомнить о страхе. Дело в том, что данные таких «соцопросов» и есть его производные. Да-да, производные страха.

Представьте себе, что вы житель сегодняшнего Крыма. Того самого, с рамками металлоискателей на детских праздниках, доносами соседей, тотальной прослушкой телефонов и перлюстрацией Интернета, подозрительностью старых друзей и так далее. Ну, вы, конечно, вправе считать все это нормальной жизнью европейского обывателя, особенно если проводите свое свободное время за поглощением хорошо пережеванной телевизионной каши. И тогда при любом соцопросе вы, честно и искренне ответив на вопросы самой заковыристой анкеты, полностью подтвердите заранее нарисованную российскими властями картину.

Но ведь не все люди готовы лобызать действующую власть с макушки до пяток, как быть с ними, их ведь тоже охватывают анкетированием? Службы общественного мнения-то ведь не зря хлеб едят.

А теперь представьте: вы, пусть даже не оппозиционер российской власти, а просто адекватный житель Крыма, идете себе по улице Симферополя, и тут к вам подходит совершенно незнакомый человек с просьбой высказаться по щекотливым политическим вопросам. Не скрываясь, держит в руках планшет с опросным листом и ручку. Возможно, еще и включенный диктофон.

При этом полиции рядом нет, человек не в наручниках, «Беркута», собирающегося скрутить интервьюера, тоже не наблюдается. То есть анкетер работает, совершенно не опасаясь огорчить силовиков. И это на территории, где полиция имеет круглосуточное право проверить документы и карманы у любого прохожего, а три человека, стоящих рядышком в парке, официально считаются «несанкционированным собранием»?

Вывод напрашивается сам собой – к вам подошел один «из этих». То есть, простите за каламбур, один из «эшников», сотрудников Центра «Э». Или, самое малое, энтузиаст-внештатник, по-простонародному – «стукачок».

Вы знаете, какое слово сейчас очень популярно в России при различных выяснениях отношений, разборках и прочих непонятках? Слово «провокация». Если не верите – посмотрите дебаты политиков на российских каналах. Если от этого тошнит, гляньте какое-нибудь российское же ток-шоу, хотя, думаю, там тошнить будет значительно сильнее. Ну, или пару-другую выпусков популярных сериалов производства северного соседа. И вы сразу же наткнетесь на возмущенный вопрос: «Ты что, меня провоцируешь?». И тут же, заехав собеседнику в ухо, герой объясняет окружающим: «Смотрите, он меня спровоцировал!»

Причем, что самое замечательное, ведь действительно провоцируют! Прямо на улице, средь бела дня, при всем честном народе! И в России и, особенно, в Крыму. И занимаются этим как новоявленные Азефы-фрилансеры, так и профессиональные провокаторы на окладе. Вспомните хотя бы уголовные дела крымских татар, обвиняемых российскими спецслужбами в связях с «Хизб ут-Тахрир». Когда абсолютно все «дело» строится на записи разговора, начатом и модерируемом агентом ФСБ, с включенной под столом видеокамерой.

Беседовать на улицах Симферополя или Севастополя с незнакомым «социологом» себе дороже. Настоящей правды о мнениях крымчан миру не донесешь, а сам сядешь

И вы после всего этого хотите от прохожих искренних ответов? Да будь я трижды патриотом Украины, беседовать на улицах Симферополя или Севастополя с незнакомым «социологом» себе дороже. Настоящей правды о мнениях крымчан миру не донесешь, а сам сядешь.

Кстати, в 2014 году один начинающий украинский социолог-политолог провел опрос жителей Крыма. В том числе были вопросы и на лояльность новоприбывшей «власти». Причем опрос молодой социолог проводил, сидя в Киеве, по городским(!) телефонам жителей Крыма. Связь-то телефонная тогда еще работала, номера и коды были украинские, телефонные книги в открытом доступе. А что, дешево и сердито – подойти к зэку на тюремной прогулке и так, слегка отвернувшись от конвоира, доверительно поинтересоваться, не обижают ли тут, как кормежка и откуда фонарь под глазом. Все ответы дотошно записать в анкету и отправиться в офис, сердечно помахав зэку на прощание рукой.

Ответы на этот «соцопрос» были получены соответствующие, любовь новых подданных к России-матушке зашкаливала. Удивляться этому, понятное дело, нечего, даже пенсионеры нынче знают о поисковых программах, отслеживающих телефонные разговоры по ключевым словам. Все это «исследование» было солидно преподнесено европейцам, многие из которых, не подозревая о методах «социолога», искренне удивлялись и радовались «нормализации» социально-политической ситуации в Крыму.

Так что не стоит доверять аналитикам-пессимистам московского разлива, а других в Крыму быть не может по определению. Как показывают же цифры, против которых, как говорится, не попрешь, все не так печально. О подсчетах и обсчетах пророссийского избиркома Крыма – в следующий раз.

Максим Кобза, крымчанин (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG