Доступность ссылки

Сергей Высоцкий: «В 2014 году власть в Украине была не украинской, а российской»


Сергей Высоцкий

Как изменилась власть в Украине за четыре года? Кто и как принимает ключевые решения в стране? Стоит ли Украине создать Министерство Крыма? Нужна ли стране конституционная реформа?

На эти и другие вопросы в проекте «Дневное шоу» в эфире Радио Крым.Реалии в беседе с ведущим Павлом Казариным отвечает народный депутат Украины Сергей Высоцкий.

Чем отличается украинская власть 2018 года от украинской власти 2014-го?

В 2014 году украинская власть была не украинской властью, а российской
Сергей Высоцкий

– Я не буду вдаваться в подробности насчет множества реформ, проведенных с того времени. Главное глобальное отличие заключается в том, что в 2014 году украинская власть была не украинской властью, а российской. Это не был некий субъект, который действовал в независимых интересах. К сожалению, в окружении Виктора Януковича, в том числе и в спецслужбах находились российские граждане, выполнявшие агентурное задание. Майдан стал явлением национально-освободительным, инстинктивным рефлексом нации, которую хотели поработить. Сегодня власть – украинская во всех смыслах этого слова, и в плюсах, и в минусах.

– Что вы имеете в виду?

– Например, прецедент с Надеждой Савченко, когда желание наших политиков отхватить себе политические очки фактически привело к инфильтрации в парламент человека, не прошедшего должные процедуры после плена. Можно много говорить о коррупции, но мало кто понимает, что это такое с точки зрения политической науки. Ведь коррупция может быть нефинансовой. Это форма организации среды, когда неформальные институты преобладают над формальными.

Сергей Высоцкий
Сергей Высоцкий

– Как украинская власть сейчас занимается проблемой Крыма? Нужно ли выделить под это отдельный госорган?

Нам нужна консолидированная претензия к России за всю агрессию, чтобы не разделять в международной практике Донбасс, Крым и другие аспекты
Сергей Высоцкий

– Каждым из вопросов занимаются разные ведомства: внутренне перемещенные лица, международные санкции и так далее. Я не уверен, что можно выделить под Крым отдельное министерство, потому что эта проблема слишком масштабна и затрагивает не только Украину. Да, я могу критиковать: я считаю, что нам нужна консолидированная претензия к России за всю агрессию, чтобы не разделять в международной практике Донбасс, Крым и другие аспекты. Я надеюсь, что при новом омбудсмене Людмиле Денисовой, которая сама из Крыма, вопрос защиты прав крымчан будет подниматься более системно, чем при ее предшественнице.

– Что бы вы изменили в нынешней структуре украинской власти?

– Я закрепил бы принципы децентрализации в Конституции. Этот процесс у нас не завершился. Где-то общины собрались, где-то это неэффективно. Нужно также ввести парламентскую форму правления и провести административную реформу. Парламент всегда спасал Украину в период масштабных кризисов. Но, помимо этого, необходимо иметь сильные партии со сменяемым руководством, которые станут основой всей системы. У нас же до сих пор голосуют не за принципы, не за ценности, а за лица. Президентский вариант опасен тем, что одному человеку, от которого все зависит, легче задурить голову, чем коллективу.

– По-вашему, удастся ли Украине справиться со всеми этими вызовами – внешними и внутренними?

– Я думаю, что время однозначно работает на Украину. И мы должны сделать все, чтобы продержаться.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG