Доступность ссылки

История политузника: Руслан Зейтуллаев


Руслан Зейтуллаев

Руслану Зейтуллаеву 33 года. Он родился в Узбекистане, куда его семья, как и большинство крымских татар, попала после депортации в мае 1944 года. Прожил там до 9 лет. Потом вместе с мамой вернулся в Крым, в поселок Орлиное под Севастополем, откуда ранее и были высланы его предки.

Семье пришлось очень сложно. В седьмом классе отличник Руслан вынужден был бросить школу и пойти работать. Сначала – официантом в прибрежном кафе, потом ‒ поваром на кухне. Позже, вплоть до ареста, работал строителем.

Несмотря на то, что среднее образование Руслан так и не получил, родные и знакомые говорят о нем как об умном, начитанном и энергичном человеке. А вот что говорил Руслан в своем последнем выступлении перед приговором: «Я не рассчитываю на справедливость суда, я вам это сразу говорю. Этот суд будет необъективен».

Мама Руслана рассказывает, что в детстве он был хулиганом, постоянно попадал в истории и передряги. Но в 17 лет проснулся интерес к исламу, он начал читать Коран, совершать пятикратный намаз.

С Мерьем, своей будущей женой, Руслан познакомился, когда каждый из них уже соблюдал все правила и законы ислама. Она рассказывает, как однажды он просто позвонил и представился.

«Меня Руслан зовут. Можно с вами познакомиться? Но, правда, я не красавец, я светлый и у меня уши торчат. Я была в шоке. Думаю, странное знакомство, надо точно увидеться», –смеется Мерьем и говорит, что ее это зацепило и стало интересно, так ли это на самом деле.

Дочери видели отца в последний раз в суде. Три года назад.

В июне будет 10 лет, как Руслан и Мерьем связали себя узами брака. У них три дочери. Старшей – 8 лет, в нынешнем году она заканчивает второй класс. Мерьем с девочками и своей матерью Айше живет в одном дворе с матерью Руслана Заремой. Каркас дома Руслан успел построить сам, до ареста, а вот доделывать пришлось уже усилиями волонтеров на деньги неравнодушных крымских татар.

Дочери видели отца в последний раз в суде. Три года назад.

«В зал суда нас, как обычно, не впустили. Мы стояли в коридоре, надеясь увидеться, когда его будут выводить. Он был в наручниках, ему разрешили остановиться, и дети его обняли. Но его потом быстро увели, и средняя, Муминешка, когда увидела, как его уводят, а потом садят в машину, начала кричать и плакать. Мы не могли ее успокоить, у нее была истерика, она начала задыхаться. Мы еле-еле ее остановили. Он это увидел и потом сказал мне: «Больше детей не приводи», – вспоминает Мерьем.

Уже около года с девочками занимается детский психолог. Избавиться от перенесенных стрессов, проблем со сном и постоянной тревогой им помогает творчество.

В колонии Руслан осваивает новую профессию – учится шить одежду

«Арт-терапия предполагает, что именно в творчестве у детей создаются моменты маленьких успехов: я сделал – я молодец. И это повышает самооценку, которая была занижена стрессом, переживанием», – рассказывает психолог​ Татьяна.

Старшие дочери хорошо помнят отца, а вот младшей было всего два года, когда его забрали.

«Я ей все время показываю фотографии и видео, чтобы она понимала, что это отец. Они все трое уже морально готовятся, что, возможно, его увидят, когда уже вырастут, когда будут взрослые», – говорит супруга политзаключенного.

Дочери старательно готовили для отца подарки и открытки, но оказалось, что ничего из этого пронести нельзя. Только фотографии

В феврале 2018 года у Мерьем была возможность увидеть его. Им разрешили трехдневное свидание. Она рассказывает, что в колонии Руслан осваивает новую профессию – учится шить одежду. Там также есть небольшая мечеть, где он может молиться и читать Коран. Детей на это свидание Мерьем не взяла, чтобы не травмировать. Поэтому дочери старательно готовили для отца подарки и открытки, но оказалось, что ничего из этого пронести нельзя. Только фотографии.

«Его забрали в тюрьму. И так закончилась история», –говорит средняя дочь Мумине, очень общительная и удивительно похожая на отца. И добавляет, что главное ее желание – чтобы баба (отец по-крымскотатарски) поскорее вернулся. Старшая, Сабрие, говорит, как сильно по нему соскучилась, а пятилетняя Нурие показывает рисунок, который она подарит папе, когда он выйдет из тюрьмы.

Руслан Зейтуллаев стал одним из первых крымских татар, которого обвинили в причастности к запрещенной в России политической исламской организации «Хизб ут-Тахрир». В январе 2015 года в его дом ворвались российские силовики. По версии следствия, Зейтуллаев «основал террористическую группировку». Летом 2017 года суд приговорил его к пятнадцати годам строгого режима​. Наказание он отбывает в Салаватской колонии в российском Башкортостане.

А в Крыму Руслана ждут супруга и три дочери.

Если Руслан отбудет весь срок, то когда выйдет на свободу, его старшей дочери будет уже двадцать лет.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокат Эмиль Курбединов отмечает, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам.

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список 15 объединений, названных «террористическими».

После российской аннексии в Крыму участились массовые обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG