Доступность ссылки

Крым и «геополитическое одиночество» Кремля


Владислав Сурков

Специально для Крым.Реалии

Захват Крыма, который Москва рассматривала как первый шаг к восстановлению державного статуса, привел к противоположному результату. Россия отрезала себя от цивилизованного мира, инвестиций и технологий. Власти преподносят это как несомненный успех и движение по «особому пути».

Помощник российского президента Владислав Сурков опубликовал в журнале «Россия в глобальной политике» статью, в которой указал, что Кремль после аннексии Крыма ожидает 100-300 лет «геополитического одиночества». Он попытался убедить читателей в том, что 2014 год, в котором Россия захватила украинский полуостров, стал судьбоносным для страны и мира. Москва прекратила все попытки интегрироваться в цивилизацию Запада. Советник президента назвал это «глубинной новостью». «Событие это – завершение эпического путешествия России на Запад, прекращение многократных и бесплодных попыток стать частью Западной цивилизации, породниться с «хорошей семьей» европейских народов. С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто (двести? триста?) лет геополитического одиночества», – написал Владислав Сурков. Стилистика и орфография авторские.

Он полагает, что вестернизацию России начал Лжедмитрий, а продолжил император Петр I. В последующие 300 лет российская элита так и не смогла стать частью западной, хотя очень к этому стремилась. В победе большевиков в 1917 году оказался «виноват» европеец Карл Маркс: русская интеллигенция позаимствовала у него коммунистические идеи, на которых был создан СССР. В 1990 году россияне осознали, что Запад переболел социализмом. Российские власти начали создавать рыночную экономику, пытаясь пробраться в «общеевропейский дом».

По мнению Суркова, постсоветская Россия не «уместилась» в Европе из-за своей огромности. Пришлось сократить территорию, жалуется президентский советник. «Уменьшили. Уверовали в Хайека (Фридрих Хайек, австрийский экономист и философ – КР) так же свирепо, как когда-то в Маркса. Вдвое сократили демографический, промышленный, военный потенциалы. Расстались с союзными республиками, начали было расставаться с автономными... Но и такая, умаленная и приниженная Россия не вписалась в поворот на Запад», – отмечает Владислав Сурков. Вновь европейцы виноваты – неправильную идеологию россиянам подсунули.

Рроссийские власти избегают прямого ответа на вопрос: какую выгоду россияне извлекли из аннексии Крыма?

В 2014 году Москва перестала «унижаться» перед Вашингтоном и Брюсселем. Российские власти решили «заявить о правах». За этими политическими эвфемизмами господин Сурков скрыл аннексию Крыма, войну на Донбассе, вторжение в Сирию и череду «гибридных» спецопераций против США и ЕС. Россия выбрала «третий путь»: быть не с Европой и не с Азией. Москва, как утверждает Сурков, не намерена идти на полную изоляцию. Он прогнозирует, что Россия будет «торговать, привлекать инвестиции, обмениваться знаниями, воевать (война ведь тоже способ общения), участвовать в коллаборациях, состоять в организациях, конкурировать и сотрудничать, вызывать страх и ненависть, любопытство, симпатию, восхищение».

Если отбросить романтическую шелуху и матерщину в предпоследнем предложении, то статья Суркова – это эталонный образец искажения исторических фактов. Особенно смешно читать о том, что в 90-е годы российские власти якобы по указке Запада организовали «дикую приватизацию», сократили промышленный потенциал и понизили уровень жизни. Владислав Сурков, которого считают одним из вдохновителей проекта «русского мира», предстал в комичном образе квасного патриота-конспиролога. Ранее такие номера «откалывал» депутат Госдумы Евгений Федоров, заявлявший всерьез, что Госдепартамент США «отобрал льготы» у российских пенсионеров.

Крымчане и россияне будут жить бедно, но в рамках «особого пути» или «геополитического одиночества»

Вот только Сурков не упомянул в тексте Крым, с которого и началось сокрушительное «вставание с колен». Последние три года российские власти и лично президент Владимир Путин избегают прямого ответа на вопрос: какую выгоду россияне извлекли из аннексии полуострова? Зачем он вообще был нужен? Кремль всячески блокирует саму возможность публичного обсуждения этого вопроса. Иначе гражданам станет очевидно, что геополитическая гениальность российского президента и когорты его советников привела лишь к бессмысленным авантюрам и убыткам.

Владислав Сурков фактически признал, что захват Крыма загнал Москву в исторический тупик. Ничего нового: в ситуации, когда российские власти не могут справиться с проблемами, они публично объявляют их своими достижениями. Череду военно-политических поражений после аннексии представили «историческим поворотом», началом «третьего пути», по которому Россия якобы должна идти. Президентский советник «забыл», что летом 2014 года в ответ на первую порцию санкций Кремль с помпой объявил о «повороте на Восток» – сближении с Китаем. Все завершилось тем, что часть российского олигархата попала в кабальную зависимость от Поднебесной.

Что это означает для крымчан? Если говорить кратко, то ничего хорошего. Текст Суркова проливает свет на то, как в Кремле относятся к жителям полуострова, – они всего лишь объект для манипуляций. Если в 2014 году Крым называли «сакральным», то теперь его не упоминают вовсе. «Третий путь», о котором писал советник президента, на практике означает полный отказ от западных правовых и социальных норм, балансировку между условной Беларусью и условной КНДР. Зимбабве – также неплохой пример для подражания. Особенно на фоне ползучей «африканизации» Крыма. Крымчане и россияне будут жить бедно, но зато в рамках «особого пути» или «геополитического одиночества», которые на самом деле являются признаками государства-изгоя.

Сергей Стельмах, крымский политобозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG