Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Аннексия Крыма стала точкой невозврата для России – с этого момента началось ее планомерное движение к изоляции от глобального мира. Собственно, сегодня вся страна все больше повторяет судьбу оккупированного ею полуострова, который выпал из нормальной системы координат с возможностью свободной торговли и перемещения по миру. Российская аннексия закрыла мир для Крыма, теперь Россия сама закрывается от мира.

На фоне расширения санкций и дальнейшего вытеснения России из «клуба сильных мира сего» в стране рассматривались различные сценарии развития: от самоизоляции до новой либерализации и возвращения в объятья Запада. Российский экономист Яков Миркин насчитал пять разных вариантов экономического пути страны, из которых в ближайшее время и будет сделан выбор.

Первая идея – это мобилизация, плановая экономика, распределение госзаказов, развитие ВПК, фиксированный валютный курс, жестокое ограничение биржевой активности. В общем, модернизированный вариант СССР 2.0 – возвращение бронепоезда с запасного пути. Все, кому такой вариант не нравится, для начала автоматически попадают в число «неблагонадежных», с последующим перемещением в категорию «врагов государства/нации/народа». Экономическая мобилизация требует политического сплочения под национал-патриотическими лозунгами типа «Вставай, страна огромная!». Консерватизм набирает обороты, все чужое признается вражеским. Страна ограждается колючей проволокой, ограничивая возможности для въезда/выезда. Некий аналог КНДР, но в более мягкой форме.

Для возобновления дружбы с Западом России придется отказаться не только от Крыма, но и от идеи мирового лидерства. Для Путина такой путь неприемлем

​Второй вариант – дружба с Западом, либерализация экономики, интеграция в мировой рынок. Но поскольку российская продукция по большей части неконкурентоспособна, то торговать придется только сырьем, что, собственно, и делали уже много лет. По мнению Миркина, такой «либерализм» российского разлива приведет к тому, что «свободу и либералов возненавидят навек». Хотя кто виноват, что за четверть века после развала СССР Россия так и не смогла уйти от сырьевой экономики в сторону инновационной? Денег от продажи нефти не хватило? Но теперь все можно списать на «прожорливый» Крым. Правда, для воплощения этого сценария России придется отказаться не только от Крыма, но и от идеи мирового лидерства в целом. Для Путина такой путь неприемлем, как и для большинства обработанных его пропагандой россиян.

Третий вектор – технократический. «Все подчинить росту, стройке. Покрыть сооружениями. Проложить так, чтобы было видно из космоса. Оставить материальный след. Бросить на это бюджет». Открытым остается только один вопрос: где взять средства, которых нет? На Западе? И снова встанет вопрос Донбасса и Крыма.

Четвертая идея выглядит для России просто утопичной и звучит так: «Все в экономической политике подчинить качеству и продолжительности жизни в России, росту, модернизации». Но Россия реализованных стартапов – это еще большая фантастика, чем либеральный Путин.

Россия реализованных стартапов – это еще большая фантастика, чем либеральный Путин

​И, наконец, пятый сценарий – это эклектика, сочетание разных элементов. Учитывая успехи Кремля в гибридизации сознания россиян, такой поворот вполне реален.

Однако помощник российского президента Владислав Сурков, похоже, уже озвучил выбор России, предрекая стране столетия «геополитического одиночества». По мнению главного идеолога Кремля, четыре века взаимодействия с Востоком (в лице монголо-татар) и четыре века движения на Запад не привели Россию к успеху. Значит, ее судьба – это особый, третий путь. «Итак, Россия четыре века шла на Восток и еще четыре века на Запад. Ни там, ни там не укоренилась. Обе дороги пройдены. Теперь будут востребованы идеологии третьего пути, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима», – предрекает он.

Какой же видится эта «новая российская цивилизация»? Конечно, гибридной, объединяющей Запад и Восток. «И европейская, и азиатская одновременно, а оттого не азиатская и не европейская вполне», – подчеркивает Сурков. Но если с европейской цивилизацией проблем не возникает – несмотря на некие различия, общих критериев много, то вот с азиатской возникает вопрос. Потому что Азия – это и Китай, и Индия, и Япония, и «азиатские тигры», и бурлящий Ближний Восток. Какие элементы «азиатщины» Россия бросит в плавильный котел своей «евразийской цивилизации»? В общем, Сурков предлагает в очередной раз запрячь коня и трепетную лань в одну упряжку, а потом искренне удивляться, почему же она не едет.

Хотя дело не только в теории. Для того чтобы реализовать «особый путь», нужен соответствующий экономический потенциал, которого у России нет. Конечно, согласно мировой статистике, на Россию приходится порядка 25% мировых запасов природного газа, а уровень добычи нефти в 2016 году составил 12,6% от общемирового. Но при этом доля России в мировой экономике составляет всего 1,8% – она находится примерно посередине между Испанией (1,62%) и Южной Кореей (1,86%). Доля США – 24,32%, Китая – 14,84%. Вот и попробуй опровергнуть слова американского сенатора Маккейна о «бензоколонке».

Для того чтобы реализовать «особый путь», нужен соответствующий экономический потенциал, которого у России нет

​О важности «технологического прорыва» говорил в своей предвыборной речи старый/новый президент России Владимир Путин в марте 2018 года. «Тот, кто использует эту технологическую волну, вырывается вперед. Тех, кто не сможет этого сделать, она – эта волна – просто захлестнет, утопит», – подчеркнул он.

На призыв президента тут же откликнулись в Российской академии наук, пообещав при соответствующем финансировании построить в Сибири «силиконовую тайгу». И тут можно не сомневаться: с такой политикой тайга имеет все шансы стать «силиконовой», а вот «Кремниевая долина» в России априори не получится.

Инновационная экономика требует «жертв», и немалых, но согласно выражению, ставшему «крылатым», денег в России нет. И вряд ли они появятся в ближайшее время, ведь стабилизационные фонды «съел» Крым и поддержка экономики. Прибыли от торговли энергоресурсами на фоне снижения цен на нефть и постепенного отказа от российского газа падают – с 52% в 2014-м до 39% в 2017 году.

Получить кредиты на Западе теперь тоже невозможно из-за санкций, которые неумолимо расширяются. В России не успели оправиться от санкционного удара по российским олигархам (биржевое падение, рост курса доллара, потери олигархов за четыре дня в сумме составили 16 млрд долларов), как в Вашингтоне уже предложили новый пакет ограничений – запрет на операции с российским госдолгом, сумма которого на 1 апреля достигла уже 11,1 трл рублей. Конечно, можно будет обратиться к восточным странам – Китаю или ближневосточным державам, только цена вопроса в этом случае неизменно возрастет, а это значит, что источники финансирования для России существенно подорожают.

Исходя из экономических реалий, особый путь России явно не светит – ее уделом становится движение в тупиковом направлении

​На приток инвестиций рассчитывать после кризиса на фондовом рынке тоже не приходится – иметь дело с «токсичной Россией» становится все опаснее. Но даже те, кто рискуют вкладывать в Россию, могут столкнуться с новыми инвестиционными ограничениями от Вашингтона. Еще более ощутимой проблемой для «встающей с колен» России может стать хотя бы частичное эмбарго на нефть. И это не фантастика, а вполне реальные ответы Запада на действия Кремля.

Исходя из экономических реалий, особый путь России явно не светит – ее уделом становится движение в тупиковом направлении. Аннексировав украинский полуостров, Россия обрекла Крым на статус закрытой зоны – ни нормальной торговли, ни международных авиарейсов, ни круизных лайнеров с туристами. С крымским российским паспортом закрыта дорога в Европу, а дипломы крымских российских вузов с трудом признают даже в России. Предложенная Сурковым стратегия «геополитического одиночества» обрекает на такую участь и самих россиян. Опуская новый «железный занавес», отгораживаясь от непонимающего мира, Россия обрекает себя не только на изоляцию, но и на деградацию, которую будут умело маскировать под консервативно-патриотическими лозунгами. Ближайшее будущее России наглядно продемонстрировал Владимир Путин – в тулупе и валенках у крещенской купели.

Евгения Горюнова, крымский политолог

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG