Доступность ссылки

«Абсурдное шоу»: почему судят «ялтинскую шестерку» мусульман


Фигуранты «ялтинского дела Хизб ут-Тахрир»

В феврале 2016 года в Крыму арестовали четверых жителей Большой Ялты по подозрению в причастности к запрещенной в соседней России организации «Хизб ут-Тахрир». Муслим Алиев и Энвер Бекиров работали строителями, Вадим Сирук торговал цветами, а Эмир-Усеин Куку занимался правозащитной деятельностью и состоял в Контактной группе по правам человека. Еще двоих мусульман – Арсена Джеппарова и Рефата Алимова задержали через два месяца.

Как продвигается рассмотрение дела «ялтинской шестерки»? Как живут родственники политических заключенных в аннексированном Крыму? Как украинские власти могут способствовать освобождению узников Кремля на полуострове?

На эти и другие вопросы в эфире Радио Крым.Реалии отвечает жена крымского политзаключенного Муслима Алиева Наджие Алиева и спикер международной правозащитной организации Amnesty International Ukraine Мария Гурьева.

С чего началось преследование вашего мужа, Наджие?

Вокруг стояли дети, а Алим лежал на полу с заломленными руками, прижатый четырьмя автоматчиками в масках
Наджие Алиева

Алиева: Это было 11 февраля 2016 года. Гости к нам пожаловали в 6:30 утра. Мы готовились к утренней молитве. В принципе, им не пришлось прилагать каких-то усилий – взламывать дверь, выбивать стекла, потому что у нас было открыто. Алим вынес золу, почистив печку, и просто не закрыл дверь. Когда он увидел уже их перед собой, это было и странно, и непонятно. Я сам момент этот не видела, потому что совершала омовение. Я только услышала какой-то топот и не поняла, что произошло. Мне показалось, что головешка из печи упала, и он пытается ее затушить. Но потом я услышала мужские голоса. Самое ужасное, что выбило нас из колеи, – когда я вышла из ванной комнаты, вокруг стояли дети, а Алим лежал на полу с заломленными руками, прижатый четырьмя автоматчиками в масках. Они кричали. Потом он попросил, чтобы не пугали детей, нормально побеседовать, раз он не сопротивляется. Вот такое было утро.

Российские силовики спрашивали про «Хизб ут-Тахрир»?

Эти обвинения – ложь, но ты не можешь ничего доказать
Наджие Алиева

Алиева: По поводу той организации никто ничего не говорил. Они сказали, что ищут у нас оружие, наркотики, боеприпасы. Алим ответил: пожалуйста, ищите, все равно не найдете. Мол, если найдете, то это вы с собой принесли. Мы – соблюдающие мусульмане и не практикуем такого. Они приступили к обыску. Знаете, одно дело, когда ты слышишь от кого-то, а другое, когда это происходит с тобой. Это ужасно. Такое чувство грязи, от которой совершенно невозможно отмыться. Самое ужасное – понимание того, что эти обвинения – ложь, но ты не можешь ничего доказать. Мой муж совершенно не конфликтный, но если ему что-то не нравится, он открыто об этом говорит.

Наджие Алиева
Наджие Алиева

​– Какие самые уязвимые места в деле «ялтинской шестерки», Мария?

Гурьева: Сам факт его существования. Шесть людей обвиняют в членстве в «Хизб ут-Тахрир», но у следствия нет каких-либо существенных доказательств этого факта. Есть противоречивые показания разных свидетелей, отчасти тайных, отчасти, возможно, заинтересованных в чем-то. Нет ни оружия, ни планов, ни документации, которая доказывала бы связь с верхушкой «Хизб ут-Тахрир». Кроме того, процесс идет не на территории Крыма, а в военном суде в Ростове-на-Дону. Это также нарушение, поскольку российская власть, как оккупационная, не имела права вывозить людей куда-либо с территории полуострова.

Удается ли видеться с мужем, Наджие? Как вы оцениваете судебный процесс?

Это – шоу, есть некий режиссерский замысел, есть актеры со своими ролями
Наджие Алиева

Алиева: В Ростове суды открытые, с этим проблем нет. Но я не могу сказать, что они как-то отличаются от тех, что в Крыму: это огульные обвинения, это сплошная ложь из уст следователей и свидетелей. Сначала мы следили за смыслом показаний, а потом перестали, потому что там очень много противоречий. Свидетель говорит одно, потом другое, путается. Мы не пали духом, нас эти судебные процессы немного веселят. Веселит все, кроме тех сроков, которые грозят ребятам. Ясно, что это шоу, что есть некий режиссерский замысел, есть актеры со своими ролями, есть задачи, которые просто нужно выполнить. В протоколах показаний свидетелей обвинения буквально одни и те же формулировки, то есть они явно были составлены работниками ФСБ. Просто меняют фамилии, и один раз таким образом мужчина оказался женщиной – окончания в других словах не поменяли. Такой вот абсурдный процесс.

Дело ведь вовсе не в «Хизб ут-Тахрир», не так ли, Мария?

Это спланированная политика, чтобы задавить любой протест и критику российских властей
Мария Гурьева

Гурьева: Это спланированная политика, направленная на то, чтобы задавить любой протест и критику российских властей в целом со стороны гражданского общества. Сейчас огромное количество дел открыто на крымских татар и на всех несогласных, для того чтобы заставить людей замолчать. Поэтому в первую очередь под удар попадают люди, которые имеют активную гражданскую позицию. Не все они активисты, не все они были лидерами в своем сообществе. Но они не боялись высказывать свою точку зрения, критиковать фактическую власть в Крыму, и за это они сейчас расплачиваются.

Мария Гурьева
Мария Гурьева

​– Что Украина может с этим сделать, Мария?

Гурьева: Увы, мы не ожидаем, что в ближайшее время Россия опомнится и прекратит преследования. Все, что мы можем делать, ​– это доносить информацию о происходящем в Крыму до граждан Украины, до властей других стран, чтобы на международных площадках эту тему вспоминали и чтобы Россия постоянно чувствовала, что вопрос Крыма до сих пор не закрыт.

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG