Доступность ссылки

«Прорыв» к Джемилеву: как это было


Мустафа Джемилев пытается попасть на территорию Крымского полуострова. 3 мая 2014 года

Четыре года назад несколько тысяч крымских татар отправились встречать своего лидера Мустафу Джемилева, который по решению российских властей оказался «невъездным» в Крым. Их автоколонну у Турецкого вала в Армянске заблокировали бойцы российского ОМОНа с бронетехникой. Чтобы увидеть Джемилева, колонна активистов прорвалась через живой щит спецназа ОМОНа и направилась к пункту пропуска пешком. Там пришедшие встретились с Мустафой Джемилевым, которого так и не пропустили в Крым. Подробности того дня Крым.Реалии рассказал участник тех событий, крымскотатарский активист Тимур Киримоглу, ныне проживающий в США.

Как поясняет Тимур, никакого насилия со стороны крымских татар не было, однако, увидев тысячи людей, подошедших к административной границе, кто-то из российских солдат начал стрелять в воздух.

Мы прорвали блокаду случайно – просто началась паника, и люди инстинктивно бросились бежать

«Тогда люди, испугавшись, начали бежать в сторону материковой Украины. По сути, мы прорвали блокаду случайно – просто началась паника, и люди инстинктивно бросились бежать. Прорвав российскую псевдограницу, мы добежали до украинской. Некоторые украинские пограничники почти плакали, увидев, как мы идем им навстречу с украинскими и крымскотатарскими флагами. Они не скрывали радости, особенно на фоне российской пропаганды, уверявшей, что практически все население Крыма настроено исключительно пророссийски. Все то время, что мы находились у границы, они морально поддерживали нас», – вспоминает участник событий.

Мустафа Джемилев, Рефат Чубаров и другие крымские татары на Турецком валу под Армянском. 3 мая 2014 года
Мустафа Джемилев, Рефат Чубаров и другие крымские татары на Турецком валу под Армянском. 3 мая 2014 года

После приезда Мустафы Джемилева встретившие его крымские татары вместе с ним попытались вернуться к российской стороне административной границы, однако сделать это оказалось невозможным.

«За то время, пока мы его ждали, российская сторона созвала еще больше солдат, привлекла «крымскую самооборону», новые части ОМОНа и бывшего «Беркута», снайперов, БТР и другую военную технику, и серьезно усилила блокаду. Если в тот момент, когда мы пересекали границу, охраны было сравнительно немного, то к моменту возвращения назад там уже стоял мощный заслон. При этом дорога к границе была очень узкой, а насчет поля по ее краям нас предупредили, что оно заминировано. Поэтому пройти возможно было только по асфальту. Представители Меджлиса пытались договориться с российскими пограничниками и добиться разрешения вернуться, но те наотрез отказались нас пускать. Я заметил, что с российской стороны на границу прибыли сотрудники ФСБ, и именно они вели переговоры с нами», – рассказывает Тимур.

По словам очевидца, переговоры продолжались довольно долго, но безрезультатно.

Мы даже не могли пройти через украинскую границу и купить еды, застряв в буферной зоне

«В конце концов, руководство Меджлиса связалось с министром по иностранным делам Турции, который, в свою очередь, начал переговоры со своими российскими коллегами. Тогда Москва поставила ультиматум: Мустафа Джемилев должен остаться на материковой Украине. Чтобы избежать кровопролития, он согласился на это условие», – рассказал Тимур Киримоглу.

Крымские татары на Турецком валу в ожидании Мустафы Джемилева. 3 мая 2014 года
Крымские татары на Турецком валу в ожидании Мустафы Джемилева. 3 мая 2014 года

При этом, по словам Тимура, долгое ожидание на админгранице в жаркий крымский день превратилось для некоторых участников встречи в настоящую пытку.

«Мы отправились встречать Мустафу Джемилева примерно в 7:00. В буферной зоне между российской и украинской границей нет никаких заправок и магазинов. Обратно мы смогли вернуться только около 16:00-17:00. При этом в тот день стояла невыносимая жара, а среди нас было много стариков. Около 12:00-13:00 многим из них стало плохо. Мы заходили к украинским пограничникам в надежде найти хоть какую-то воду. Наконец, нам дали несколько бутылок с водой. Психологически это тоже было очень тяжело, так как россияне прямо заявляли, что не пустят нас назад. Пойти на территорию Украины люди тоже не могли, так как не готовились покидать Крым, просто не взяли с собой паспортов. Мы даже не могли пройти через украинскую границу и купить еды, застряв в буферной зоне», – вспоминает Тимур.

С помощью солдат и БТР россияне создали очень узкий коридор, он был настолько узок, что у них была возможность зафиксировать на камеру каждое лицо

«Сначала ФСБ потребовало, чтобы родственники привезли нам паспорта, и они смогли бы записать каждого, кто незаконно пересек границу, но в конце разрешили вернуться без паспортов, тем более что они все равно записали номера наших машин. С помощью солдат и БТР россияне создали очень узкий коридор, по которому мы проходили. Сами пограничники тем временем сидели на БТР с видеокамерами и записывали происходящее. Коридор был настолько узок, что у них была возможность зафиксировать каждое лицо. Уже перейдя российскую границу и добравшись до машин, мы попали в другой коридор, созданный «крымской самообороной». Они в прямом смысле нападали на нас, били по машинам битами и палками, вырвали крымскотатарские флаги. Мы вынуждены были ехать очень медленно, и все это время они продолжали нападать и выкрикивать оскорбления в громкоговоритель. Некоторым поцарапали и сломали машины», – отмечает участник событий.

Фиксация участников события, проводимая на админгранице с Крымом, была затем активно использована российскими правоохранителями. По «делу 3 мая» четырем людям были присуждены условные тюремные сроки и штрафы. Первым был арестован Муса Абкеримов. Его обвинили в нанесении повреждений средней степени тяжести бойцу «Беркута». В мае 2015 года Армянский городской суд назначил Абкеримову наказание в виде четырех лет и четырех месяцев лишения свободы условно. Вторым был задержан Рустем Абдурахманов, третьим – Таир Смедляев, за ним – Эдем Эбулисов. Все они также получили условные сроки. Последний суд по «делу 3 мая» состоялся 11 декабря 2015 года.

Кроме этого, после создания российской блокады на админгранице с Крымом, в знак солидарности со своими соотечественниками крымские татары перекрыли несколько трасс на полуострове. В итоге против них открыли уголовные дела, и им были присуждены штрафы размером от 10 тысяч (4100 гривен) до 40 тысяч рублей (16,5 тыс. гривен). По оценкам крымскотатарского активиста Заира Смедляева, всего было оштрафовано около 100 человек.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG