Доступность ссылки

«В голове у них терроризм»: почему в Крыму «растут» заборы


Российские власти Крыма продолжают огораживать прибрежные зоны полуострова. Так, крымский блогер Игнат Солошенко в конце марта сообщил, что Нарышкинские камни в Симеизе, более известные как пляж Башмак, теперь скрыты за шестиметровым забором. Местные жители утверждают, что это сделали по распоряжению руководства санатория «Симеиз». Теперь пляж доступен только для его постояльцев. После жалоб представители санатория пообещали убрать забор.

Журналисты российской «Новой газеты» исследовали, кто и зачем ставит ограждения на автовокзалах и в прибрежной зоне полуострова, и выяснили, что такие меры, как правило, оправдывают требованиями антитеррористической безопасности.

Корреспондент «Новой газеты» в Крыму Иван Жилин утверждает, что аннексированный Россией полуостров стал зоной сплошных заборов.

Даже по сравнению с тем, что было три года назад, ограждений стало несравненно больше
Иван Жилин

– Заборов в Крыму стало настолько много, что не замечать их невозможно. Я не знаю, что было в украинские времена, но даже по сравнению с тем, что было три года назад, ограждений стало несравненно больше. Они появились на каждом автовокзале и стали мощнее сами по себе. Забор на трассе Ялта-Севастополь, ограждающий санаторий ФСБ, имеет 3-4 метра в высоту и камеры наблюдения. Крымчане не очень понимают, зачем это делается. Как сказал один местный житель, если подняться немного в гору, санаторий ФСБ прекрасно видно. Какую безопасность это обеспечит от условных диверсантов или террористов, совершенно не ясно. То же самое с заборами на автовокзалах: вооруженная охрана так и не появилась, просто поставили ограждения. Люди пишут письма и надеются, что власти решат эти проблемы, но, как правило, ничего не решается.

Радиослушатель считает стремление российских властей Крыма ограждать все объекты ради безопасности следствием иррационального страха:

«В голове у них терроризм, позаграждались. Это фобия, наверное, по всей России. А при Украине было все спокойно, тихо. Пускай вспоминают добрые времена».

Российский общественный активист, глава организации «Чистый берег. Крым» Владимир Гарначук убежден, что борьба с терроризмом стала выгодным бизнесом для российских чиновников и силовиков.

Терроризм стал в России бизнесом для генералов – оправдывает миллиардные траты на борьбу с ним
Владимир Гарначук

– Под любым благовидным предлогом любой чиновник, для того чтобы получать ренту с активов – а береговая линия это в первую очередь актив – он старается огородить себе метр пляжа и получать с него ренту. Все это оправдывается различными методами – как правило, так называемые антитеррористические требования. Хотя я не знаю, где терроризм, а где санаторий. Пусть Россия – это воюющее государство, и террористическая угроза существует. Но, на мой взгляд, устанавливать заборы на автовокзалах – глупо. Если террористу нужно будет пройти, он пройдет или взорвется в очереди перед этим самым забором. Терроризм стал в России бизнесом для генералов – оправдывает миллиардные траты на борьбу с ним. Страна обороняется, ограждается от всего мира, до маразма уже доходит. Я считаю, что митинг – единственный способ добиваться результатов в борьбе с этим.

Владимир Гарначук
Владимир Гарначук

Заместитель координатора Экологической вахты по Северному Кавказу Дмитрий Шевченко констатирует, что иногда вместе с прибрежными земельными участками владельцам официально отводят даже часть акватории.

Это стандартное явление для всех российских приморских регионов, когда перегораживают не просто береговую черту, а сам доступ к морю
Дмитрий Шевченко

– Это стандартное явление для всех российских приморских регионов, когда перегораживают не просто береговую черту, а сам доступ к морю. Законодательство у нас регламентирует доступ только к 20-метровой прибрежной полосе общего пользования, точнее проход по ней вдоль берега моря. А доступ к самому морю не оговаривается. Потому можно застраивать берег полностью и при этом формально соблюсти законодательство. Пляжная зона свободна, но подойти к морю можно только в трех местах на протяжении 1-2 километров. Бороться с этим сложно: частные прибрежные объекты связаны с какими-то чиновниками, и нередко даже Росреестр незаконно присоединяет к земле даже часть акватории. Мы не раз заставляли снимать с кадастрового учета подобные участки, но это получается далеко не всегда. Подозреваю, что в Крыму таких вопиющих случаев даже больше, чем в России.

Дмитрий Шевченко
Дмитрий Шевченко

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG