Доступность ссылки

«Список Бабченко»: украинские журналисты ‒ о возможной угрозе


Перечень «целей», нападение на которые, вероятно, планировалось после убийства российского журналиста Аркадия Бабченко, уже условно называют в его честь ‒ «списком Бабченко». Большинство людей, входящих в него, ‒ журналисты из Украины и России. Все фамилии пока не обнародованы, однако многие из перечня уже были на закрытой встрече в Службе безопасности Украины и рассказали об этом в медиа и соцсетях.

Известно, что в «списке Бабченко» ‒ журналисты Юлия Мостовая, Юрий Макаров, Айдер Муждабаев, Сергей Гришин, Алексей Мустафин, Соня Кошкина, Татьяна Даниленко и Сергей Иванов.

Кроме того, СБУ сообщила об опасности четырем медийщикам, сотрудничающим или работающим на Радіо Свобода: Владимиру Притуле, Павлу Казарину, Осману Пашаеву и Виталию Портникову.

Многие из членов списка не захотели разговаривать на тему потенциальной угрозы их жизни. Участники встречи в СБУ подписывают обязательство не разглашать содержание разговора.

Вывод собравшихся журналистов: это серьезная история, целью которой было убить Бабченко, и это удалось предупредить, спецслужбой проделана огромная работа
Алексей Братущак

«На встрече журналистам продемонстрировали материалы, которые есть в распоряжении следствия. Вывод собравшихся журналистов: это серьезная история, целью которой было убить Бабченко, и это удалось предупредить, спецслужбой проделана огромная работа. Также журналисты сделали вывод, что линия защиты задержанного Германа, что он сотрудник правоохранительных органов, не соответствует действительности. Кроме председателя СБУ, на встрече были еще генпрокурор, начальник главного следственного управления СБУ, руководитель Нацполиции. Но у журналистов не сложилось впечатление, что их пригласили ради пиара чиновников», ‒ написал в Facebook журналист Алексей Братущак.

Главный редактор проекта Крым.Реалии Владимир Притула отметил, что принял во внимание тот факт, что оказался в списке «неудобных» для Кремля журналистов.

«Я серьезно отнесся к этой информации», ‒ прокомментировал Притула, добавив, что согласился на помощь от силовиков.

Не может рассказывать о деталях встречи и главный редактор крымскотатарского телеканала ATR, российский журналист крымскотатарского происхождения Айдер Муждабаев. Однако он рассказал, что чувствовал опасность с момента, когда переехал из России в Украину летом 2015 года.

Когда захожу в подъезд ‒ смотрю, есть ли кто-то позади или на этаже. Всегда чувствую, что опасность есть
Айдер Муждабаев

«Сразу, когда я приехал, я начал заглядывать под дно своего автомобиля. Когда захожу в подъезд ‒ смотрю, есть ли кто-то позади или на этаже. Всегда чувствую, что опасность есть», ‒ рассказал он.

Открытых угроз, кроме комментариев в соцсетях от незнакомцев, он не получал, говорит Муждабаев. Журналист добавляет, что «если захотят убить ‒ никаких угроз не будет».

Муждабаев готов сотрудничать с СБУ и готов согласиться на защиту.

«Я буду делать все необходимое для моей личной безопасности, безопасности других людей. Я рисковать не хочу», ‒ добавил он.

Основательница проекта Zaborona.com Екатерина Сергацкова рассказала Радіо Свобода, что с ней также несколько раз связывалась СБУ и приглашала на встречу, однако пока визит не состоялся.

«Противоречивые чувства» вызывает условный «список Бабченко» и то, что ее фамилия там может фигурировать, говорит Сергацкова.

«Я на самом деле не могу сказать, что я чувствую. Меня это спрашивали и люди из СБУ. Но они не говорят прямо, есть ли я в этом списке, но говорят: «Вроде нет, приходите ‒ поговорим». Именно потому, что мы не знаем, кто на самом деле в этом списке есть, его нужно полностью обнародовать», ‒ говорит журналистка.

Хочется сначала увидеть доказательства и то, кто есть в списке, потому что сейчас есть ощущение, что СБУ пытается «как-то играть» с журналистами», считает Сергацкова.

«Для того чтобы доказать, что этот список есть, мало скриншотов с «Телеграмма», где этот список «гулял», как он передавался. Мне кажется, это почти невозможно доказать. Здесь нужны железные доказательства того, как человек передавал этот список. Или чтобы было отслежено по телефону, как эта информация передавалась. Хотя Луценко уже сказал, что они получали список не от организатора, а каким-то другим путем. И здесь тоже какая-то путаница», ‒ добавляет она.

Приглашали на «встречу по делу Аркадия Бабченко» в СБУ и руководителя Центра мониторинга и аналитики общественной организации «Детектор медиа» Отара Довженко. Он, впрочем, сначала решил, что его разыгрывают, ведь Довженко живет во Львове, а встреча должна была состояться через 45 минут после звонка ‒ в центре Киева.

Защита или контроль?

Чем является этот условный «список Бабченко»? Грозит ли опасность тем, чьи фамилии в нем фигурируют? Журналист Алексей Братущак предполагает, что это может быть попыткой спецслужб взять под контроль нелояльных журналистов.

Встреча в СБУ могла иметь целью взять под колпак целую группу известных журналистов
Алексей Братущак

«Встреча в СБУ могла иметь целью взять под колпак целую группу известных журналистов. Вот вы в «расстрельном списке», вот как мы уберегли Бабченко, вот вам охрана от россиян. И все, спецслужба контролирует все ваши перемещения, все ваши встречи. И это накануне выборов. Может существовать такой сценарий?» ‒ пишет Братущак.

В то же время исполнительный директор Института массовой информации Оксана Романюк не склонна верить этой версии.

«Я не думаю, что это попытка взять журналистов под колпак, потому что первыми кандидатурами для такого шага были бы такие журналисты, как, скажем, Дмитрий Гнап, Михаил Ткач, Светлана Крюкова, или «Украинская правда», активно критикующие власть. Поэтому эту версию вряд ли можно считать релевантной», ‒ говорит Романюк.

В то же время она добавила: чтобы оценивать список СБУ, пока обнародовано слишком мало информации.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG