Доступность ссылки

Поэт, переводчик, Герой Украины, инициатор Народного руха Украины ‒ так описывает Ивана Драча «Википедия». Смелый, талантливый, хороший товарищ ‒ так описывают его друзья и знакомые. Иван Драч умер в 81-летнем возрасте.

Оксана Забужко, украинская писательница:

Иван Федорович ‒ это эпоха. Ушла эпоха. Это голос нашей оттепели, свободы. Это колоссальное электричество слова, перевернувшее в шестидесятые весь способ выражения. Его «перло».

Человек, богом поцелованный. В нем был свет дара с таким детским бескорыстием, со всей вечно детской удивленностью. Это было в нем всю жизнь, чем бы он ни занимался. Даже тогда, когда он шел на несвойственные себе роли ‒ трибуна, политика, народный депутат. Это было абсолютно не его. Не должны поэты «таскать камни». А это был как раз тот вариант, потому что больше некому было.

Но во всем этом он был искренен, живой и очень интересный человек. Признак настоящего таланта ‒ когда человеку до конца мир интереснее, чем его собственная личность. Он всем интересовался, он всех читал. Он внутренне полемизировал, сердился, но всегда больше занимался миром. Он не был бронзовым и нафталиновым лауреатом. В нем была жива неугасимая пульсирующая мысль.

Вячеслав Брюховецкий, один из инициаторов создания Народного руха Украины, литературовед, почетный президент украинского Национального университета «Киево-Могилянская академия»:

Иван Драч для меня как литератора и человека даже – сделал очень много. Я открывал украинскую поэзию 60-ых именно из-за Драча. Он в ней просто выстрелил, это был неповторимый голос, приведший к революции в украинском поэтическом слове. Много лет перед тем это была не поэзия, а мажорно написанные рифмованные строки, посвященные печальным событиям.

Мы познакомились лично с ним, когда я работал в «Литературной Украине». Это было знакомство поверхностное. А по-настоящему, когда создавался Рух ‒ я попросил Драча стать его членом. Драч очень уважительно к этому отнесся, он уже был старший, и это не было восхищение, как у нас, младших. Он спрашивал, осознаем ли мы, как это трудно сделать, и что этому надо отдаваться полностью. Мы говорили, что понимаем.

Мне приходилось быть с Иваном на многих выступлениях и совещаниях, дискуссиях. Я для себя сделал такой вывод, что Иван мог сидеть и немного равнодушно смотреть на этот мир, что-то себе думая. Но когда он поднимается и начинает говорить ‒ это как прибой в океане. Это все поднимает в высоту. Он был просто великолепен как выступающий.

Я больше люблю поэзию Драча именно в его исполнении. Эти нюансы значений, звучание поэзии у него настолько выразительно. А кроме того, не забывайте, что Драч ‒ один из революционеров нашего кинематографа. Ему повезло, что он попал на практику к Параджанову, когда снимались «Тени забытых предков». Но и два сценария для экранизации ‒ «Каменный крест», «Пропавшая грамота» ‒ и два его собственные сценария «Колодец для жаждущих» и «Иду к тебе» ‒ это вершинные произведения в нашем кинематографе. Его еще будут изучать в киноакадемиях мира.

И кроме того, Иван был просто человечный и хороший товарищ. У нас была разница в возрасте достаточно большая, но мы не чувствовали дистанции в отношениях, видении жизни. Могли быть не согласны, но это не мешало любить друг друга. Это большая потеря.

Иван Заяц, участник Народного руха Украины, депутат нескольких созывов Верховной Рады:

Ни одна государственная система (то ли коммунистическая, то ли уже нынешних времен) не могла его полностью поглотить, приручить. Никто из них не доверял Драчу ‒ все знали, что он такой человек, что в какие-то поворотные моменты обязательно пойдет туда, где будущее украинской нации.

По многим направлениям жизни меня связывало с Иваном Федоровичем. Мы вместе начинали борьбу за создание Народного руха ‒ он был первым председателем, я был одним из активных руховцев. В этот период начали формироваться наши личные отношения, он является моим кумом.

Я был у него в больнице недавно. Уже было как-то так непривычно смотреть на него как на немощного человека. Было видно, что энергия жизненная покидает его. Но до последнего момента у него в постели лежала стопка газет. Даже в состоянии, когда очень тяжело говорил уже, ‒ читал газеты, интересовался. До последнего вздоха он хотел жить.

Дмитрий Павлычко, поэт, переводчик, депутат нескольких созывов Верховной Рады:

Вместе с жизнью Ивана Драча оборвалась главная творческая и человеческая линия моей жизни. Он был моим самым дорогим другом, он был смелее меня.

Драч ходил со мной на обед, я везде был с ним. Я помню, когда я шел в Верховную Раду, Иван был у меня. Мы были с ним «не разлей вода» ‒ Павлычко и Драч. Он моложе меня, он не имел права умереть раньше меня, уйти.

Не боялся спорить с Кравчуком, когда он убеждал нас покинуть Народный рух. Драч сидел у меня, когда мы встречались со Щербицким и Горбачевым. Драч не боялся, глядя им в глаза, говорить, что они работают против Украины, презирают украинскую культуру, русифицируют нашу жизнь. Иван Драч ‒ это наше украинское «я», мучительное, вечное.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG