Доступность ссылки

Лига Сулькевича. Литовские татары у власти в Крыму


Специально для Крым.Реалии

100 лет назад, 25 июня 1918 года, в Крыму начало свою деятельность первое Краевое правительство – переходный орган власти полуострова в бурные годы войн и революций. Интересной особенностью этого правительства была работа в нем на руководящих постах не крымских, а литовских татар во главе с председателем Сулейманом Сулькевичем. Как они оказались на полуострове, и чем закончился этот интернациональный эксперимент – читайте в цикле эксклюзивных материалов Крым.Реалии.

Пролог

С конца 14-го по середину 15-го века Великое княжество Литовское, раскинувшееся от Балтийского до Черного моря, не раз становилось прибежищем татар из степей Восточной Европы. Чаще всего «в Литву» бежали неудачливые претенденты на престол, иногда в поисках лучшей доли откочевывали обедневшие аристократы, оказались там и несколько ханов. Общее их число составляло пару десятков тысяч человек, основная часть поселилась вокруг нынешних Тракая, Вильнюса и Каунаса (Литва), а также Гродно и Лиды (Беларусь), но встретить татарина с легкостью можно было и в Киеве. После образования в 1441 году независимого Крымского ханства значительное число изгнанников перебралось на полуостров под руку Хаджи Герая, но кое-кто и остался. От этих-то 3-4 тысяч осевших эмигрантов и пошел отдельный народ литовских татар, называемых в те времена «липками». Практически утратив язык, но сохранив религию и обычаи, липки служили польско-литовскому государству до 20 века, и даже в сегодняшней Польше насчитывается более 1900 их потомков. Именно из литовских татар вышла значительная часть руководителей Крыма в 1918 году.

Матвей (Сулейман) Сулькевич. От кадета до генерала

Матвей (Maciej /Мацей) Александрович Сулькевич родился 20-го то ли июня, то ли июля 1865 года в родовом поместье Кемейше близ города Лиды Вильнюсской губернии России (ныне – Беларусь) в дворянской семье гусарского подполковника Александра Сулькевича и Розалии Соболевской.

В 1883 году юный Сулькевич окончил Михайловский кадетский корпус в Воронеже и 1 сентября того же года поступил на военную службу. В 1886 году окончил по 1-разряду (т.е. с отличием) Михайловское артиллерийское училище и в августе в чине подпоручика был распределен в 6-ю артиллерийскую бригаду, где он служил в 3-й, затем в 4-й батарее в хозяйственной части. Через два года произведен в поручики.

С августа 1889-го по май 1894 года молодой перспективный офицер обучался в Императорской Николаевской военной академии (академии Генштаба), которую также закончил по 1-му разряду. После выпуска Сулькевич был направлен в Одесский военный округ, офицером в штаб 7-го армейского корпуса. Летом того же 1894 года с перерывом всего в месяц был дважды повышен в звании: до штабс-капитана и капитана. Принимал участие в маневрах округа, был членом экзаменационной комиссии на выпуске в юнкерской кавалерийской школе в Елисаветграде (ныне – Кропивницкий).

Затем – новые ступени карьерной лестницы. С 21 августа 1895-го по 20 февраля 1897 года Сулькевич – старший адъютант штаба 34-й пехотной дивизии; с 12 октября 1896-го по 19 октября 1897 года командовал ротой в 59-м Люблинском пехотном полку; с 20 февраля 1897-го по 16 января 1898 года – обер-офицер для особых поручений при штабе 8-го армейского корпуса, а сразу после этого и до 6 декабря 1899 года – старший адъютант того же штаба.

1899 год стал для Сулькевича особенным. Он был произведен в подполковники, получил свою первую награду – орден Св. Станислава 3-й степени, а с 6 декабря стал старшим адъютантом штаба всего Одесского военного округа.

Матвей (Сулейман) Сулькевич
Матвей (Сулейман) Сулькевич

В июле следующего года в качестве члена делегации округа Сулькевич побывал в Османской империи. На своей должности Сулькевич пробыл до 7 августа 1900 года, после чего в качестве штаб-офицера для особых поручений при штабе десантного корпуса отправился воевать в Китай – там Российская империя подавляла Ихэтуаньское восстание китайцев против иностранной колонизации страны. Позже награжден бронзовой медалью «За поход в Китай» и орденом Св. Анны 3-й степени (1901).
По возвращении Сулькевич, 17 декабря того же 1900 года, был назначен начальником штаба Очаковской крепости. На этой должности он пробыл до 1 апреля 1902 года, одновременно успев вновь покомандовать в 59-м Люблинском пехотном полку, но уже батальоном (07.05. – 09.09.1901). С 1 апреля 1902-го по 3 октября 1903 года Сулькевич пробыл штаб-офицером для поручений при штабе Одесского округа, а затем в его карьере настал очередной подъем.

Проявив себя во время пробной мобилизации в Тираспольском уезде, отличившись на учениях округа в знакомом Очакове и Бендерах, Сулькевич в августе 1903 года отправился в командировку в Австро-Венгрию, а в сентябре в Севастополе принимал участие в подготовке празднования 50-летия Крымской войны. И вот 3 октября он стал начальником штаба 15-й пехотной дивизии, а к декабрю получил звание полковника «за отличие».

В 1904 году вспыхнула русско-японская война, и Сулькевич отправился в Маньчжурию. Там он познакомился с Самед-беком Мехмандаровым и Али-Агой Шихлинским, вместе с которыми ему впоследствии предстояло работать в Азербайджанской Демократической Республике. И хотя подробностей мы не знаем, вероятно, там он показал себя с лучшей стороны – сразу после окончания боевых действий на полковника пролился дождь наград: ордены Св. Станислава 2-й степени (1905), Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1906), Св. Анны 2-й степени с мечами (1906), Св. Владимира 3-й степени за беспорочную службу (1908) и, что особенно удивительно для штабного офицера, – золотое «георгиевское» оружие с надписью «За мужество» (20.05.1907).
После войны целых пять лет, с 11 июня 1905-го по 23 июня 1910 года, Сулькевич командовал 57-м Модлинским пехотным полком в своей же 15-й дивизии.

Год 1910-й ознаменовал очередной поворот карьеры Сулькевича. Он вновь «за отличие» был повышен – на сей раз до генерал-майора

Год 1910-й ознаменовал очередной поворот карьеры Сулькевича. Недолго пробыв штаб-офицером для поручений при самом начальнике Генштаба (23.06. – 17.10.1910), он вновь «за отличие» был повышен – на сей раз до генерал-майора – и в тот же октябрьский день получил должность окружного генерала-квартирмейстера в штабе Иркутского военного округа. Прослужив у Байкала с 17 октября 1910-го до 14 июня 1912 года, генерал Сулькевич на два года вновь вернулся в Одессу, в тот же 7-й корпус, при котором начинал штабную службу, но уже в должности начальника штаба. В это время он получает новые награды: Командорский крест ордена Короны Румынии и Командорский крест ордена Звезды Румынии (главная награда королевства).

Однако при всем этом Матвей Сулькевич не был ни грубым солдафоном, ни «паркетным» офицером для парадов, а на службе находил время для занятий культурной и научной деятельностью. Его статьи о военном деле были известны его коллегам в Российской империи и за рубежом. В 1902 году он за свой счет переиздал книгу «Исследование о происхождении и состоянии литовских татар» профессора Петербургского университета Антона Мухлинского и сам написал к ней предисловие. Входил Сулькевич и в состав церемониальных комиссий, торжественно открывавших памятник Александру Суворову в Очакове в 1907 году и Эдуарду Тотлебену в Севастополе в 1909 году. Наконец, уже будучи генералом, он в 1912 году стал действительным членом Таврической ученой архивной комиссии – главного научного центра Крыма.

Накануне и в первый год Первой мировой войны Сулькевич возглавлял штаб 11-го армейского корпуса Киевского военного округа (23.05.1914 – 26.02.1915), но талантливые офицеры были нужнее в действующих частях, так что с 26 февраля 1915 года в должности командира 33-й пехотной дивизии он оказался на передовой. В мае 1915 года его дивизия принимала участие в боях под Горлицами, где австро-немецкие войска нанесли российским тяжелейшее поражение.

За «боевые отличия» 8 января 1916 года (со старшинством с 26.04.1915) произведен в генерал-лейтенанты – это звание стало высшим в карьере Сулькевича. После этого он в течение года последовательно становится заместителем командующего 21-го корпуса, в который входила его дивизия, а затем и начальником корпусного штаба.

Боевые заслуги на Западном фронте (район нынешней Беларуси) приносят ему новые награды: ордены Св. Станислава 1-й степени с мечами (1915), Св. Анны 1-й степени с мечами (1915), Св. Владимира 2-й ст. с мечами (1916), а также мечи к заработанному ранее ордену Св. Владимира 3-й степени (1916).

Командующий 21-м корпусом Виктор Широков так аттестовал Сулькевича в конце 1916 года:

По своему служебному и моральному авторитету генерал-лейтенант Сулькевич – образцовый командир дивизии
Виктор Широков

«Здоровья крепкого. Трудности жизни, как полевой, так и боевой, сносит легко. Характера приятного, но терпеливого. Прекрасно ознакомлен со всеми видами оружия. Проявляет большую энергию и находчивость в подготовке вверенных ему войск; имеет отличный боевой опыт. Сложные боевые условия анализирует самостоятельно, не прибегая к указаниям высшего командования. В бою спокоен и рассудителен. По своему служебному и моральному авторитету генерал-лейтенант Сулькевич – образцовый командир дивизии, рекомендуемый к последующему повышению в должности до командующего корпусом с сохранением старшинства. Обладатель Георгиевского оружия».

27 февраля 1917 года Сулькевич возглавил 37-й корпус, дислоцированный на территории нынешней Латвии, – заслуженно поднявшись почти до самого верха военной иерархии Российской империи… и ровно в тот же день Февральская революция победила в Петрограде. До отречения Николая ІІ от престола и начала новой эпохи в стране оставалось три дня.

Впереди у Сулькевича были трудные времена.

P.S. Все даты приведены по старому стилю.

Продолжение следует.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG