Доступность ссылки

«Варварское вторжение»: почему российские силовики пришли в дом Гульсум Алиевой


Обыск в доме Гульсум Алиевой, Верхняя Кутузовка, 19 июля 2018 года

Утром 19 июля российские силовики наведались в дом фигуранта ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» Муслима Алиева в селе Верхняя Кутузовка для проведения обыска. Они изъяли всю технику, кроме смартфона старшей дочери, активистки инициативы «Крымская солидарность» Гульсум Алиевой. Ей инкриминируют статью 282-ю Уголовного кодекса России: «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» – за посты в социальных сетях.

Что стало поводом для обыска? На каком основании была задержана Гульсум Алиева? Почему семья Алиевых находится под пристальным вниманием российских силовиков? И как новые обыски расценивают крымские правозащитники? На эти и другие вопросы отвечают гости и эксперты Радио Крым.Реалии.

Корреспондент Радио Свобода Антон Наумлюк отмечает, что сначала визит силовиков выглядел как дополнительный обыск по делу отца Гульсум Алиевой.

– Утром 19 июля сразу стало понятно, что силовики пришли по адресу фигуранта «дела Хизб ут-Тахрир» Муслима Алиева, которого сейчас судят в Северо-Кавказском военном окружном суде. В доме после ареста главы семьи оставались только супруга и дети, поэтому сначала подумали, что это дополнительный обыск именно по делу Муслима. Туда сразу же выдвинулись адвокат, правозащитники, активисты, но связь там была не очень хорошая, так что стрима получилось не так много, как обычно. Вскоре стало ясно, что пришли к дочери – Гульсум Алиевой. По версии следствия, девушка распространяла в Фейсбуке какие-то сведения, которые разжигали национальную или религиозную рознь. Никого в дом не пускали и пытались найти телефон, с которого Гульсум писала эти посты. Перерыли весь мусор, копались в унитазе, телефон так и не нашли, но изъяли всю технику.

Антон Наумлюк
Антон Наумлюк

Антон Наумлюк подчеркивает, что формально это был не обыск, а осмотр помещения, для которого не требуется разрешение суда.

– Впрочем, разрешение на это мероприятие было – за подписью Алуштинского городского суда. Маленькому брату Гульсум стало плохо – поднялась температура. Это уже второй обыск, который он пережил за свою маленькую жизнь. После первого он отходил очень тяжело, и непонятно, какой эффект вызовут эти события. Остальные были готовы к этому обыску, и Гульсум в том числе. Это уже четвертый случай, когда женщина становится объектом внимания силовиков. Потом ее увезли в Следственный комитет в Алушту, очень быстро попытались допросить, но она сослалась на 51-ю статью Конституции России, чтобы не свидетельствовать против себя, и ее отпустили. Все длилось почти 6 часов. Силовики вели себя относительно корректно, но не пустили в дом Алиевых адвоката, а это уже нарушение.

Гульсум Алиева
Гульсум Алиева

Крымский юрист Лиля Гемеджи указывает на избирательность преследования Гульсум Алиевой.

Идет давление на «Крымскую солидарность», на активистов, на весь крымскотатарский народ
Лиля Гемеджи

– В постановлении была указана статья 282-я (Уголовного кодекса России – КР) – это разжигание розни на национальной, религиозной, расовой или другой почве. Основанием для такой проверки по этой статье стал репост, который сделала Гульсум на своей странице. Но дело в том, что репост записи сделали порядка 50 людей. Почему пришли именно к Гульсум, а не к кому-то еще, вопрос остается открытым. Идет давление на «Крымскую солидарность», на активистов, которые сегодня в Крыму освещают все процессы, на весь крымскотатарский народ. По Гульсум сейчас идет доследственная проверка, уголовное дело не возбуждено, и я надеюсь, что на этом этапе все и закончится. Но крымская реальность показывает, что уголовные дела легко стряпаются без доказательств и с особым цинизмом. Боюсь, что дело в отношении Гульсум все же будет иметь продолжение.

Лиля Гемеджи
Лиля Гемеджи

Лиля Гемеджи перечисляет основные нарушения при обыске в доме Алиевых.

Это даже не обыск, а какое-то варварское вторжение в личную жизнь Алиевых
Лиля Гемеджи

– Нарушение состоит не только в том, что не допустили адвоката, но и в том, что в постановлении было указано: проводятся оперативно-розыскные мероприятия в виде обследования помещения. Это визуальный осмотр, а то, что происходило в доме у Алиевых, никак нельзя назвать обследованием – и это даже не обыск, а какое-то варварское вторжение в личную жизнь Алиевых. Перерыли все вещи, сломали мебель, сантехнику. Еще одно нарушение: так называемые понятые пытались проводить личный досмотр членов этой семьи. Когда Наджие Алиева сделала им замечание, ей ответили, что это сотрудники силовых структур. Нарушений много, перечислять их очень долго, но это все будет изложено в наших жалобах на действия сотрудников ФСБ. Мало верится, что будет принято адекватное решение, но это нас не остановит: мы будем показывать весь этот беспредел относительно крымских татар.

Ведущий телеканала ATR, активист «Крымской солидарности»​ Сейтумер Сейтумеров уверен, что российским силовикам не удастся запугать крымских татар.

Действия российских властей только консолидируют крымскотатарский народ
Сейтумер Сейтумеров

– Есть пословица про прутики и веник. Мы понимаем, что в общем идет давление на народ, на активистов, на тех, кому не безразлично, в каком положении сейчас Крым находится. То есть это отдельные прутики – а если они соберутся и станут веником, то есть если народ и дальше продолжит оставаться вместе с теми, кого притесняют, то успеха у российских силовиков не будет – целый народ не посадишь. Народ консолидируется, на каждый обыск приходит больше и больше людей, посещают суды. Люди тратят свое личное время, но ходят. Еще пример – «Крымский марафон», который с легкостью за две недели собрал средства, чтобы покрыть штрафы по одиночным пикетам. Все это показывает, что действия российских властей только консолидируют крымскотатарский народ.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG