Доступность ссылки

Сергей Жадан: Наследие шестидесятников


Сергей Жадан

Специально для Крым.Реалии

Шестидесятников остается все меньше. После смерти Ивана Драча и Левка Лукьяненко вспоминаешь об этом невольно. Вспоминаешь и печалишься. Вроде все понятно ‒ поколения должны уходить, так должно быть, но все равно грустно. Возможно потому, что с ними у всех нас многое связано. Мы же все вырастали в их присутствии, на их книгах, на их политических программах, на опыте их борьбы, их иллюзий, их компромиссов и разочарований. Во многом это были и наши иллюзии и разочарования. Что уж теперь делить.

Мы же носим при себе как часть собственного опыта и собственных убеждений ту систему ценностей, которую они сформулировали еще в прошлом тысячелетии и которая сегодня, честно говоря, не всегда актуальна. По той простой причине, что реальность изменилась, изменилась коренным образом и требует других слов, а главное ‒ других идей и механизмов.

Сложно представить, какой бы сегодня была Украина без них ‒ без Драча, Черновила, Лукьяненко

Хотя, казалось бы, ценностей это не должно касаться. Базовая потребность украинской отдельности, независимости ‒ она же актуальна до сих пор, и, можно предположить, останется такой в дальнейшем. Просто в случае с идейным наследием шестидесятников произошло одно важное изменение – сегодня о независимости не нужно мечтать. И об Украине не нужно мечтать. Ее нужно защищать. Она – часть той же изменившейся реальности. Реальности, не всегда симпатичной, реальности, вызывающей много вопросов, нареканий и замечаний. Но она, вместе с тем, предполагает изменения и сдвиги. Реальности, сложившейся, если уж говорить откровенно, во многом и самими шестидесятниками ‒ их заявлениями, их настойчивостью, их, возможно, недальновидностью. Сложно представить, какой бы сегодня была страна без них ‒ без Драча, Черновила, Лукьяненко.

Диссиденты и бывшие политзаключенные советского режима (слева направо) Михаил Горынь, Левко Лукьяненко, Вячеслав Чорновил, 1988 год
Диссиденты и бывшие политзаключенные советского режима (слева направо) Михаил Горынь, Левко Лукьяненко, Вячеслав Чорновил, 1988 год

Но вот представить их в сегодняшней политической ситуации как-то и не получается. Не вписываются они в сегодняшнюю Украину, где все меньше остается места для политического идеализма, где все жестче и кровавее становится популизм и заточенность на временный успех, на быстрый результат. Шестидесятники, с их уэнэровско-филологическими установками на воображаемую идеальную украинскость, выглядят на фоне этих декораций не всегда уместно и убедительно. Как неубедительно выглядел Иван Федорович с его попытками понять музыкальные вкусы президента Януковича. В конце концов, именно они, шестидесятники, с их разорванностью и парадоксальностью, с их подвижничеством, но так же и с их конформизмом, были лучшими мишенями для скепсиса и иронии молодых, для постоянных упреков и бунта против них. Очевидно, так тоже должно быть ‒ слишком уж они колоритные, чтобы не пытаться вступать с ними в постоянный диалог. Тем более, если они на эти упреки реагируют если не обидами, то полным непониманием.

В этом случае позиция Лины Костенко («Прости мені, мій змучений народе, що я мовчу. Дозволь мені мовчать!») требует как минимум уважения. За право на молчание, очевидно, так же нужно бороться. Особенно в обществе, больном недостатком моральных авторитетов, где институт моральных авторитетов (если говорить о таком институте) часто лишает этих авторитетов любой самостоятельности, заставляя их двигаться по течению, без острых вопросов, но с удобными ответами.

Шестидесятники ‒ поколение щедрое, они многое после себе оставляют. Было бы желание учиться

С другой стороны, понятен этот запрос на сторонних арбитров, тех, кому можно делегировать свои сомнения и неврозы, на кого можно по старой привычке переложить ответственность, на кого можно, в случае чего, безапелляционно сослаться. Возраст и опыт – важные аргументы для доверия и уважения, особенно если это уважение ни к чему тебя не обязывает. Шестидесятников до бесконечности можно обвинять во всех бедах и проблемах новой Украины, но на них, так или иначе, оглядываются, их используют как флаги в этой затяжной и не всегда понятной борьбе украинцев за собственную украинскость.

Между тем, шестидесятники уходят, и хорошо бы, чтобы этот уход мощной генерации вызывал не так желание поскорее забывать, как потребность стараннее учиться. На ошибках. На достижениях. На парадоксах. На непоследовательности. Шестидесятники ‒ поколение щедрое, они многое после себе оставляют. Было бы желание учиться.

Сергей Жадан, поэт, прозаик, переводчик, общественный активист

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG