Доступность ссылки

«У обвинения кризис жанра»: о российском суде над проукраинским крымчанином Олегом Приходько


Олег Приходько (коллаж)

Южный окружной военный суд Ростова-на-Дону продолжает рассматривать дело проукраинского активиста из Крыма Олега Приходько. В октябре 2019 года ФСБ России по итогам обыска обвинила его в подготовке к террористическому акту и незаконном изготовлении взрывчатых веществ: по версии силовиков, активист якобы собирался взорвать администрацию Сак.

Позднее к этому добавилось обвинение в подготовке к поджогу российского консульства во Львове – все это, как утверждает следствие, «в целях воздействия на принятие органами власти Российской Федерации решения о необходимости вхождения Республики Крым в состав Украины». Сам Олег Приходько и его защита эти обвинения отвергают и заявляют о политическом характере преследования. До этого активиста привлекали к ответственности по административному делу за то, что он якобы «пропагандирует и публично демонстрирует нацистскую атрибутику и символику». О ходе нынешних судебных заседаний шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Адвокат Назим Шейхмамбетов рассказал Крым.Реалии, в чем видит признаки фальсификации российского дела против Олега Приходько.

Сказать, что дело шито белыми нитками – это ничего не сказать
Назим Шейхмамбетов

– Когда я изучил первичные материалы, то только утвердился в этой позиции. В ходе того, как сторона обвинения представляла свои доказательства, мы зафиксировали еще ряд признаков фальсификации и представим их в свою очередь, в прениях. Сказать, что дело шито белыми нитками – это ничего не сказать. Как бы ни выкручивалось государственное обвинение, у них ничего не получается. Скрытые свидетели – кризис жанра. Видно, что эти люди абсолютно не подготовлены, они говорят что-то и не могут это подтвердить. Причем в ходе процесса прокурор, видимо, понял, что они дискредитируют доказательства обвинения, и отказался от шести свидетелей… На обыск, когда у Олега Приходько в гараже нашли злосчастную взрывчатку, силовики приехали сразу со взрывотехником, а его соседний гараж – дверь в дверь от этого – вовсе отказались осматривать: мол, этого достаточно. Но почему бы не обыскать все?

Назим Шейхмамбетов
Назим Шейхмамбетов

Назим Шейхмамбетов полагает, что российские силовики попросту не знали о втором гараже Олега Приходько, а сами действовали по заранее подготовленному сценарию и не сориентировались на месте. Украинское издание «Ґрати» цитирует фрагмент допроса стороной защиты оперативного сотрудника российской ФСБ в Крыму Владимира Стецика, который проводил обыск в гараже Олега Приходько, где, по версии следствия, была обнаружена самодельная взрывчатка. Адвокат задал следующие вопросы:

«Известно ли вам что-нибудь о приготовлении подсудимым теракта? Известно ли вам что-нибудь о приобретении подсудимым боеприпасов или оружия? Известно ли вам об изучении подсудимым инструкций или видео о приготовлении самодельного взрывного устройства? Известно ли вам о поиске подсудимым лиц для совершения теракта?»

​На все эти вопросы Владимир Стецик ответил: «Нет».​

Адвокат Назим Шейхмамбетов указывает и на другие нестыковки.

В телефоне содержалась переписка о «подготовке терактов». Но ответы в ней, согласно временным меткам, следуют раньше вопросов
Назим Шейхмамбетов

– На следующий день силовики вновь проводят обыск у Олега Приходько дома, но не берут с собой взрывотехника. Но почему, если, по их версии, он хранил взрывчатку? Также в ходе обыска у него обнаружили четыре выключенных мобильных телефона, но сотрудник ФСБ изъял только один. Во время дачи показаний в суде он заявил, что ни один из них не включал, а каким-то образом визуально определил, что ему нужен именно этот. И по невероятному совпадению именно в этом телефоне содержалась переписка о «подготовке терактов»! Но самое вопиющее, что ответы в ней, согласно временным меткам, следуют раньше вопросов! Мы считаем это категорическим доказательством того, что переписка сфальсифицирована. Видимо, у тех, кто это сделал, произошел технический сбой, который и вызвал отставание.

Дочь Олега Приходько: Обвинение против отца «шито белыми нитками» (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:48 0:00

По словам Назима Шейхмамбетова, защита заявила ходатайство о том, чтобы суд истребовал у мобильных операторов все технические сведения об этой переписке.

– Нам кажется, что проверка местоположения докажет: этот телефон не хранился дома у Олега Приходько до того, как был найден силовиками при обыске… Вообще, складывается впечатление, что это дело призвано дополнить красками следующую картину: мол, в Крыму все хорошо, строятся дороги, мечети, церкви, украинские и крымскотатарские центры, но отдельные маргинальные элементы из числа крымских татар, украинцев, «националистов» якобы все портят. А как именно представить это в материалах дела, никто и не заморачивается.

Между тем российский суд, в котором рассматривается это дело, по ходатайству адвоката обязал администрацию СИЗО-1 Ростова-на-Дону, где содержат Олега Приходько, передать посылку с лекарствами для крымчанина. Как отметила защита, крымчанин страдает заболеваниями мочеполовой системы, а медикаменты, отправленные ему женой, переданы не были, несмотря на то, что он имеет право на посылки и оказание медицинской помощи. Глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник утверждает, что в этом изоляторе сложились крайне неблагоприятные для здоровья заключенных условия.

– В условиях эпидемии коронавируса их не обеспечили средствами защиты. В лучшем случае заключенным давали маски во время этапирования на судебные заседания, а уже там они не получали никаких средств. Вторая проблема – ограниченные возможности общения с адвокатом. Для этих целей выделили специальные помещения, где разговаривать можно только через стекло и под надзором администрации, что нарушает принцип конфиденциальности. Передачи в СИЗО очень сильно ограничили, и те, кто страдает от различных заболеваний, не получают нормальных продуктов питания и лекарств – так что лучше им точно не станет. Врач и так их нормально не осматривает, а тут еще ограничения из-за эпидемии коронавируса. В лучшем случае по любому поводу заключенным дают анальгин, и на этом все. Мы направили все эти сведения в Совет Европы.

Ольга Скрипник
Ольга Скрипник

Кроме того, правозащитники предложили украинскому МИДу включить пункт о нарушении Россией прав заключенных крымчан в проект новой резолюции Генассамблеи ООН.

Ранее в эфире Радио Крым.Реалии журналист и главный редактор издания «Ґрати» Антон Наумлюк высказал мнение о сходствах дела Олега Приходько с другими политическими преследованиями в Крыму.

«И в деле Олега Сенцова и его группы, и в деле Владимира Балуха, и в деле Приходько есть обнаруженные при обыске взрывчатые вещества. У Сенцова это были части пистолета и гранаты, у Балуха и Приходько – взрывчатка. Все трое отрицали, что это принадлежит им, и утверждали, что сотрудники ФСБ подбросили улики во время обысков. В общем-то прямых доказательств – отпечатков пальцев, следов ДНК – которые бы напрямую связали обвиняемых с этими предметами, в суде так и не представили. Это технические сходства, приоткрывающие завесу над методиками спецслужб. С идеологической точки зрения, все уголовные дела такого характера преследуют цель не только устранить конкретных людей с активной проукраинской позицией, но и создать соответствующий информационный контекст. Так, Олег Сенцов олицетворял «националистов», которыми Россия пугала крымчан в 2014 году».

Антон Наумлюк
Антон Наумлюк

По мнению Антона Наумлюка, Владимир Балух и Олег Приходько в глазах российских властей олицетворяют собой демонстративное несогласие с их присутствием на полуострове: «Они говорят на украинском, они не принимают российское гражданство, которое им пытаются навязать». При этом с подобным мирным протестом российские власти борются как с экстремизмом и терроризмом, заключил журналист.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Дело Олега Приходько

Олега Приходько задержали 10 октября 2019 года. Российская ФСБ обвинила его в подготовке к террористическому акту и незаконном изготовлении взрывчатых веществ.

Прокуратура Автономной Республики Крым начала уголовное производство по ч. 1 ст. 146 УК Украины (незаконное лишение свободы) из-за ареста активиста в Крыму.

По информации адвоката Назима Шеихмамбетова, Приходько содержится в спецблоке СИЗО Симферополя.

До этого Приходько привлекался к ответственности в аннексированном Крыму по административному делу. Подконтрольный Кремлю Сакский районный суд Крыма 25 июня оштрафовал крымчанина на 2 тысячи рублей. Суд признал его виновным по части первой статьи 20.3 кодекса России об административных правонарушениях. Согласно постановлению суда, которое имеется в распоряжении Крым.Реалии, «исследование» изъятых в доме активиста при обыске предметов и документов указывает на то, что «Приходько путем доступа третьих лиц к данным предметам и документам пропагандирует и публично демонстрирует нацистскую атрибутику и символику».

Сам активист утверждал, что вся атрибутика в его доме «антикварная», а футболка со свастикой, которая также фигурирует в материалах, «сувенирная» и ее нет у него с 2010 года.

8 февраля 2019 года сотрудники крымского главка ФСБ провели обыск у Приходько. Силовики изъяли у него украинскую символику, флаги партии «Свобода», красно-черные флаги, портрет Степана Бандеры, технику и домашние CD-диски. После обыска Приходько отвезли в Симферополь, где допрашивали, расспрашивая о его деятельности и связях на материковой части Украины.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG