Доступность ссылки

«Когда будет безопасно – приеду». Левый активист из Севастополя – об отъезде в Италию и возвращении в Крым


Алексей Шестакович

Алексей Шестакович – левый активист из Севастополя, который после обысков и ареста покинул Крым. Вылетев из Львова в Бергамо в марте 2018 года, он принял решение просить политического убежища в Италии. Спустя год и несколько месяцев активист получил «permesso di soggiorno», проще говоря, вид на жительство, который позволит ему свободно проживать в Италии в течение ближайших пяти лет. О ночлеге в миланских парках и сквотах Болоньи, о процедуре обретения статуса беженца и планах вернуться в Севастополь Шестакович рассказал в интервью корреспонденту Крым.Реалии.

Российские силовики приехали к севастопольским левым активистам утром 1 марта 2018 года: обыски прошли в квартирах Алексея Присяжнюка, Игоря Панюты, Артема Воробьева, Ивана Маркова и Алексея Шестаковича.

Оперативные мероприятия продолжались несколько часов, после чего всех активистов увезли на допросы. Вечером того же дня журналистам удалось связаться со всеми активистами, кроме Маркова и Шестаковича – их арестовали за публикацию экстремистских материалов в социальных сетях.

Этот контакт с российскими силовиками был не первым в биографии Шестаковича. В 2016 году его трижды судили по различным статьям российского Кодекса об административных правонарушениях, каждый раз признавая виновным. В августе 2016-го его задержали в Симферополе за пикет у здания Управления ФСБ России в поддержку крымского анархиста, осужденного в России, Александра Кольченко, в сентябре – за публикацию видеоролика в социальной сети «ВКонтакте», а в октябре – за якобы обнаруженные в его моче следы каннабинола. Во всех случаях в качестве меры наказания ему назначались штрафы.

По словам активиста, решение покинуть Крым после очередного задержания и ареста он принял, поскольку впервые столкнулся с пытками.

«Я был не готов к пыткам»: крымский анархист Алексей Шестакович (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:37 0:00

Выехав с территории Крымского полуострова в конце марта 2018 года, Алексей Шестакович направился во Львов, где принял решение лететь в Италию. Выбор на эту страну, по словам активиста, пал случайно. Билет в Бергамо был ближайшим из доступных на тот момент рейсов. Оставаться на территории материковой Украины он не планировал. В начале 2014 года, говорит Шестакович, он состоял в севастопольской инициативе «Республика», идейным вдохновителем которой был бывший «народный мэр» Севастополя Алексей Чалый.

Я не особо понимал, чем мне в Украине заниматься. Никаких проектов для себя я там не видел, поэтому решил уезжать в Европу
Алексей Шестакович

«Эта группа, образовавшаяся в преддверии событий «русской весны», собственно, и начала процесс перехода из Украины в Россию. Поэтому у меня могли возникнуть проблемы с украинскими националистами и неонацистами. Кроме того, я не особо понимал, чем мне в Украине заниматься. Никаких проектов для себя я там не видел, поэтому решил уезжать в Европу. Там больше сквотов (покинутое или незанятое место или здание, самовольно заселенное лицами, не являющимися его юридическими собственниками или арендаторами – КР), больше анархистов – интереснее», – рассказал активист.

Шестакович признается, что до последнего рассматривал вариант возвращения в Севастополь. Была надежда, говорит активист, что на жалобы, направленные в различные инстанции по факту пыток и ареста, будет соответствующая реакция. Однако их, утверждает он, даже не рассмотрели по существу.

Просить политического убежища севастопольский левый активист изначально планировал во Франции. Однако это оказалось невозможным из-за Дублинского регламента, действующего на территории стран ЕС (согласно регламенту, соискатель статуса беженца должен просить его в той стране ЕС, в которую прилетел – КР).

Приземлившись в Бергамо, рассказывает Алексей Шестакович, он сразу направился в Милан, рассчитывая найти контакты местных анархистов, однако сделать это не удалось. Первые несколько ночей активист провел в миланском парке. Спал в спальном мешке, привезенном с собой из Украины.

«Вспомнил свою панковскую юность», – улыбаясь, говорит он.

Алексей Шестакович, архивное фото
Алексей Шестакович, архивное фото

Спустя трое суток ему удалось устроиться в одну из миланских ночлежек, там же он впервые получил доступ в интернет, где нашел контакты одной «интернациональной коммуны со своим сельскохозяйственным проектом» в Болонье.

«В итоге я поехал в Болонью, а приехав на место, убедился, что ожидания не всегда соответствуют действительности. Никакого сельскохозяйственного проекта там уже не было, никаких активистов тоже, а был обычный панковский сквот с большим количеством наркоманов, без воды и без электричества. В то же время была хоть какая-то еда, много места и много людей», – вспоминает Шестакович.

В Болонье севастопольский активист прожил около трех месяцев, после чего отправился в путешествие по Италии со своими знакомыми из Украины, приехавшими туда в качестве туристов. Так он побывал в Риме, Ливорно и Бари. В последнем городе, отмечает он, оказалась «очень сильная анархистская ячейка», с которой удалось установить контакт.

Переехав жить в Бари, Шестакович решил начать оформлять документы для получения политического убежища. Свои 500 евро, с которыми он прибыл в Италию в марте, активист сумел «растянуть» до сентября, притом что питаться большую часть времени удавалось бесплатно: католическая церковь обеспечивает нуждающихся питанием и иногда – бесплатной одеждой. Обратной стороной такой экономии, рассказывает активист, стали многочисленные штрафы за безбилетные проезды.

«Что касается получения политического убежища, первое, что я сделал – пришел в специальный отдел квестуры, который занимается мигрантами. Там у тебя требуют сдать паспорт, заносят в специальную базу данных, и ты официально становишься соискателем статуса беженца. А вот после этого начинается бюрократия. Каждый раз тебя просят прийти еще раз на следующей неделе, что-то заполнить, что-то написать, потом еще через неделю дописать что-то к тому, что ты уже написал, потом сдать отпечатки пальцев, потом сдать их еще раз, но уже в другом месте. Параллельно ты должен раз в неделю ходить в одно и то же место – отмечаться, что ты никуда не уехал. Самое главное, что на этом этапе весь твой диалог с квестурой и другими органами проходит без переводчика. Объясняется все на смеси английского, итальянского и языка жестов. Основная задача квеста заключается в том, куда и когда в следующий раз надо прийти», – говорит Алексей Шестакович.

По его словам, человека, прошедшего этот «бюрократический лабиринт», приглашают на заседание специально созванной комиссии, которая и принимает решение в каждом конкретном случае. Севастопольскому активисту, по его словам, не составило труда доказать факт политического преследования. В этом помогли в том числе многочисленные публикации в СМИ. Спустя неделю после заседания комиссия приняла решение об одобрении его запроса на убежище.

Людей с таким статусом уже берут под опеку местные общественные организации, продолжает севастопольский активист. Им предоставляется жилье, выплачиваются деньги на карманные расходы и предоставляется возможность бесплатно учить итальянский язык. С одной из таких организаций – «Арчи» – Алексей Шестакович познакомился через Comune di Bari – муниципалитет города Бари. Функционеры организации предложили беженцу контракт на полугодовое проживание. В его обязанности входит посещение курсов итальянского и содержание места жительства в чистоте. За это ему выплачивается жалование – 51 евро в неделю. Активист говорит, что этих денег хватает даже для того, чтобы откладывать на «черный день». За последние месяцы, утверждает он, удалось скопить 400 евро.

На сегодняшний день контракт Шестаковича с «Арчи» подходит к концу. Он может быть пролонгирован еще на полгода, однако активист сомневается в целесообразности такого шага.

«Я сейчас пытаюсь искать работу, – делится своими планами активист. – Прошел три собеседования за последний месяц. Я по образованию – инженер-электромеханик, и работодателю это нравится, но основной проблемой до сих пор остается язык. Полагаю, что, если в ближайшее время с работой ничего не выйдет, то я уеду из Бари. Сейчас веду переговоры с одной анархической коммуной на Сицилии. Если меня будут готовы принять, поеду туда».

Главный критерий для меня – безопасность. Когда почувствую, что мне будет безопасно вернуться – приеду
Алексей Шестакович

Одновременно с этим Шестакович просит не идентифицировать его как человека, окончательно порвавшего связи с домом. Говорит, что по-прежнему следит за информационной повесткой в Севастополе и в соседней России, и при определенном стечении обстоятельств будет готов вернуться в город.

«У меня в Севастополе осталась вся семья, родственники, близкие друзья. Я, можно сказать, вынужден буду вернуться. Вопрос – когда? Главный критерий для меня – безопасность. Когда почувствую, что мне будет безопасно вернуться – приеду», – подытожил Алексей Шестакович.

Справка: Алексей Шестакович – севастопольский левый активист. С момента аннексии Крыма российские силовики задерживали его четыре раза. Подконтрольные Москве крымские и севастопольские суды признавали Шестаковича виновным в публикации экстремистских материалов на своей странице во «ВКонтакте», несанкционированных публичных акциях, а также в употреблении наркотических средств. После последнего задержания и ареста он публично заявил о том, что его пытали: душили пакетом, выламывали руки, били по голове и заставляли кричать «Я – животное».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG