Доступность ссылки

Потерял статус узника совести. Кто повлиял на решение Amnesty International по Навальному


Алексей Навальный в московском суде, 2 февраля 2021 года

Международная правозащитная организация Amnesty International (AI) не будет далее считать российского оппозиционера Алексея Навального узником совести. Об этом стало известно во вторник при обстоятельствах, которые заставляют задуматься о том, почему и каким образом AI пришла к такому решению.

Как это всё случилось

17 января, после того как Алексей Навальный был задержан в аэропорту при возвращении в Россию, Amnesty International признала его узником совести. Тогда Наталья Звягина, директор представительства AI в России, заявила: "Задержание Алексея Навального – очередное доказательство того, что российские власти пытаются заставить его замолчать. Произошедшее лишь подчеркивает, что необходимо расследовать его собственные заявления по поводу отравления сотрудниками госорганов по приказу высшего руководства". Уже через месяц, 24 февраля, в интервью "Эху Москвы" Звягина так объясняла последовавшее накануне решение своей организации отозвать статус узника совести у Навального:

  • Что такое "узник совести"? Этот термин (prisoner of conscience) был введен в оборот основателем Amnesty Internastional Питером Бененсоном в 1961 году и означает человека, оказавшегося лишенным свободы исключительно за свои убеждения, выраженные ненасильственным образом. AI подчеркивает, что человек, обладающий таким статусом, не может иметь в своем политическом "багаже" акты насилия или призывы к нему, равно как и пропаганду ненависти – hate speech. Именно ее признаки увидела AI в некоторых высказываниях Алексея Навального 10–15-летней давности, когда он позиционировал себя как националиста. Термин "узник совести" не следует путать с более широким понятием "политический заключенный", обозначающим любого человека, брошенного в тюрьму по политическим мотивам. Можно быть политзаключенным, но не быть узником совести – именно таков теперь, по мнению AI, статус Алексея Навального.

Наталья Звягина не называет инициатора обращений в "низовые организации" AI, послуживших поводом для того, чтобы перестать считать Навального узником совести. Она говорит лишь, что это некий человек, проживающий за пределами России. Тем не менее уже во вторник появились сообщения, что основным источником информации для тех, кто начал писать жалобы в AI, возмущаясь неприемлемым моральным обликом Навального, стал тред в твиттере Кати Казбек – сотрудничающей с российским телеканалом RT публицистки и левой активистки. В этом треде она собрала видеозаписи и цитаты Навального 2000-х и начала 2010-х годов, в которых он, в частности, резко высказывается об иммигрантах и пропагандирует идеи русского национализма.

Алексей Навальный на "Русском марше" 4 ноября 2011 года
Алексей Навальный на "Русском марше" 4 ноября 2011 года

Биография Кати Казбек довольно любопытна. Сейчас она выступает как радикальная социалистка и даже коммунистка, активно пропагандируя феномен tankies. Исторически так называли группы наиболее просоветских, сталинистски настроенных западных коммунистов, которые поддерживали интервенцию СССР в Венгрии (1956) и Чехословакии (1968) – отсюда и название, связанное с советскими танками. Сейчас это преимущественно молодые ультралевые активисты, которые восхищаются Сталиным и воспевают Советский Союз.

Катя Казбек сотрудничает с прокремлевскими СМИ, но в прошлом, однако, выступала в изданиях самых разных направлений – публиковалась и на Радио Свобода. Казбек (настоящая фамилия Дубовицкая) – дочь крупного российского бизнесмена Юрия Дубовицкого, основателя сети компьютерных магазинов "Белый ветер", обанкротившейся в 2015 году – к тому времени Дубовицкий продал большую часть своей доли в компании. Катя Казбек живет в Нью-Йорке.

Решение Amnesty International более не считать Алексея Навального узником совести было обнародовано своеобразно: о нем первым сообщил журналист Аарон Мате.

Мате – нью-йоркский журналист левых взглядов, сотрудничает с изданием The Nation и проектом The Grayzone, в прошлом – продюсер англоязычной версии катарского телеканала Al Jazeera. Подробнее о нем и этих проектах – ниже.

Любопытно, что сами представители AI не исключают, что в случае с Навальным правозащитная организация стала объектом скоординированной кампании. Медиаменеджер AI по странам Восточной Европы и Центральной Азии Александр Артемьев заявил в интервью изданию The Insider: "Мы получили множество запросов. Они начали поступать практически одномоментно и выглядели весьма похоже по содержанию. В этом смысле мы усматриваем скоординированность и признаем, что, возможно, они могли быть сделаны исходя не из доброй воли, а злонамеренно. Каким образом люди в разных странах узнали о содержании роликов Алексея Навального и почему это их возмутило только сейчас, а не тогда, когда Навальный и другие в ходе массовых акций 2018–2019 признавались узниками совести?"

Нынешнее решение никак не меняет нашей решимости бороться за его немедленное освобождение

В полученном Радио Свобода заявлении медиаменеджера AI Джесса Оуэна отмечается, что "Amnesty International приняла внутреннее решение не называть более Алексея Навального узником совести – в связи с некоторыми заявлениями, сделанными им в прошлом. Ряд этих заявлений, от которых он публично не отказался, граничат с защитой ненависти, что находится в противоречии с определением AI статуса узника совести. Насколько нам известно, в последние годы Навальный не делал подобных заявлений, и нынешнее решение никак не меняет нашей решимости бороться за его немедленное освобождение и прекращение его политически мотивированного преследования российскими властями".

В 2011 году вокруг статуса узников совести для видных противников режима Владимира Путина уже шли бурные дискуссии. Тогда AI отказалась признать таковыми бывших совладельцев ЮКОСа – Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, находившихся в заключении с 2003 года. О таком статусе для осужденных предпринимателей просила группа российских писателей, актеров, ученых и журналистов. Алексей Навальный тогда отреагировал на эту ситуацию резким твитом, о котором многие вспомнили сейчас:

Кремль и его tankies

По мнению Антона Шеховцова, старшего научного сотрудника фонда Free Russia, специалиста по связям Кремля и радикальных политических сил Запада, в случае с Алексеем Навальным и Amnesty International можно говорить об успешной двойной "операции влияния":

Антон Шеховцов
Антон Шеховцов

– Первая кампания заключается в том, что Кремль через дружественные левые круги в западных странах даёт сигнал том, что необходимо говорить о национализме Навального, потому что на Западе это будет плохо восприниматься. Но есть и вторая кампания. Как мне кажется, то, что произошло с Amnesty International, – это как раз ее последствия. Она заключалась в том, что была использована травля как элемент нынешней "культуры отмены". При этом использовались истории о национализме Навального, которые продвигали левые, отчасти контролируемые Кремлем. С его стороны это как намеренная работа с агентами влияния, так и просто использование некоторых людей, которые и сами рады говорить какие-то вещи, просто их голос был в этом случае усилен. Здесь нет ничего нового, то же самое было с Беларусью, до этого то же самое было с Украиной. В операции против Навального иногда участвуют те же самые люди, которые участвовали и в предыдущих.

– Например? Это всё звучит на теоретическом уровне, а на практике ведь значительно чаще говорят о контактах Кремля с праворадикальными партиями, особенно в Европе. Левые в этом контексте упоминаются куда реже. Насколько кремлевские связи с леворадикальным флангом прочны и какие там есть фигуры или организации, о которых ясно или очень вероятно, что они прикормлены, так скажем?

– Недавно вышла видеопрограмма в рамках проекта Grayzone. Это такое крайне левое американское СМИ, которое было основано Максом Блюменталем в 2015 году, если я не ошибаюсь, через месяц после его возвращения из России, где он участвовал в праздновании 10-летия RT. Так вот, ту программу на Grayzone вел Аарон Мате, тот самый, который опубликовал скриншот переписки с AI и первым сообщил о ее решении по Навальному. Он пригласил гостей в свою передачу, чтобы поговорить о Навальном, какой он плохой, какой он националист и неолиберал, а это фактически два одинаковых ругательства со стороны крайне левых. И пригласил, в частности, Катю Дубовицкую, которая известна под псевдонимом Казбек, а также Алексея Сахнина. Эти двое, Дубовицкая и Сахнин, совсем недавно написали для леворадикального журнала Jacobin статью о том, какие плохие белорусы, вернее, какие неправильные у них протесты. Тот же Алексей Сахнин с 2014 года участвовал в кампаниях по дискредитации украинской революции, также называя ее и националистической, и неолиберальной. Есть такой кластер, группа людей, она замыкается также на журнал Nation, который до своей кончины вел и редактировал Стивен Коэн, известный левый историк с пиететом к советскому прошлому России. Этот леворадикальный кластер использовался с 2014 года, просто он был не так заметен.

В операции против Навального иногда участвуют те же самые люди, которые участвовали и в предыдущих – по Украине и Беларуси

Скажем, по Украине через крайне левых на Западе распространялись сигналы, что в Киеве у власти националистическая хунта, это ультранационалистический режим. А через крайне правых – о том, что Украину не нужно брать никуда, не надо подписывать никакие договоры с ней, потому что она хочет вступить в ЕС, а мы в ЕС не хотим расширяться, такая евроскептическая повестка. К Навальному невозможно применить какие-то элементы повестки крайне правых, поэтому используются левые. Идея в том, что сначала надо использовать крайне левых, а потом "отмыть" этот нарратив в западном медиапространстве, сделать дебаты о Навальном и о его якобы национализме частью нормального левоцентристского или даже центристского дискурса.

– Amnesty International выглядит организацией, попавшей в ловушку – притом что она просто пыталась действовать по своим давно прописанным принципам. Многие обращают внимание на то, что случай с Навальным во многом соответствует тому, что та же AI проделала давным-давно, в начале 60-х годов, в отношении Нельсона Манделы, осужденного тогда расистским режимом ЮАР. Да, у них такой принцип: узник совести только тот, кто не допускает ничего похожего по их строгим толкованиям на язык ненависти.

Сергей Удальцов (слева) и Эдуард Лимонов на митинге в Москве 11 июня 2007 года
Сергей Удальцов (слева) и Эдуард Лимонов на митинге в Москве 11 июня 2007 года

– Я думаю, что ситуация с Навальным очень сильно отличается от дела Манделы. Дело в том, что Манделу лишили статуса узника совести потому, что его посадили по обвинению в саботаже и других насильственных действиях, помимо прочего. Навального же посадили сейчас совершенно по другим причинам и даже под другим предлогом. Какие-то его сомнительные заявления в прошлом не имеют никакого отношения к существующему положению вещей. Его сейчас судили не за то, что он высказывался про грузин, или про мусульман, или про кого-то еще. Если мы посмотрим, кому AI раньше давали этот статус, то это, например, Эдуард Лимонов, ныне покойный основатель Национал-большевистской партии, или Сергей Удальцов, очень близкий к Лимонову. Им давали статус узников совести, потому что этих людей посадили, репрессировали по политическим соображениям. Сейчас с Навальным в ходе операции влияния AI поймали в ловушку и заставили по моральному кодексу "культуры отмены" отобрать этот статус у Навального. Это невозможно уже отыграть обратно, я думаю.

Будущий узник совести AI Эдуард Лимонов в компании с лидером боснийских сербов Радовано Караджичем стреляет по осажденному Сараево летом 1992 года:

Что им в нем не нравится

Национализм Алексея Навального – давняя тема его оппонентов в России и за ее пределами. Недавно националистические увлечения былых времен и иные политические прегрешения осужденному политику припомнил основатель партии "Яблоко" Григорий Явлинский. Еще в 2018 году на YouTube появился видеоролик, сравнивавший Навального с Гитлером (кто именно его изготовил, осталось неизвестно, но Кремль счел нужным официально откреститься).

После задержания, а затем осуждения Навального в западной прессе помимо нейтральных или сочувственных публикаций о нем появился и ряд критических. Вот отрывки из некоторых.

Тим Огден, колумнист британского The Spectator: "Если Навальный или его партия когда-либо придут к власти, сомнительно, что жизнь россиян заметно улучшится. По его собственному признанию, Навальный – "демократический националист". Учитывая его демонстративную враждебность к бывшим советским республикам, ориентирующимся на Запад, и его многочисленные националистические публичные выступления, оттепель в отношениях России и Запада при гипотетической администрации Навального совсем не обязательна".

Анатоль Ливен, британский политолог и журналист, эксперт клуба "Валдай": "В своей слепой демонизации Путина и соответственно глорификации Навального западные комментаторы, кажется, принимают на веру то, что, если Навальный придет к власти (чего почти наверняка не произойдет), внешняя политика России станет куда более прозападной. Это ерунда. Сторонники Навального поддерживают его из чувства – вполне справедливого – гнева, направленного против коррупции, беззакония и экономических неудач российского государства, не ради перемен во внешней политике. Каждый независимый опрос общественного мнения показывает, что внешняя политика Путина пользуется огромной общественной поддержкой; кроме того, в биографии самого Навального очень мало факторов, говорящих в пользу того, что он собирается ее менять".

Националисты в России далеко не всегда имеют какую-то ясную идеологию. Они просто видят некую общую несправедливость

Сара Флаундерс, обозреватель леворадикального портала Workers.org: "У Навального малая поддержка в России. После предполагаемого отравления силами Путина в прошлом году его рейтинг достиг максимума в 20%. Один из опросов даже показывает лишь 2% готовых поддержать его как кандидата! Но Навальный опасен, потому что у него есть влиятельные сторонники на Западе и среди российских олигархов. Прогрессисты не должны дать вовлечь себя в поддержку этого профашистского неолиберала".

Сам Алексей Навальный, действительно, никогда публично не отрекался от чего-либо, сказанного им в прошлом, но не раз давал понять, что ныне далек от национал-радикализма. Так, в интервью польскому журналисту Адаму Михнику, в прошлом – одному из лидеров антикоммунистического движения, Навальный в 2015 году говорил: "Моя концепция заключается в том, что нужно общаться с националистами и вести с ними разъяснительную работу. Националисты в России далеко не всегда имеют какую-то ясную идеологию. Они просто видят некую общую несправедливость, и их ответом на нее становится агрессия против людей с другим цветом кожи и/или разрезом глаз. Я считаю, что крайне важно им объяснять, что проблема нелегальной миграции решается не избиением мигрантов, а совершенно другими средствами, демократическими: возвращением конкурентных выборов, с помощью которых мы можем прогнать жуликов и воров, наживающихся на нелегальной миграции".

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG