Доступность ссылки

Андрей Любка: Путину нечего предложить Сербии


Официальный визит Владимира Путина в Белград сербские власти позиционируют как большое историческое событие. Российского президента здесь встречали как султана, приехавшего в свою далекую провинцию.

В воздушном пространстве Сербии самолет кремлевского лидера встретили истребители, на аэродроме его ждали представители высшей власти и армии, над городом целый день дежурили вертолеты, государственные СМИ организовали непрерывную трансляцию визита, было подписано более 20 межгосударственных соглашений, а перед самым большим храмом страны президента России приветствовали более 100 тысяч людей на праздничной демонстрации.

Впрочем, небывалый пафос лишь обнажает слабость России: под руководством «гениального стратега» Путина она потеряла влияние на Балканах, и теперь в регионе может опереться только на маленькую Сербию.

Сторонник российского президента Владимира Путина целует его портрет. Белград, 17 января 2019 года
Сторонник российского президента Владимира Путина целует его портрет. Белград, 17 января 2019 года

«Потемкинские деревни» России в Сербии

Медийное сопровождение этого «исторического» визита в Сербии началось сразу после Нового года. Интерес подогрела и новость, что Владимир Путин вручит президенту Сербии Александру Вучичу орден Александра Невского. Это бы свидетельствовало об извечной дружбе Сербии и России, а также о полном доверии и сотрудничестве между лидерами двух стран. Владимир Путин привез с собой делегацию министров, директоров госпредприятий и бизнесменов, стороны подписали два десятка соглашений. Закончился визит символическим походом в церковь и более чем стотысячным (по данным полиции) митингом сербов, которых власть свезла в столицу со всех уголков страны. По масштабам события можно было бы предположить, что Путин привез Сербии новости планетарного масштаба, инвестиции и помощь, но щедрым президент России оказался только на слова.

Если считать обещания и заверения в вековечной дружбе, то визит Путина в Белград был очень успешным. И разговоры о гипотетических инвестициях в «Турецкий поток», и о сотрудничестве в ядерной и космической сферах, и о военной поддержке, не говоря уже о кооперации в области науки и культуры, были полны оптимизма и радости. Но ничего конкретного за ними не стояло. Путину нечего предложить Сербии, кроме политики изоляционизма, роста напряжения с соседями и ЕС и потенциальных новых военных конфликтов.

Путину нечего предложить Сербии, кроме изоляционизма, роста напряжения с ЕС и потенциальных новых военных конфликтов

Если посмотреть на структуру торговли между двумя «вечно братскими», как об этом неоднократно заявляли официальные лица обеих стран, народами, то окажется, что больше всего Россия сербам продает газ, а Сербия россиянам ‒ яблоки. Это было бы смешно, если бы не было так печально: речь идет о двух сырьевых экономиках, давно отставших от современных технологий. У россияне нет своих успешных компьютеров и телефонов, их медицинская техника не является для мира образцом, их автомобили никто не хочет покупать даже в Сербии. Поэтому и остается продавать газ, хвастаться своей великой культурой и угрожать всем вокруг войной. Вот то, с чем Путин приехал в Сербию.

Президент России Владимир Путин в Белграде, 17 января 2019 года
Президент России Владимир Путин в Белграде, 17 января 2019 года

Геополитическое одиночество России на Балканах

В последние годы влияние России в регионе, который всегда считался зависимым от Кремля, значительно ослаб. Почти все балканские страны стали членами Евросоюза и НАТО или же к членству идут. Последнее крупное поражение России на Балканах ‒ греко-македонский компромисс об изменении названия Македонии, открывающий этой стране путь на Запад. Несмотря на возмущение Кремля, остановить этот процесс ему не удалось.

Даже традиционно ‒ также «вечно»! ‒ пророссийская православная Черногория успешно стала членом НАТО и движется в Евросоюз, сорвав попытку россиян осуществить вооруженный переворот в стране. Поэтому у Путина остался единственный союзник ‒ Сербия. Но и эта страна имеет официально закрепленную цель – стать членом ЕС.

Поэтому, несмотря на пышный прием, у Владимира Путина была довольно скромная повестка дня: встреча с Вучичем и сербскими властями, а также с одиозным сербским лидером из Боснии Милорадом Додиком и маргинальным черногорским пророссийским политиком Марком Милачичем. Вот и все.

Президенты России и Сербии Владимир Путин и Александр Вучич. Белград, 17 января 2019 года
Президенты России и Сербии Владимир Путин и Александр Вучич. Белград, 17 января 2019 года

От 5 литров молока до 20 евро: как людей свозили на митинг

Владимир Путин прилетел в Белград, чтобы показать, что у России, несмотря на ряд поражений, есть хотя бы один надежный союзник на Балканах. Кроме того, ему приятно было услышать безграничные похвалы, которыми президент Сербии осыпал своего «султана». Российские СМИ молниеносно тиражировали комплименты Путину ‒ очевидно, соскучились по временам, когда кто-то хвалит их президента. Но и президент Сербии ‒ не наивный мальчик на побегушках. Он также использовал визит Путина в своих целях, для внутриполитической борьбы.

Автор этих строк уже третью неделю находится в резиденции для писателей в Белграде и имел возможность наблюдать за настроениями сербского общества. Несмотря на то, что Вучич сконцентрировал всю власть в своих руках, фактически монополизировал все крупные СМИ и уверенно движется к авторитарной модели, протестные настроения в Сербии постоянно растут. И неудивительно – ведь пропаганда в стране зашкаливает: президент не исчезает с экранов телевизоров, а его партия уже якобы насчитывает 10% населения страны. Вместе с тем, все больше сербов в поисках лучшей жизни эмигрируют за границу. Конечно, не в Россию, а в страны Западной Европы.

Уже несколько недель подряд по центру Белграда и других крупных городов страны проходят многотысячные демонстрации протестантов. Люди требуют свободы для СМИ, честных и конкурентных выборов, прекращение политики запугивания инакомыслящих ( учащаются силовые нападения на оппозиционеров, а полиция «не может» найти виновных). Акции носят символическое название «1 из 5 миллионов», подчеркивая массовую эмиграцию из страны, которая официально насчитывает 7 миллионов граждан, а также гражданский характер протестов. Сербы довольно скептически относятся к оппозиционным партиям и не позволяют оппозиционным политикам верховодить на демонстрациях. По настроению это очень похоже на Украину времен правления Януковича.

Ключевым экспортным товаром России является не газ, а вражда, конфликты и проблемы

Чтобы показать свою мощь и уровень поддержки, Александр Вучич организовал контрмитинг ‒ свез людей на встречу с Путиным. 17 января с целой страны отправились в столицу автобусы, организованные властью, правящей партией и местными чиновниками, хотя официально все должно было выглядеть как добрая воля граждан. Сербские СМИ обнародовали десятки фактов «поощрения» митингующих: кроме бесплатного транспорта, крестьянам предлагали 5 литров молока, а некоторым и «суточные» в эквиваленте 20 евро. Полиция сообщила о более чем 120 тысячах участников митинга, хотя посторонние обозреватели называют цифры в разы меньше.

Встреча Путина было организована в лучших тоталитарных традициях, с большой помпой и шиком. Но следствием ее будут лишь очередные проблемы для Сербии, которой все больше не доверяют западные партнеры, и рост напряжения на Балканах.

Все закономерно: ведь на самом деле ключевым экспортным товаром России является не газ, а вражда, конфликты и проблемы.

Андрей Любка, писатель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG