Доступность ссылки

«Это можно назвать вредительством»: Крыму вновь готовят отбор подрядчиков без конкурсов


Иллюстративное фото

В Госдуму России внесли законопроект об упрощенном порядке госзакупок для аннексированных Крыма и Севастополя до 2023 года. Он предусматривает возможность выбора подрядчика согласно «правовым актам» подконтрольных Кремлю властей Крыма. С 2017 года госзакупки в Крыму происходят по российским федеральным законам, то есть через конкурсную процедуру.

Чем российские власти Крыма аргументируют отказ от конкурсных процедур при строительстве объектов федеральной целевой программы и насколько эффективно такое распределение российского бюджета на полуострове – в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Сергеем Мокрушиным обсуждают глава Крымского антикоррупционного комитета Илья Большедворов и управляющий партнер украинской Национальной антикризисной группы Тарас Загородний.

– Под законопроектом об упрощенном порядке госзакупок для Крыма стоят подписи депутатов Госдумы от аннексированного полуострова. Как вам их инициатива, Илья?

Большедворов: Такие попытки уже были, и ничем хорошим это не закончилось. Я считаю, что для проведения госзакупок важна конкуренция, а не те непонятные схемы, которые сегодня пытаются принимать.

– Вы, по всей видимости, имеете в виду, что с 2014 года в Крыму уже был «переходный период», позволявший обходить российское федеральное законодательство в части госзакупок. Были ли они эффективны тогда?

Сегодня уже два вице-премьера Крыма находятся в заключении – по одному следствие идет, по другому уже закончилось
Илья Большедворов

Большедворов: Да, достаточно «эффективны»: сегодня два вице-премьера Крыма находятся в заключении – по одному следствие идет, по другому уже закончилось. А практические результаты тех госзакупок – масса недостроев, брошенных объектов. Мы, со своей стороны, обращались в правоохранительные органы, чтобы те возбудили уголовные дела, но в связи с тем, что эти объекты нужно было срочно достраивать, из бюджета выделили дополнительные средства, и следствие не смогло установить, действительно ли авансы были израсходованы в полном объеме, либо же деньги просто забрали. Яркий пример – набережные в крымских городах, которые распределили с нарушением 44-го федерального закона, а в итоге по процедуре выбора единого поставщика ни одна из них не достроена, ни один подрядчик работу не выполняет.

Илья Большедворов
Илья Большедворов

– Изменилось ли положение дел после того, как Крым в 2016 году перевели на общероссийскую систему госзакупок?

Сегодня в России более 90% подрядов распределяются по процедуре выбора единого поставщика с нарушением федерального закона
Илья Большедворов

Большедворов: Когда 44-й федеральный закон только внедрили в России, подрядчиков стали выбирать более добросовестно, производилась закупка в конкурентных условиях, значительно снижалась стоимость выполняемых работ, да и работы выполнялись. В Крыму мы наблюдали то же самое. Этот закон тут много критикуют, но никто не учитывает, что пока он работал, пока процедуры соблюдались, подрядчики относились к этому ответственно. Сегодня же в России более 90% подрядов распределяются по процедуре выбора единого поставщика с нарушением федерального закона. Я считаю, что это основная проблема при проведении госзакупок: снижается конкуренция, повышается стоимость работ и так далее. Вот в Крыму строят три психоневрологических интерната, и на торгах, кроме местных фирм «Монолит» и «Консоль», а также одной фирмы из Грозного, никто не участвовал, так что стоимость этих учреждений в итоге была установлена по максимальной сумме без проведения торгов. В то же время почти все дорожные работы в Крыму проводит фирма, принадлежащая сыну депутата Госсовета Леонида Бабашова: качество работ от этого не повысилось, а практически все контракты заключаются по максимальным суммам. Это неэффективное распределение бюджетных средств, которое можно назвать вредительством.

– Между тем, авторы законопроекта напрямую ссылаются на поручения президента Владимира Путина от 10 января 2020 года. Если есть такие проблемы с исполнением и стоимостью работ, почему глава российского государства поручает отменить конкурентные госзакупки в Крыму?

Большедворов: Путин – человек немного другого уровня, он не занимается торгами. Как ему докладывают об основных проблемах, такие он решения и принимает. Видимо, ему говорят, что в Крыму не могут найти добросовестных поставщиков, что приезжают неизвестные фирмы, заключают договоры и потом ничего не исполняют, что идет срыв федеральной целевой программы, объекты не достраиваются. Но какие еще могут быть подрядчики, которых выбирали по процедуре выбора единого поставщика? Когда имеет значение не добросовестность фирмы и то, как она исполняет свои обязанности, а в первую очередь какие-то административные ресурсы, мы и получаем то, что сейчас есть: как с кукольным театром в Симферополе, как с Митридатской лестницей в Керчи, как с Бахчисарайским ханским дворцом.

– Спикер российского парламента Крыма Владимир Константинов недавно заявил, что если для Крыма отменят действие 44-го федерального закона, то инфраструктура полуострова так разовьется, что он вернет в российский бюджет все потраченные деньги. Что думаете?

В Крыму искусственно выстроены административные барьеры, чтобы добросовестные подрядчики не хотели связываться с республиканскими властями
Илья Большедворов

Большедворов: Я не понимаю, как отсутствие конкуренции при госзакупках повысит эффективность использования бюджетных средств. В любом случае конкуренция – единственное, что влияет на стоимость и желание подрядчиков выполнять какие-то работы. А так у нас ООО с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, но с депутатом в учредителях заключает миллиардные подряды по строительству дорог, при этом получая в банках кредиты на строительную технику. То есть сначала заключают подряд, а потом уже ищут исполнителей. К тому же, у нас искусственно выстроены административные барьеры, чтобы добросовестные подрядчики не хотели связываться с республиканскими властями. Часто сам проект такой, что его в принципе невозможно исполнить – например, просто типовые проекты школы или детского сада, которые выполнены без надлежащих изысканий тех же грунтов, возможности подключения к инфраструктуре и так далее.

– Так что, как вы считаете, нужно делать?

Большедворов: На самом деле нужно соблюдать действующее законодательство, а не придумывать какие-то отговорки, для того чтобы эта ситуация повторялась вновь и вновь. Как раз 44-й федеральный закон не позволяет таким людям, как Владимир Константинов и Сергей Аксенов, протаскивать свои фирмы, которые потом не будут выполнять взятые на себя обязательства.

– Спасибо, Илья. Тарас, почему в Крыму не справляются с работой по российскому федеральному законодательству в сфере госзакупок?

Загородний: Я бы поставил вопрос так: хотят ли они справляться с этой работой согласно законодательству? Льготный период и вывод средств из-под государственного контроля означают, что есть кормушка, позволяющая бесконтрольно тратить деньги. Соответственно, чем меньше регуляции, чем меньше законов, тем легче тратить деньги. Так что я совершенно не удивляюсь, почему российским властям Крыма хочется продлить льготный период. А дальше идет саботаж на местах, для того чтобы продемонстрировать, что они якобы не готовы работать по российскому законодательству.

Тарас Загородний
Тарас Загородний

– Российский глава Крыма Сергей Аксенов заочно с вами не согласен: на своей странице ВКонтакте он пишет, что если руководство двух регионов – имеются в виду Крым и Севастополь – будет самостоятельно выбирать подрядчиков, то эффективность работ повысится. По его словам, этот законопроект – «хорошая новость для Крыма».

Крым глубоко дотационный регион, особенно после санкций и ограничений на внешнюю торговлю – он висит на шее российских налогоплательщиков, и оттуда никогда ничего не вернется
Тарас Загородний

Загородний: Я бы все-таки различал жителей Крыма и его руководство, которое обслуживает интересы российской оккупационной власти. Они хотят получить максимально упрощенный порядок проведения тендеров, чтобы система работала в их личных интересах или же интересах их хозяев из Москвы. Они не хотят, чтобы кто-то приходил со стороны и каким-либо образом вмешивался в деликатные вопросы распределения государственных денег. Я не отрицаю, что объекты в итоге будут построены – вопрос в том, насколько дорого. Втридорога, но построят. Но ни о каком возврате денег в бюджет России, о котором говорил Константинов, речь идти не может, потому что Крым глубоко дотационный регион, особенно после санкций и ограничений на внешнюю торговлю – он висит на шее российских налогоплательщиков, и оттуда никогда ничего не вернется.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG