Доступность ссылки

«Начался региональный феодализм»: аннексированный Крым в российской волне перераспределения власти


Подконтрольные Кремлю власти Крыма 11 апреля отметили шестую годовщину принятия так называемой российской конституции региона. В этом документе, который не признает законным Украина, Евросоюз США и ряд других стран мира, Крым прописан как «демократическое государство» в составе соседней России.

Между тем в начале апреля президент России Владимир Путин подписал указ о предоставлении регионам дополнительных полномочий для борьбы с распространением коронавирусной инфекции. Так, местным властям разрешили ограничивать передвижения граждан и транспорта, приостанавливать работу всех предприятий, однако судьбу системообразующих структур необходимо согласовывать с федеральным правительством. Это дало повод российским политическим экспертам рассуждать о «новой федерализации» в условиях пандемии. О том, что на самом деле означает эта игра полномочиями и чего ждать Крыму, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Эксперт Дома свободной России в Киеве Владимир Жбанков рассказал Крым.Реалии, что на бумаге у российских регионов достаточно широкие полномочия, которые очень сложно реализовать на практике.

– По конституции Россия – федеративное государство, состоящее из субъектов, которые сами по себе являются государствами. В 1990-е годы некоторые регионы смогли выбить себе существенную автономию – например, Татарстан, который даже получил право заключать международные договоры. Но когда к власти пришел Владимир Путин, он начал строить свою вертикаль и отнимать у регионов самостоятельность, в том числе возможность распоряжаться средствами – налоговыми поступлениями. Проблема не в том, что у них нет полномочий – просто трудно реализовывать их, учитывая, что финансирование идет из федерального центра. Нынешние разговоры о том, что Кремль будет передавать регионам какие-то полномочия, – это в большей степени декларации. Иными словами, это политический способ переложить ответственность за исполнение неприятных карантинных и прочих мер на руководство региона.

Владимир Жбанков
Владимир Жбанков

Владимир Жбанков называет российскую конституцию Крыма характерной вариацией на тему других региональных конституций – с той оговоркой, что в Севастополе действует собственный Устав. По мнению эксперта Дома свободной России, руководство страны пошло на видимое ослабление федерального центра, чтобы не нести ответственность за жесткий карантин.

– По идее, президент России должен был ввести чрезвычайное положение своим указом и уже в рамках этого ограничивать права и свободы граждан – но тогда бы государству пришлось компенсировать все убытки от карантина. Оно этого делать не хочет, поэтому говорит регионам: «Делайте что хотите, но только в рамках действующего законодательства». Соответственно, мы видим разнообразную самодеятельность: в каждом регионе вводятся те или иные ограничения прав и свобод граждан, которые по Конституции России можно вводить либо указом о чрезвычайном положении, либо законом, но никак не решениями местных властей. Установка блокпостов на трассах и прочее – своего рода административный произвол, другое дело, что федеральный центр за это не карает. Российский президент пока что не хочет вмешиваться и дает возможность региональным властям проявлять себя.

В то же время российский политолог Юлий Нисневич убежден, что процесс перераспределения властных полномочий в России напоминает скорее средневековую иерархию.

– То, что федеральный центр отдал на откуп право принимать решения назначенным им же руководителям регионов, – это не федерализм. В России начался региональный феодализм. Каждый из этих губернаторов не несет существенной ответственности перед жителями своих регионов, а отвечает только перед теми, кто его назначил. Так как уровень профессионализма управленцев у нас давно упал, мы видим по стране разнообразные экзотические решения. Сейчас, когда ситуация стала ухудшаться, федеральный центр стал понимать, что регионы не справятся. Как они будут решать эти проблемы – мы увидим в ближайшее время… Так или иначе, судьба губернаторов зависит от того, как к ним отнесется Москва. Наверное, среди них найдутся единичные люди, которые почувствуют поддержку людей и начнут вести себя более самостоятельно – но оторваться по полной им не дадут.

Юлий Нисневич
Юлий Нисневич

Юлий Нисневич объясняет это тем, что при ухудшении ситуации главы регионов все равно будут вынуждены обращаться за финансовой помощью к федеральному центру.

– С другой стороны, возможен реальный всплеск низовых протестов, если ситуация начнет очень резко ухудшаться, прежде всего социально-экономическая. То есть будет расти количество заболевших, цены в магазинах, а у многих граждан просто нет финансовых запасов. Чем дольше будет продолжаться этот карантин, тем меньше вероятности, что людям удастся сохранить свой образ жизни. Фитилем протестных выступлений могут послужить мелкие и средние предприниматели, которых власти бросили на произвол судьбы – в регионах их особенно много. Какой сценарий нас ожидает, будет понятно в течение ближайшего времени.

Рассуждая о судьбе аннексированного Крыма в этих российских процессах, украинский политический аналитик Юлия Тищенко прогнозирует, что крымчане будут все больше недовольны политикой Москвы, однако рост таких настроений вряд ли можно будет замерить.

– Я бы не питала иллюзий насчет самостоятельности так называемой политической элиты в Крыму, поскольку она в значительной степени зависима от московских кураторов. В Кремле по-прежнему создают картинку «доброго царя, плохих бояр», и само по себе это не означает роста антироссийских настроений на полуострове. В условиях авторитарного государства то, что думают люди, – это очень условно. Возможно, участятся «разговоры на кухне», усилится общее разочарование, но общая картина общественных настроений нам понятна не будет. Экономическая ситуация и так не очень хорошая, а в условиях «островного» Крыма уж точно не улучшится. Во всяком случае «золотые дожди» из нефтяных денег на полуостров сыпаться точно не будут, так что отношение людей к федеральному центру и к политике местных властей будет все более негативным – но в чем оно будет проявляться, сказать сложно.

Юлия Тищенко
Юлия Тищенко

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG