Доступность ссылки

Бедность и пассивность: ожидать ли новых протестов в российских регионах?


Акция протеста в Санкт-Петербурге, Россия

Статья перепечатана с разрешения Jamestown Foundation

Второго января российские СМИ победно отрапортовали, что «в Хабаровске прекратились несанкционированные акции в поддержку бывшего губернатора Сергея Фургала». Речь идет о регулярно проводившихся с июля прошлого года массовых митингах, вызванных арестом губернатора региона Сергея Фургала и ставших самыми длительными протестными акциями в новейшей истории России.

На самом деле, информация о прекращении митингов не совсем верна. В январе и феврале текущего года протестная активность в Хабаровске продолжалась в более завуалированной форме. На фоне митингов в защиту оппозиционного лидера Алексея Навального она вспыхнула с новой силой, сочетая в себе как требования освобождения Навального, так и Фургала. Власти, в свою очередь, ответили на выступления граждан репрессиями, задержав не только непосредственных участников акций, но и журналистов. После этого уличная активность местных жителей действительно резко снизилась. Однако это не означает, что протесты в Хабаровске и в других регионах не могут вновь вспыхнуть в ближайшем будущем.

Акция проотеста в Хабаровске, Россия, сентябрь, 2020 год
Акция проотеста в Хабаровске, Россия, сентябрь, 2020 год

На днях Следственный комитет России потребовал у суда продлить арест Сергея Фургала до 8 июня. В случае, если суд удовлетворит это ходатайство, такое решение может спровоцировать новую волну протестов. Кроме этого, российские аналитики предрекают в ближайшее время арест еще нескольких губернаторов в рамках борьбы с коррупцией. Политолог Павел Салин отмечает, что власти станут реализовывать стратегию нейтрализации «фактора Навального», в том числе путем перехвата антикоррупционной повестки. Если этот прогноз верен, и Кремль под предлогом борьбы с коррупцией попытается свести счеты с популярными в народе губернаторами, подозреваемыми в нелояльности, это может также спровоцировать в регионах протестные акции сродни хабаровским.

Тем временем снижение экономического уровня и кризис, вызванный пандемией коронавируса, сами по себе создают почву для недовольства. Согласно исследованию Высшей школы экономики, в прошлом году дефицит консолидированных региональных бюджетов достиг 677 млрд рублей, что является максимальным значением за последние 14 лет. 57 из 85 субъектов России закончили бюджетный год с дефицитом, тогда как в 2018-м году их число составляло всего пятнадцать. В прошлом году эта ситуация частично компенсировалась финансовыми дотациями из Москвы, однако уже в текущем году принято решение сократить федеральные трансферы на 25%. В результате эксперты прогнозируют снижение доходов регионов при сохранении тех же расходов, что и в 2020 году, то есть пандемии коронавируса и необходимости поддерживать население и бизнес.

Жители России поддержали протесты в Хабаровске (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:25 0:00

Видимым проявлением кризиса стал рост цен на продукты. В частности, согласно данным Росстата, за 2020 год цены на продукты в России выросли на 7,9%, а за два первых месяца текущего года – еще на 1,2%. Больше всего подорожание коснулось овощей, курицы и рыбы, то есть самых популярных в России товаров. В сложившихся условиях еще в конце прошлого года некоторые российские эксперты предлагали ввести талоны на бесплатный хлеб, молоко и сахар для малоимущих. Депутаты Городского совета Новосибирска выступили со сходной идеей. В случае одобрения инициативы продуктовые карточки могут появиться в городе уже в этом году.

Российские эксперты отмечают, что, помимо кризиса, подобная ситуация вызвана монополизацией рынков, снижением спроса со стороны малообеспеченных людей и попытками государственного регулирования цен. Однако, в отличие от своих западных коллег, российские аналитики не уверены, что инфляция и дефицит товаров приведут к массовым волнениям. Доктор экономических наук Евгений Гонтмахер напоминает, что россияне предпочитают протестовать по политическим, а не по социальным мотивам.

Помимо экономических трудностей, российские регионы сталкиваются с рядом других проблем. Так, после принятия нового закона об образовании, отменившего обязательное изучение государственного языка республик, изучение родных языков в национальных республиках России резко сократилось. В Чувашии процент детей, изучающих чувашский язык в школе, сократилось почти вдвое (со 100% до 55%). Похожая ситуация складывается в Татарстане и Удмуртии, что вызывает определенное недовольство сторонников развития национальной культуры.

В ряде российских регионов продолжаются экологические протесты (7x7 Journal, February 26). При этом региональные корреспонденты сообщают, что даже попытка подать губернатору петицию с просьбой о прекращении застройки заканчивается задержаниями. Случай с самоубийством оппозиционной журналистки Ирины Славиной в октябре прошлого года наглядно показал, что российские силовики отвечают репрессиями на любую гражданскую активность, будь то деятельность в защиту городских парков, борьба с незаконной застройкой или с местной коррупцией. По словам нижегородского активиста Дмитрия Силивончика, ответом властей на подобные действия Славиной и других активистов становились штрафы, обыски и клеветнические статьи в местных СМИ.

Региональные эксперты также отмечают, что основная проблема при взаимодействии власти и общества заключается в отсутствии обратной связи. Даже на самом низком локальном уровне зачастую не существует механизма не только влияния людей на управленческие решения и учета их потребностей, но даже донесения мнения населения по тем или иным вопросам. Протест зачастую является единственным средством людей быть услышанными, однако власть предпочитает отвечать на уличные акции репрессиями и агрессивными пропагандистскими кампаниями в прессе.

Ответом становится социальная пассивность населения и попытка устраниться из любой политической и социальной активности. Власть, в свою очередь, не поощряет никаких объединений или гражданской инициативы, опасаясь, что такие объединения смогут в перспективе стать движущей силой протестов и сделают их более организованными и масштабными.

Эксперты признают, что отсутствие гражданского общества действительно снижает протестный потенциал населения. Однако рост проблем в сочетании с усиливающимся запросом на перемены может привести к тому, что рано или поздно пассивность граждан способна будет перерасти в активное недовольство.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG