Доступность ссылки

«Без Крыма для нас не было смысла жизни…» – Дженгиз Дагджи


Дженгиз Дагджи

Впервые материал был опубликован на Крым.Реалии в марте 2015 года.

«Основной темой моего творчества вот уже пятьдесят лет был Крым. Ни один крымский татарин не смог бы жить без Крыма. Корни существования татар таятся в этой земле», – эти слова принадлежат писателю, которого сегодня по праву называют классиком европейской литературы. 22 сентября – годовщина смерти выдающегося крымскотатарского писателя Дженгиза Дагджи. В 2011 году его сердце остановилось на 91-м году жизни.

Значительную часть жизни Дженгиз Дагджи провел в Англии, там он и скончался. Однако как писатель он был чрезвычайно известен в Турции – о чем свидетельствует и письмо в связи с кончиной от премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана, и представительный состав турецкой делегации, прибывшей в Крым, чтобы проводить в последний путь писателя, обретшего на родине последнее пристанище …

После его кончины многие задавали вопрос – чьим писателем он был – турецким или крымскотатарским.

Исчерпывающий ответ дал сам писатель в апреле 1999 года. «Я крымскотатарский писатель, пишущий свои произведения по-турецки», – написал он биографу и переводчику его книг на русский язык профессору, доктору филологических наук Адиле Эмировой.

Очень любивший Крым Дженгиз Дагджи после войны ни разу не был на родине...

Среднюю школу Дженгиз окончил в Симферополе, где и поступил на исторический факультет Крымского педагогического института. В конце 1940-го года он был призван в армию, затем – война, плен, жизнь на чужбине. С 1946 года до последних дней Дженгиз Дагджи жил в Лондоне.

Его творческий путь начался до войны – в различных крымских изданиях публиковались его стихи, рассказы, очерки на крымскотатарском языке. Но как писатель-прозаик, автор рассказов, повестей, романов, мемуаров, Дагджи состоялся за рубежом. «Страшные годы», «Человек, потерявший родину», «Они тоже были людьми», «Куклы», «Мерзнущие улицы», «Письма к матери», «Юный Темучин» – таковы лишь некоторые из его произведений, которые еще ждут своего перевода с турецкого языка…

Долгие годы путь к крымскотатарскому читателю для него был закрыт. Творчество Дженгиза Дагджи – достояние не только крымскотатарской, но и европейской культуры. В 1993 году он был награжден дипломом ILESAM – его присудило Турецкое общество ученых и писателей за выдающиеся заслуги в области литературы тюркских народов. Позже получил премию Общества исследований в области культуры и искусства (ESKADER).

В 1998 году в Стамбуле был издан его автобиографический роман «Дженгиз Дагджи в воспоминаниях (Пером самого писателя)», который вышел на русском языке в 2003 году в прекрасном переводе профессора Адиле Эмировой.

Перелистаем страницы этого произведения, в котором немало строк посвящено потерянной родине автора – Крыму…

«Ни один крымский татарин не смог бы жить без Крыма. Корни существования татар таятся в этой земле. Это очень хорошо понимали и прежний царский, и послереволюционный советский режимы. Они надеялись, что «крымский вопрос», непрестанно мучивший их после завоевания Крыма, можно будет решить одним махом, оторвав татар от их корней».

Мустафа Джемилев и Дженгиз Дагджи
Мустафа Джемилев и Дженгиз Дагджи

Дженгиз Дагджи размышляет о своей родине – Крыме, о своих соотечественниках – крымских татарах, об их исторической судьбе и предназначении: «Хотя махровые русские националисты столетиями чернили имя «татары», пытаясь представить татар западному миру как агрессивную силу, пришедшую из Центральной Азии, крымские татары, будучи самым древним народом Крымского полуострова, по крайней мере, как и болгары, венгры и румыны, являются восточноевропейцами. Этот народ, носивший в древности разные имена, после принятия ислама (особенно после нашествия татаро-монголов в тринадцатом веке) при правлении династии Гераев стал известен под именем крымские татары. Я не могу гордиться успешными походами крымских ханов в XVI и XVII веках на земли России, Польши и Литвы; наоборот, я убежден, что эти набеги принесли крымским татарам не пользу, а вред… Особенно же то, что в конце XVIII и начале XIX веков мы не смогли развиваться вместе с Европой, не смогли приспособиться к жизни индустриализирующейся Европы, только ускорило ожидавшие нас трагедии».

Речь шла о безопасности народа, более того – о самом существовании народа, – поясняет Дженгиз Дагджи свою мысль.

«Надо было любой ценой убрать с дороги тех, кто препятствовал обновлению даже наших религиозных взглядов и обеспечить будущее народа; надо было в течение хотя бы следующих пятидесяти лет осмыслить ожидания народа и добиваться их осуществления. Личности, подобные Исмаил-бею Гаспринскому, очень поздно появились среди крымских татар: трагедия началась с захвата Крыма Россией и последовавшими за ним переселениями и достигла апогея в тотальной депортации народа сталинским режимом».

Так пишет о Крыме писатель, многие десятилетия не бывавший на родине. Он размышляет о Крыме, словно никогда и не уезжал отсюда…

Наверное, только ностальгия может породить столь проникновенные строки: «Крымские татары выстояли, несмотря на их малочисленность и безжалостность противостоявшей им силы. Вернувшиеся сегодня на родину после пятидесятилетней ссылки татары показали всему миру: как без Крыма не бывает крымских татар, так и без крымских татар не может быть Крыма… На первой неделе августа 1988 года я был госпитализирован. Во время длившейся четыре часа операции атрофированный участок вены был заменен новым искусственным органом. Через несколько дней, а может, через два-три месяца, сказали мне, я смогу безболезненно ходить. Я был счастлив. Однако я был счастлив не только поэтому: начавшееся как раз в это время массовое возвращение крымских татар на родину как бы обновляло и укрепляло мою сердечную аорту. Гора Гелинкая в Кызылташе, берега Сувуксу и отроги Аю-Дага теперь не были в одиночестве, без меня, однако теперь они, возможно, больше, чем всегда, нуждались в моем голосе и в моем дыхании. Собственно говоря, они никогда не оставались без меня: когда гурзуфцы и кызылташцы жили в степях изгнания, в трагических условиях ссылки, они слышали мой голос, приглушенно доносившийся издалека.

Родина священна.

Народ священен.

Нельзя допустить утраты родины».

Своей кровью и жизнью доказывали это всему миру крымские татары, их упорная борьба за Крым была очень ярким примером для других народов, живших в пределах границ советского империализма, – заключает автор.

Четвертый и пятый тома «Отражений» писались Дженгизом Дагджи с глубоким волнением и энергией, которые придавало ему возвращение крымских татар на родину.

Церемония прощания с Дженгизом Дагджи 2 октября 2011 в Крыму. Выступает министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу
Церемония прощания с Дженгизом Дагджи 2 октября 2011 в Крыму. Выступает министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу

«Когда я писал это произведение, я тоже возвращался на родину вместе с ними, рядом с ними я ставил свою палатку на вершине холма Тюбья, вместе с ними ходил по улицам Гурзуфа и Кызылташа, которые в течение пятидесяти лет оставались без нас... Положение возвращавшихся крымских татар со всех точек зрения было бедственным. Без работы. Без жилья. Без школ. После депортации их кладбища были разрушены, а могильные камни их предков были разбиты и использованы при строительстве дорог и зданий; местные жители были настроены против крымских татар, которых они считали врагами; их имена были стерты со страниц трудов по истории; само имя «крымский татарин» было под запретом; в домах, построенных руками их предков, жили приезжие из России и Украины. Вот в каких условиях возвращались крымские татары на родину. Все им надо было строить заново голыми руками».

В уста одного из своих героев Дженгиз Дагджи вложил слова: «Ты не умрешь – тебя родила татарская мать». Сегодня уже можно уверенно сказать, писатель возвращается на родину через свои книги – и непременно обретет ее в сердцах благодарных потомков…

И, думается, каждый крымский татарин – вне зависимости от того, где он живет – будет солидарен с этими словами выдающегося писателя и патриота Дженгиза Дагджи: «Для нас Крым стал в полном смысле слова источником духовной силы. Без Крыма для нас не было смысла жизни. Силу и горечь этих слов мы почувствовали, долгие годы живя без Крыма».

Но, к счастью, эти печальные времена остались в прошлом, и будем надеяться, что они никогда больше не вернутся...

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG