Доступность ссылки

Американские «глаза» над Украиной: какую информацию собирают дроны в Крыму и на Донбассе


Аппарат беспилотного летательного комплекса ВВС США RQ-4 Global Hawk

В небе над Донбассом и над аннексированным Крымом постоянно фиксируют рейсы знаменитого американского беспилотника RQ-4 Global Hawk. Последний раз ‒ как сообщали украинские медиа ‒ такой полет осуществлялся в первый день марта этого года, до этого ‒ 25 февраля 2019-го. С какой целью дроны летают над Украиной и делятся ли американские военные полученными данными с украинским Министерством обороны?

Американские ВВС эту информацию комментируют скупо. В ответ на запрос Радіо Свобода они сообщили только, что «обязательно координируют с партнерами разведывательные полеты еще до того, как их осуществить», что «обмен данными происходит», однако отказались комментировать детали.

Поэтому корреспондент Украинской службы Радіо Свобода обсудил эту тему с Майклом Карпентером, одним из лучших американских военных и политических экспертов по вопросам Украины и России, в прошлом ‒ замминистра обороны США:

Майкл Карпентер, экс-советник вице-президента США времен Барака Обамы Джо Байдена, бывший заместитель министра обороны США
Майкл Карпентер, экс-советник вице-президента США времен Барака Обамы Джо Байдена, бывший заместитель министра обороны США

‒ Господин Карпентер, как бы Вы объяснили украинцам, зачем осуществляются эти полеты?

‒ Этот беспилотник ‒ один из лучших среди всего вооружения, которое только есть у США. И поэтому предоставление (Соединенными Штатами ‒ ред.) разведывательных данных, получаемых дроном, ‒ очень серьезное преимущество для Украины. Ведь дрон предоставляет «картинку» такого уровня, с которым мало что может сравниться. И тот факт, что наблюдение осуществляется в Украине ‒ думаю, само по себе очень важно.

Это свидетельствует об очень тесных рабочих отношениях между военными США и их украинскими коллегами.

Global Hawk
Global Hawk

‒ Среди экспертов бытует мнение, что американские военные передают Киеву только часть этой информации, не весь массив данных. И что, мол, после инцидента в Керченском проливе следовало бы увеличить объем того, чем делятся с Украиной. Вы можете прокомментировать такие разговоры?

Информация очень подробная и позволяет понимать, что происходит в зоне конфликта

‒ Я не могу углубляться в специфику: какая именно разведывательная информация передается. Но в течение последних пяти лет всегда существовал интенсивный обмен разведданными между Соединенными Штатами и Украиной.

Конкретные параметры этой информации, думаю, имеют куда меньшее значение по сравнению с тем фактом, что такой обмен по-прежнему продолжается, и тем, что информация очень подробная и позволяет понимать, что происходит в зоне конфликта.

‒ Вы могли бы объяснить, а что именно видит и фиксирует дрон? Как эта информация может помочь украинским военным?

‒ Чаще всего передислокация российских войск за годы этого конфликта происходила тайно, маскируясь. Таким образом, чтобы украинские военные и украинская разведка были не в состоянии увидеть, что происходит, ‒ то ли подготовка к масштабному наступлению, то ли более мелкие тактические операции.

И поэтому, если вы располагаете данными такой разведки, то они дают полную картину того, что делает российская сторона, делают их ставленники в зоне конфликта... Это значит, что украинская сторона намного лучше подготовлена для того, чтобы ответить.

Global Hawk
Global Hawk

И мы видели, что, например, в Марьинке и в других городах, когда Украина имеет эти разведданные, ‒ она способна действовать, способна противостоять российскому перемещению войск еще до того, как они произошли. И когда это уже случается ‒ украинцы намного лучше подготовлены.

Понятно, что всегда можно скрыть что-то от наблюдения с воздуха, ведь взгляд с высоты дает вам только определенный тип информации. То, что скрыто под землей, скрыто под зданиями ‒ оно все так же может быть прикрытием для подготовки военных операций. Но если мы говорим о большом количестве войск, если мы говорим о танках и других системах, необходимых для крупной наступательной операции ‒ это как раз те вещи, которые Global Hawk с легкостью фиксирует. И когда речь о сборе разведывательных данных и наблюдении, о визуальном изучении противника и местности, то этот беспилотник действительно лучший из лучших в том, какую именно информацию мы можем благодаря ему получить.

Майкл Карпентер
Майкл Карпентер

‒ А что касается Крыма ‒ там задача отличается от миссии на Донбассе? То, что дроны контролируют оккупированный Крым ‒ это, скорее, сигнал России (мол, ситуация под международным контролем) или же возможность получить военную информацию?

‒ Думаю, что это, безусловно, в первую очередь сбор информации. Но одновременно также и политический знак. И я думаю, такой мониторинг очень важен. В первую очередь для того, чтобы понять, что делает Россия в Крыму. Ведь это украинская территория!

И хотя Крым не является зоной активного военного конфликта, Россия с военной точки зрения очень много там делает. Я имею в виду и для своего флота, и для наземных систем обороны, и ракетных систем. Возможно, даже для укрепления своего ядерного потенциала...

Это то, о чем хотят знать Соединенные Штаты, и должна знать Украина.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG