Доступность ссылки

«Долгое государство Путина»: что предсказал идеолог «путинизма» Сурков


Владислав Сурков и Владимир Путин, Россия, 13 февраля 2012 года

В российской «Независимой газете» вышла статья одного из главных идеологов «путинизма» Владислава Суркова. Статья называется «Долгое государство Путина». Это очередной «манифест» главных тезисов, определяющих суть отношения современной российской власти к самой России, ее странам-соседям и Западу. Обычно подобного плана «концептуальные заявления» Сурков обнародует в проблемные для него самого или его «патрона» моменты. Представитель президента России уже заявил, что «статью дадут на ознакомление Путину». Что же такого Сурков предрек Владимиру Путину, России и миру?

Помощник президента России и бывший руководитель аппарата правительства России Владислав Сурков является автором концепции так называемой «российской суверенной демократии», одним из создателей правящей партии «Единая Россия» и одним из главных идеологов «путинизма» и «русского мира».

Обычно Сурков, которого называют «серым кардиналом Кремля», держится в «тени», но за почти 20 лет пребывания Путина у власти каждый раз, когда Кремль делал очередной шаг к реинкарнации тоталитарной модели ‒ Сурков завуалировано анонсировал это.

«О том, что здесь вообще происходит» ‒ такой «кухонный» подзаголовок выбрал Владислав Сурков, словно поощряя несведущих в деталях российских реалий читателей прочитать его статью-угрозу Западу.

Если в нескольких словах, то в своей статье «Долгое государство Путина» Сурков говорит Западу, что «Путин и великая Россия» ‒ это данность, которую надо бояться.

Почему бояться? Потому что Россия ‒ это антипод Запада (со всей его «матриархатно-гомосексуальной псевдодемократией»), и под руководством Путина она не только вернула себе роль «сверхдержавы», но и в дальнейшем будет только набирать обороты в «святом деле» «собирания земель и восстановления большого многонационального государства».

Что же конкретно «сообщает» в своем «манифесте» Владислав Сурков?

О государстве

Сурков выделил четыре основных модели государства в России: это государство Ивана ІІІ «собирателя русских земель» (XV-XVII вв.), государство Петра Великого (XVIII-XIX вв.), государство Ленина (XX в.), государство Путина (XXI в.).

Все эти модели, по словам Суркова, созданы людьми «длинной воли», которые создали условия для мощного движения «русского мира вверх».

Владимир Путин, говорит Сурков, придя к власти, сначала остановил развал «великой державы Ленина», затем создал условия для создания новой модели «великой России» и сейчас «большая политическая машина Путина» только набирает обороты и настраивается «на долгую, тяжелую и интересную работу».

Россия, объясняет помощник Путина, «свалившись с уровня СССР до уровня РФ... рушиться прекратила, начала восстанавливаться и вернулась к своему естественному и единственно возможному состоянию большого единства народов, растет и растет, собирая земли».

Однако время выхода «государства Путина» на полную мощность еще далеко впереди, утверждает Владислав Сурков, намекая, что Чечня, Грузия, Украина, Сирия и «мигрантская волна», «Новичок» и вмешательство в выборы президента США ‒ это только начало.

О народе

Государственная «модель Путина», конечно, создана не для свертывания гражданских свобод, свободы слова и всех демократических институтов, а, как утверждает Сурков, для обеспечения «выживания и подъема российской нации», а еще точнее такой субстанции, как «глубинный народ».

Это такой народ, который всегда при своем мнении, имеющий свое ‒ «глубинное» знание о себе и пути России, намекает Сурков. Поэтому этот «глубинный народ» недостижим ни для агитации, ни для угроз, ни для действий, ни для (почему?) «социологических опросов».

Этот народ, утверждает Сурков, в разные века был то крестьянами, то пролетариями, то бюджетниками, то хипстерами.

«Своей гигантской супермассой глубинный народ создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая соединяет нацию и притягивает (прижимает) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытавшуюся космополитически подняться», ‒ в лучших традициях «русских мыслителей» описывает Сурков великую миссию «исконнорусского» народа.

А какая главная черта этого «глубинного народа»?

Верно! Это его «доверие» к власти, к тем, кто возложил на себя тяжелую миссию обустраивать жизнь простых людей.

Откуда вырастает это доверие народа к своему правителю? Из уникальной особенности этого правителя, объясняет Сурков. В частности, из «главного его преимущества ‒ умения слышать и понимать свой народ», «видеть его насквозь, на всю глубину, и продолжать действовать в соответствии с...».

Поэтому в «государстве Путина» все институты подчинены основной задаче ‒ «построенному на доверии общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами», отмечает Сурков.

Эта сущность «российской модели», дает понять Сурков, удивляет и восхищает всех на Западе. Западные аналитики наперебой пытаются отгадать эту «загадку», потому что «нет пророка в их отечествах, а все, что с ними сейчас происходит, Россия давно уже предсказала».

Президент США Дональд Трамп проходит мимо президента России Владимира Путина (слева), когда участники саммита «Группы двадцати» готовились к коллективной фотографии. Аргентина, Буэнос-Айрес, 30 ноября 2018 года
Президент США Дональд Трамп проходит мимо президента России Владимира Путина (слева), когда участники саммита «Группы двадцати» готовились к коллективной фотографии. Аргентина, Буэнос-Айрес, 30 ноября 2018 года

Россия ‒ не Запад

По мнению помощника Путина, модель государства, построенного Россией, «не эстетичнее» западной, зато «честнее». Поскольку в России, утверждает Сурков, государство вырастает из потребностей «глубинного народа», оно открыто и понятно, оно строится «всеми своими частями и проявлениями наружу».

В отличие от Запада, где государство ‒ это глубоко «скрытая за внешними, выставленными напоказ демократическими институтами, жесткая и совершенно недемократическая сетевая организация, реальность власти силовых структур».

Сославшись на сериалы «Босс» и «Карточный домик», Сурков утверждает, что именно такое «глубинное государство» обнаружили в своей стране граждане США.

«Выбор» ‒ это иллюзия, «свобода» ‒ это иллюзия, как на ухо нашептывает-внушает читателю Сурков. Это иллюзии, которыми обманывает своих граждан западный мир.

Россия же, конечно, под руководством ее мудрого правителя Путина, вовремя это поняла, вплоть до «полной потери интереса к дискуссиям на тему, какой должна быть демократия».

Поэтому бывший (а бывших, они же сами о себе говорят, не бывает) сотрудник КГБ, подумав о демократии и отбросив ее, встал на путь «свободного государственного строительства», продиктованного «не импортированными химерами, а логикой исторических процессов».

К тому же, говорит Сурков, «Америкой недовольны все, в том числе, и американцы». Тогда же как в России (ну, все же знают) ‒ как показывают опросы ‒ все всем довольны.

Потому «современная модель российского государства начинается с доверия и на доверии держится. В этом ее коренное отличие от модели западной, которая культивирует недоверие и критику».

Будущее

Таким образом, резюмирует Сурков, построенная на такой исторически обусловленной и, так сказать, естественной для нее логике, «новая Россия» обречена на «долгую и славную историю».

Государство Путина «не сломается, а, действуя по своему усмотрению, будет получать новые и новые призовые места в высшей лиге геополитической борьбы».

Что еще кому-то неясно?!

Если такие остались, то Сурков прямо говорит, что пора оставить все иллюзии и «смириться всем тем, кто требует, чтобы Россия «изменила поведение».

«Им только кажется, что выбор у них есть», ‒ иронизирует Владислав Сурков.

У России «путинской модели» точно выбора нет, потому что власть, как прямо пишет главный идеолог «путинизма», «адекватна народу».

«Начать в России можно с чего угодно ‒ с консерватизма, с социализма, либерализма, но заканчивать придется примерно одним и тем же. То есть тем, что, собственно, и есть».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG