Доступность ссылки

«Россия шантажирует моряками Украину и мир»: что ждет захваченных военных


Захваченные украинские моряки в суде, Москва, 15 января 2019 года

15 января в Москве проходили судебные заседания по делу украинских пленных моряков. Россия по-прежнему отказывается признавать украинских моряков военнопленными после инцидента 25 ноября прошлого года. Их обвиняют в «незаконном пересечении границы России».

Гости программы «Ваша Свобода»: Елена Снигирь, ведущий специалист Центра международных исследований Дипломатической академии Украины; Илья Новиков, адвокат командира катера «Бердянск» Романа Мокряка.

‒ Госпожа Снигирь, с политической точки зрения, я бы сказал, с международно-стратегической, какие есть рычаги у Украины, у Запада для влияния на Путина (а это главный «судья» ‒ он решает судьбу украинских моряков, как и судьбу Надежды Савченко, других украинских политзаключенных), чтобы он согласился как можно скорее отпустить моряков? Или шансы на это мизерные?

Чисто политическое решение Кремля ‒ взять этих людей в заложники. Россия ими шантажирует Украину
Елена Снигирь

Снигирь: Это политическое дело. Юридические компоненты здесь могут повлиять только в международных судах. Права, как явления, как материи, нет никакого в этом деле. Чисто политическое решение Кремля ‒ взять этих людей в заложники. То есть эти люди похищены по факту. Сейчас Россия ими шантажирует Украину. И не только Украину, но и остальной мир, потому что ставки выросли, потому что это 24 моряка, захваченных в нейтральных морских водах в результате вооруженной агрессии.

У Украины пока я не вижу никаких возможностей повлиять. Если только не удерживать этот вопрос горячим на повестке дня во всех возможных форматах переговоров, чтобы о нем не забывали... Это фактически было пиратское нападение, бандитское нападение на моряков другого государства.

‒ А западные партнеры? Та же Ангела Меркель в течение суток Путину дважды напоминала. Эммануэль Макрон. Майк Помпео. Трамп отказался встретиться с Путиным вообще. Ну, и что? Обеспокоенное беспокойство?

Снигирь: Меркель, Макрон и остальные европейские лидеры ‒ их обеспокоенность большая, но они ничего здесь сделать не могут. А Трамп сделал, возможно, несколько опрометчиво. Возможно, сожалеет об этом. В то же время у него вырвалось, что не будет встречаться с Путиным, пока Россия не выпустит моряков. Фактически мы не можем ожидать теперь встречи президента США с президентом России на протяжении длительного периода. Украинских военнопленных Россия может удерживать очень долго, как она удерживает других украинских заключенных.

Украинские моряки ‒ это очень большой ценностный ресурс для России
Елена Снигирь

Увеличение санкционного давления, продолжение противостояния России с Западом, Россия будет продолжать вмешиваться в различные возможные политические процессы и избирательные процессы на Западе, одновременно оппозиционность Трампа к встрече с Россией, плюс судебные процессы и расследования против Трампа в США ‒ все это может создать политические моменты, чтобы Россия освободила наших моряков. На самом деле эти люди (украинские моряки ‒ ред.) ‒ это очень большой ценностный ресурс для России. Она захватила ценных пленных. Не просто узников, не просто украинских граждан. Это моряки, за которых сейчас Украина очень переживает. Ежедневно Россия будет увеличивать их ценность для нас. У России сейчас нет другого выхода, кроме как удерживать их.

Украина эмоционально уязвима в этом контексте. Россия демонстративно показывает, что может сделать с ними (моряками ‒ ред.) практически все, что захочет. А мы бессильны. Но это ошибка с ее стороны. Мы должны настроиться на то, что борьба будет длительной.

Однако Россия здесь пока в долгосрочном измерении проигрывает. Можем только пытаться этих заключенных поддержать, чтобы держались до момента, когда будут наконец освобождены.

Елена Снигирь
Елена Снигирь

Этой агрессией, этим нападением и задержанием украинских моряков не только Украине (россияне ‒ ред.) подали сигнал, но и США, Северной Европе, странам-членам НАТО, Китаю, как своему старшему партнеру, относительно новых правил игры на морских просторах.

Россия показала: а что вы сделаете ‒ сила здесь на моей стороне, и я рассматриваю международное право, как мне выгодно
Елена Снигирь

Китай ведет очень похожую политику в Южно-Китайском море у японских берегов. Россия заявляет об исключительном праве на Северный морской путь. Этот путь должен регулироваться правилами свободного судоходства и свободы навигации, в соответствии с Конвенцией ООН по международному морскому праву. Тот же принцип Россия применила в Азовском и в Черном море. Просто показала: а что вы сделаете ‒ сила здесь на моей стороне, и я рассматриваю международное право, как мне выгодно. Посягательство России на то, чтобы распространить свой суверенитет на свободные морские просторы ‒ это недопустимо. Эта позиция западными партнерами будет поддерживаться очень сильно.

‒ Между тем уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова назвала «судилищем» нынешнее заседание Лефортовского районного суда в Москве по делу пленных украинских моряков. Господин Новиков, какова ситуация сейчас с украинскими моряками?

Новиков: По состоянию на 15:45 решение есть по 12 морякам. Они распределены на шесть групп, по четыре человека в каждой. Так их и судили. Мы не имели иллюзий с самого начала. Все решения объявлены о продлении ареста.

Мы имели возможность убедиться, что координация существует даже по таким вопросам, как ответы на отдельные ходатайства защиты
Илья Новиков

Судьи все синхронно отказали нам в наших ходатайствах о передаче этого дела в военный суд. Так предусматривает Женевская конвенция о военнопленных. Отказано очень интересным способом. Мы не анонсировали, что такое ходатайство будет. Трое судей, которые одновременно вели заседания в трех отдельных судебных залах, удалились на совещание, на обдумывание решения в комнату, где, согласно закону, не должно быть даже телефона, судья должен оставаться наедине. Провели там больше часа. Когда же вышли, каждый на заседании объявил такое же решение, даже с похожими формулировками. Мы имели возможность убедиться, что координация существует даже по таким вопросам, как ответы на отдельные ходатайства защиты.

Илья Новиков
Илья Новиков

‒ Господин Новиков, как себя чувствуют пленные моряки, в частности ваш подзащитный, командир катера «Бердянск» Роман Мокряк?

Новиков: Он бодр, хорошо себя чувствует. У меня спрашивал исключительно о том, как чувствуют себя члены экипажа. Потому что их разделили и он их не видел. Не жалуется на здоровье, даже на условия содержания, хотя они не самые лучшие. Просил передавать всем привет и благодарность за поддержку.

Ни одного из них не содержат в одиночной камере. Таких нет в «Лефортово». Все они содержатся в двухместных камерах, но исключительно с лицами, проходящими по другим делам. Такие правила в наших СИЗО.

У них всех одна позиция. Во-первых, не признают себя виновными.

Во-вторых, настаивают на том, что они все ‒ военнопленные. Их (раненых моряков ‒ ред.) признали настолько здоровыми, чтобы принимать непосредственное участие в судебном заседании. Есть признаки того, что их готовят к переводу в СИЗО «Лефортово» из больницы. Но это еще не подтверждено официально.

Решение об открытии огня с российской стороны принимал руководитель Госпогранслужбы, вице-адмирал Медведев
Илья Новиков

Решение об открытии огня с российской стороны принимал руководитель Госпогранслужбы, вице-адмирал Медведев. У меня четкое впечатление, что лично принимал, говоря по телефону, когда ему командир «Изумруда» докладывал, что сейчас они уйдут ‒ стрелять ли или не стрелять. Многие решения в этом деле ‒ и по Крыму, и по Керченскому проливу, и по всему в отношениях между Украиной и Россией ‒ принимаются именно так, когда надо что-то решать, и кто-то говорит, что делаем так.

Информация, что 1200 снарядов было выпущено по «Бердянску» (с российского пограничного корабля «Изумруд» ‒ ред.), подтверждается, по крайней мере, из двух независимых источников.

Но еще была стрельба с российского военного вертолета, и по меньшей мере еще с одного корабля. Там было гораздо больше опасных ситуаций, чем та, которая привела к ранениям трех человек на борту «Бердянска».

У Путина есть принципиальное решение, что его система, аппарат никогда не ошибается. Если они кого-то убили бы, серьезно ранили бы ‒ все это было бы правильным и необходимым, потому что так надо. Детали может оставить своим подчиненным, потому что понимает, что все, что нужно, они сделают сами.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG