Доступность ссылки

Сервер Герасимов: «Только чудо спасло моих братьев от смерти»


18-20 мая 1944 года в ходе спецоперации НКВД-НКГБ из Крыма в Среднюю Азию, Сибирь и Урал были депортированы все крымские татары (по официальным данным – 194 111 человек). В 2004-2011 годах Специальная комиссия Курултая проводила общенародную акцию «Унутма» («Помни»), во время которой собрала около 950 воспоминаний очевидцев депортации. Крым.Реалии публикуют свидетельства из этих архивов.

Я, Сервер Герасимов, родился 1 января 1938 года в деревне Арпат Судакского района. В нашей семье было семеро детей: две сестры умерли в раннем детстве, нас осталось пять братьев, и в таком составе нас выслали из Крыма. До высылки у нас было крепкое хозяйство: лошадь, корова, большое стадо овец и коз.

Привезли нас на Урал, в тогдашнюю Молотовскую область, Красновишерский район, деревню Усть-Улс. Поселили нас в бараки со скотскими условиями, где раньше жили заключенные, а клопы и вши не давали житья.

Мы начали голодать. Мне пришлось идти попрошайничать, а мне было всего семь лет

Вскоре после этого тяжело заболел отец (у него был ревматизм). Я помню его распухшие суставы, вскоре он совсем не смог ходить и слег. Медицинскую помощь никто не оказал, даже фельдшера не было. Да никто и не спешил ее оказать, кому это нужно было. Какому-то деспоту-коменданту, если даже хлеба не давали вволю?

Мы начали голодать. Мне пришлось идти попрошайничать, а мне было всего семь лет. На ноги мать наматывала какие-то тряпки, естественно, я обморозил ноги. Кто-то, жалея меня, давал картофельные очистки, а если повезет, то бутылку молока и две-три картошки.

Где похоронили отца, мы не знаем и до сих пор. Комендант сказал, что «вам и не надо знать, потому что вы каторжники»

Дома меня ждали голодные братишки (в момент высылки самому младшему было всего три месяца). Они уже распухли от голода. Только чудо спасло моих братьев от смерти. А вот отца не спасло, и в 1946 году он умер. Несколько дней комендант не разрешал хоронить его (из-за фамилии) и мы все, распухшие и голодные, сидели возле трупа. Потом пришли какие-то мужики и забрали отца. Где похоронили, мы не знаем и до сих пор. Комендант сказал, что «вам и не надо знать, потому что вы каторжники».

И вот тогда-то начался настоящий кошмар – заболела мать. Нам удалось передать сообщение дальним родственникам – близких у нас не было. Слава Аллаху, они приехали и забрали нас в Гостиный Остров, так называлась деревня в том же Красновишерском районе. Там нам стало чуть-чуть полегче.

Вскоре старшего брата (1928 г.р.) отправили в ФЗО (школа фабрично-заводского обучения – КР), но после его окончания распределили в Красновишерск работать плотником, и мы остались одни, без кормильца. Опять начали голодать.

В школе нас обзывали предателями, татаро-монгольским игом, а учителя не обращали на это никакого внимания

Сейчас я понимаю, каких огромных усилий стоило нашей матери не дать нам умереть от голода, но это все сказалось на нашем здоровье. Давно нет в живых матери и моих трех братьев, остались мы вдвоем с моим старшим братом.

В школе нас обзывали предателями, татаро-монгольским игом, а учителя не обращали на это никакого внимания. Зато, когда пришло время идти в армию, безоговорочно забрали на три года и никто не сказал, что я предатель. Эти унижения пришлось терпеть всю жизнь, хотя за что, я не понимаю до сих пор.

С 12 лет я пошел работать в помощники конюха, чтобы хоть как-то помочь матери, естественно, что учиться пришлось всего 4 класса. До 16 лет я работал конюхом, потом меня пожалели взрослые мужики и взяли к себе в гараж работать слесарем, учить уму разуму, за что я им благодарен. Уж они-то уже меня не унижали. В 1957 году ушел в армию, там выучился на шофера и потом крутил баранку всю жизнь.

На пенсию пошел с 47-летним стажем, заслужил аж 800 гривен пенсии и целый букет болезней.

Слава Аллаху! Сейчас я живу в Крыму, на своей Родине, никто больше не посмеет унизить и оскорбить меня, моих детей и внуков. За ними будущее нашей Родины. Сейчас они учатся в школе, в институтах, чтобы стать образованными, быть на равных с другими, а не людьми второго сорта.

(Воспоминание от 13 января 2010 года)

К публикации подготовил Эльведин Чубаров, крымский историк, заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG