Доступность ссылки

Фатма Меметова: «Это была адская работа»


Акция к годовщине депортации крымских татар «Зажги огонь в своем сердце». Киев, 18 мая 2017 года

18-20 мая 1944 года в ходе спецоперации НКВД-НКГБ из Крыма в Среднюю Азию, Сибирь и Урал были депортированы все крымские татары (по официальным данным – 194 111 человек). В 2004-2011 годах Специальная комиссия Курултая проводила общенародную акцию «Унутма» («Помни»), во время которой собрала около 950 воспоминаний очевидцев депортации. Крым.Реалии публикуют свидетельства из этих архивов.

Я, Фатма Меметова, девичья фамилия Менакаева, крымская татарка, родилась в 1929 году в городе Карасубазар (с 1944 года Белогорск – КР) Крымской АССР.

На момент выселения в состав семьи входили: мать Сале-Шерфе Ягьяева (1882 г.р.), я, Фатма Меметова-Менакаева (1929 г.р.), сестра Усние Менакаева (1915 г.р.), ее сын Рустем Байрам (1938 г.р.) и ее дочь Февзие Байрам (1941 г.р.).

Перед депортацией семья проживала в г. Карасубазар по адресу ул. Крымчакская, 48. Имели дом, корову, овец, птиц.

В первые дни войны в Красную армию был мобилизован брат Сеитхалил Менакаев (1912 г.р.), попал в плен, сидел в немецком концлагере в Керчи, выкупили его больного. Также был мобилизован в Красную армию муж сестры Усние Али Абдулгафар Байрам (1909 г. р.). От него получили одно-единственное письмо из Севастополя, где он писал: «Через 5 минут пойдем в атаку, в реке не вода течет, а кровь. Берегите детей». Пропал без вести.

Брата Мамута Менакаева вызвали в военкомат г. Карасубазар, сказали, что для призыва в Красную армию, а отправили в Трудовую армию

В 1944 году после освобождения Крыма брата Мамута Менакаева вызвали в военкомат г. Карасубазар, сказали, что для призыва в Красную армию, а отправили в Трудовую армию, находился в городе Тула. Он во время оккупации вместе с другими хотел взорвать артель «Аркъадаш» в Карасубазаре, но был пойман немцами. Сидел в гестапо, потом отправили в Симферополь, в концлагерь «Картофельный городок», оттуда выкупили его у коменданта за золото и хромовые сапоги.

18 мая 1944 года, в 4 часа ночи, сильно постучали в дверь. Когда мама открыла, в дом ворвались два вооруженных солдата и один офицер Советской армии. Мы все были в постели, дети от испуга начали плакать. Солдаты кричали, ругались по-русски, с нас стянули одеяло и дали 15 минут на сборы. Офицер прочитал указ Сталина и сказал, что нас выселяют из Крыма, куда не сказал. Усние сказала: «Не имеете права, у меня муж Али Абдулгафар Байрам на фронте воюет и у меня двое маленьких детей!». На что офицер ответил, что заставим.

Из дома ничего не разрешили брать, кроме еды на три дня. До места сбора нас сопровождали два солдата с автоматами. На месте сбора было очень много людей, в основном дети, женщины и старики, так как мужчины все были на фронте или в партизанах. Продержали до ночи, а потом погрузили в машину, сопровождал нас до Джанкоя солдат с автоматом.

Когда поезд останавливался, солдаты открывали двери и спрашивали, нет ли покойника

Утром нас всех погрузили в телячий вагон, где мы на утро стали вшивыми. Окна и двери были заколочены, дышать было нечем, люди сидели друг на друге. Не было воды и туалета, в углу вагона стояло ведро, туда ходили все, и стар, и млад. О медицинской помощи не было и речи. Люди умирали от голода и болезней, покойников не разрешали хоронить. Когда поезд останавливался, солдаты открывали двери и спрашивали, нет ли покойника.

В нашем вагоне умер старик и маленькая девочка, их оставили на обочине железной дороги. А одна женщина родила мальчика: угол вагона загородили мешками, там и родила. Сколько дней ехали, не помню. Наш поезд прибыла в Соликамский район, поселок Боровск Молотовской области (с 1957 года Пермская область РСФСР – КР). Местное население встретило нас агрессивно, потому что им сказали, что едут людоеды с рогами и хвостами.

Я, 15-летняя девчонка, разгружала вагоны с углем, работала на каменных карьерах

Нашу семью в количестве 5 человек поместили в маленькую комнату размером 3 на 4 метра, туда же поместили сестру Эмине Менакаеву (1921 г.р.). Наутро всех выстроили на улице и определили на работу: кто в бумкомбинат, кто в подсобное хозяйство, но в основном на лесосплав на реке Кама. Работа была тяжелая, зимой падали в воду, простывали. Я, 15-летняя девчонка, разгружала вагоны с углем, работала на каменных карьерах, где взрывали скалы, разбивали валуны кувалдой, грузили вагонетки. Платформы отправляли в Соликамский комбинат. Это была адская работа.

В местах поселений я и мои близкие, все мои соотечественники находились до 1956 года под жестоким комендантским режимом, за нарушение которого была предусмотрена уголовная ответственность – тюрьма сроком 25 лет.

В 1959 году переехала в город Гулистан Сырдарьинской области Узбекской ССР. Вышла замуж за Фарыка Меметова, имею троих детей и семерых внуков.

На Родину, в Крым, переехали в 1996 году. Живем у сына Фазыла Меметова в Симферополе, в поселке Каменка. Родительский дом, где я родилась, находится в Карасубазаре, по улице Чкалова, 19. Сейчас там живут славяне, 6 семейств – дом большой.

(Воспоминание от 15 января 2010 года)

К публикации подготовил Эльведин Чубаров, крымский историк, заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG