Доступность ссылки

Добыча токсичного песка в Керчи: суд против активистов


Добыча токсичного песка в Керчи

В Керчи продолжается добыча токсичного песка из дамбы Нижне-Чурбашского хвостохранилища, где хранились ядовитые отходы предприятия «Камыш-Бурунский железорудный комбинат», утверждают местные активисты. Между тем арбитражный управляющий металлургического предприятия Константин Концевой подал в подконтрольный России суд исковое заявление «об опровержении недостоверной информации, порочащей деловую репутацию юридического лица».

Претензии адресованы к общественной организации, которая проводила журналистское расследование по факту незаконной добычи песка в Керчи. По мнению Концевого, опубликованная в СМИ статья «Экологическая катастрофа в Крыму – возможно не последняя?» наносит вред деловой репутации предприятия и содержит заведомо ложные сведения.

Активист из Керчи, глава регионального отделения «Антикоррупционного Бюро Республики Крым» Михаил Меньшиков отмечает, что руководство металлургического предприятия препятствует освещению темы добычи песка в СМИ.

Давление оказывается уже не только на общественные организации, но и на СМИ – это недопустимо
Михаил Меньшиков

– Концевой ссылается на публикацию на сайте информагентства «Крым Пресс», которая с сентября уже отсутствует там после профилактической работы с редакцией со стороны управления железорудного комбината. Давление оказывается уже не только на общественные организации, но и на СМИ – это недопустимо. Во-вторых, суд должен установить, что опубликованная информация не соответствует действительности. А на сегодня мы имеем два видеосюжета, датированных 2016-м и 2018-м годами. Мы видим, что в 2016-м на месте незаконной добычи песка в районе хвостохранилища имеется высокая дамба. После огласки и резонанса я добился выезда съемочной группы телеканала «Россия 1» на место. Из их материала видно, что вместо бывшей дамбы образовалось пустое плато, а также видна искусственная насыпь из грунта высотой не более двух метров.

Руководство железорудного комбината, в свою очередь, утверждает, что дамбу на самом деле восстановили из специальных грунтов, чтобы она могла выдерживать землетрясение до 9 баллов. Михаил Меньшиков не верит этим данным.

Прокуратура требование выносит, но в судебных процессах все ее инициативы отбиваются руководством комбината
Михаил Меньшиков

– Они ссылаются на некие экспертизы, выполненные индивидуальным предпринимателем – и это на объекте, подконтрольном федеральным службам надзора. Тут возникают вопросы: как такое возможно? Экспертизы должен проводить компетентный орган. По данным из открытых источников, за три года разработки песка было вычерпано более миллиона тонн, а по состоянию на 2018-й можно смело говорить о полутора миллионах тонн. В рамках прокурорской проверки исследования проводил керченский НИИ, и результаты подтверждали, что разрушение дамбы действительно представляет собой колоссальную угрозу для окружающей среды. Прокуратура тогда, в 2017-м, выносила требование о запрете добычи песка, но у нас крымские власти так интересно работают: прокуратура требование выносит, но в судебных процессах все ее инициативы отбиваются руководством комбината.

Михаил Меньшиков подчеркивает, что сейчас дамбы уже почти нет, а вместо песка добывают токсичные отходы, которые потом используют для строительства мостового перехода в Керчи, трассы «Таврида» и даже продают.

В феврале 2018-го Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины сообщило, что количество мышьяка в отходах комбината превышает предельно допустимую концентрацию в 500 раз, содержание сурьмы – в 3 раза, ванадия – в 3,5 раза, хрома – в 1420 раз, фосфора и железа – в 341 и 370 раз соответственно.

Крымский юрист Лиля Гемеджи считает противодействие керченским общественникам частью общей картины аннексированного Крыма.

Лиля Гемеджи
Лиля Гемеджи
Правосудие на полуострове сегодня двигается согласно цели, полученной от заинтересованных в исходе процесса
Лиля Гемеджи

– Борьба с пассионариями продолжается на различных уровнях. В Керчи это ничем не отличается от борьбы с теми же Назимовым и Степанченко и другими. Эти дела имеют заказной душок и политический окрас. Те доказательства, которые представляют общественники, имеют право быть рассмотренными, изученными и должны получить реакцию со стороны властей. К большому сожалению, этого не происходит. Учитывая нашу практику и то, как проходят суды в Крыму, теоретически можно принять или не принять все что угодно. Правосудие на полуострове сегодня не независимое и не беспристрастное. Оно двигается согласно цели, полученной от заинтересованных в исходе процесса. Безусловно, люди должны бороться и отстаивать свою точку зрения. Общественный резонанс – это инструмент, который позволяет достичь результата, но не всегда основной для исхода дела.

Лиля Гемеджи полагает, что местным активистам стоит привлекать внимание не столько Москвы, сколько Киева и международных организаций.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG