Доступность ссылки

«Проверка Зеленского на состоятельность»: зачем из ОРДЛО грозят атакой Украине?


Украинский военнослужащий на линии фронта у села Золотое, 14 февраля 2020 года

Главарь группировки «ЛНР» Леонид Пасечник пригрозил «отодвинуть линию соприкосновения» на Донбассе в ответ на якобы обстрелы со стороны ВСУ линии электропередач на оккупированной части Луганской области. Главарь же группировки «ДНР» Денис Пушилин заявил об «активизации агрессии с украинской стороны». Обе группировки объявили «режим высшей степени боевой готовности». Президент Владимир Зеленский заявил, что Украина созывает срочное заседании в Минске.

Зачем подконтрольные России группировки объявили, что готовятся к наступлению? Могла ли Украина нагнетать ситуацию на фронте? И можно ли выйти из нового кризиса без обострения на Донбассе?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили военный эксперт Михаил Жирохов и социолог, руководитель исследовательских проектов центра «Реализация и анализ несистемных действий» Дмитрий Громаков.

– Обычно группировки просто идут в наступление, что мы видели неоднократно на линии фронта, а сейчас предупреждают. Почему?

Михаил Жирохов: Это не более чем информационный шум. Им в информационном пространстве нужно перекрыть самую большую за последнее время проблему – российские паспорта так называемых «представителей республик». Остальные заявления – это не более, чем сотрясание воздуха.

– Вы, наверное, намекаете на то, что Владимир Зеленский заявил, что в Трёхсторонней контактной группе со стороны группировок «ДНР», «ЛНР» есть российские граждане, и Украина будет добиваться, чтоб их из неё вывести. Это – проблема для группировок «ДНР», «ЛНР»?

Михаил Жирохов: Это проблема, прежде всего, для европейцев. Европейцы не готовы освящать своим присутствием то, что российские граждане будут говорить от лица так сказать оккупированных территорий, временно не контролируемых Украиной.

– Вы уверены, что новость о повышенной боеготовности ограничится только заявлениями и никаких практических мер предпринято не будет? По новостям на местах, на въездах-выездах из городов, подконтрольных группировке «ЛНР», выставили блокпосты, в группировке «ДНР» сообщали о возврате из отпусков так называемых «военнослужащих» армейских корпусов.

«Армейские корпуса» – не более, чем ширма. Для полномасштабного наступления они не годятся
Михаил Жирохов

Михаил Жирохов: «Армейские корпуса» являются не более чем ширмой. Для полномасштабного наступления, даже для локальной операции, они не годятся. То есть это – ширма для российского вторжения. А никаких маркеров того, что Россия подтягивает батальонно-тактические группы или другие свои формирования, совершенно нет. Всё остальное угадывается. Такое было за шесть лет войны не раз.

Михаил Жирохов
Михаил Жирохов

Это повод, чтобы сейчас устроить информационную провокацию против Украины, недаром это было сделано именно в день, когда наш президент отчитывался за годовщину своей власти.

– Насколько я понимаю, за май, по подсчётам группировки «ДНР», 11 человек были ранены, один погиб. Могла ли Украина каким-то образом быть причастна к гибели мирных жителей?

Лучшим бы был вариант и с той, и с той стороны переселить людей
Михаил Жирохов

Михаил Жирохов: Единственным независимым источником является ОБСЕ, и они за последние дни не фиксируют обстрелов: как было 11-15 в день по всей линии соприкосновения, столько же и осталось. Что погибли гражданские – это, к сожалению, ситуация типичная за последних шесть лет войны.

После того, как не стало «серой» или нейтральной зоны, территория оказалась к линии соприкосновения очень близко, вплоть до стрелкового оружия происходят эти перестрелки. В большинстве своём позиции на некоторых участках фронта находятся на окраинах населённых пунктов, как с нашей, так и с той стороны. Люди в силу своих психологических состояний не переселяются. Лучшим бы был вариант и с той, и с той стороны переселить людей, а так – позиции проходят прямо по окраинам.

– То есть избежать этой ситуации невозможно, и дальше гражданские с обеих сторон будут гибнуть в результате обстрелов?

Михаил Жирохов: К сожалению, да. Единственный вариант, который уже опробован, например, в той же бывшей Югославии – это ввод на линию соприкосновения миротворцев с мандатом ООН или Евросоюза, которые были бы вооружены и могли бы проконтролировать реальное разведение, а не фейковое, которое мы видели осенью прошлого года.

– Дмитрий, вы разделяете мнение, что это – информационная операция, чтобы замылить тему наличия российских паспортов у представителей так называемых группировок «ДНР», «ЛНР» в Минске? Или это что-то больше: видите возможность обострения на Донбассе?

Дмитрий Громаков: Я действительно считаю, что это – гораздо больше, чем просто замылить тему паспортов, которая неактуальна и для «ДНР», и в каком-то глобальном раскладе, потому что, по большому счёту, признание главарями «ДНР» своих российских паспортов открывало для них возможность ведения переговоров как представителей России в дальнейшем. Это могло бы быть такое компромиссное решение для Украины из серии того, что вы говорите не с главарями «ДНР», а с российскими представителями коллаборационистских режимов. Но, к сожалению, эта тема не поднималась в руководстве этих самых ОРДЛО и их коллаборационистского «правительства», поэтому обращать на это внимание, а тем более приводить войска в повышенную боевую готовность – это точно не тема.

Это – часть глобальной системы давления на президента, часть и последствие той политики, которую проводил Офис президента: мир любой ценой. Любая уступка агрессору всегда воспринимается как слабость
Дмитрий Громаков

Я думаю, что они готовы действительно к серьёзным боевым действиям, что просто так это не закончится. Это – часть глобальной системы давления на президента, часть и последствие той политики, которую проводил Офис президента – мир любой ценой.

Любая уступка агрессору всегда воспринимается как слабость и готовность принять любые условия. Учитывая то, что Украина активно начала в последние месяцы менять позицию в Трёхсторонней контактной группе, что два проекта, которые лоббировались россиянами – это «консультационный совет» и разведение в Счастье, открытие пункта перехода – не удались и президент стоял на своём, обнуляя преддоговорённости, единственный рычаг, который остаётся, – это угроза силой.

Дмитрий Громаков
Дмитрий Громаков
Думаю, мы опаздываем в реакциях. Реакция с нашей стороны не совсем адекватна в степени угрозы, которая существует на линии разграничения
Дмитрий Громаков

Россияне всегда прибегали к угрозе силой в любых критических моментах или тупиковых ситуациях. Так было в 2014 году, когда был Иловайск, в 2015 году, когда было Дебальцево. Думаю, точно так же будет и сейчас.

Вероятнее всего, учитывая, что всё пошло из Луганска, у нас под угрозой находятся Станица-Луганская и пункт перехода, где мы не реагировали на отсутствие зеркальных мер и зеркального отведения со стороны «ЛНР» своих войск. То есть мы никак не реагировали на будку на мосту, на обстрелы в зоне отведения, и это даёт возможность и уверенность руководству коллаборационистских режимов дальше навязывать свою повестку через демонстрацию силы. Поэтому в данном случае, я думаю, что мы опаздываем в реакциях. И та реакция, которая есть на этот момент с нашей стороны, не совсем адекватна в степени угрозы, которая существует на линии разграничения.

– Если будет вторжение, будет очевидно, что группировка «ЛНР» – по сути Российская Федерация – пошла в наступление. Такой козырь для Украины в «нормандских переговорах», зачем же группировкам идти в наступление?

Чтобы показать силу и вернуть наших переговорщиков в тот формат, который был навязан изначально, им необходима очередная победа
Дмитрий Громаков

Дмитрий Громаков: Чтобы посадить и вернуть переговорный процесс в логику Москвы. Москва считает нас проигравшей стороной, что мы должны принять без всяких условий и следовать букве Минских соглашений. Чтобы показать силу и вернуть наших переговорщиков в тот формат, который был навязан изначально, им необходима очередная победа.

Потеря Станицы-Луганской может стать той победой, которая зафиксирует поражение Киева и заставит Киев пойти на уступки Кремлю. Я бы не был так поверхностен в оценке угрозы.

В своих обращениях все эти Басурины и Пасечники обращаются именно к Зеленскому, не к народу Украины
Дмитрий Громаков

Ключевая цель – это организация давления и проверка на состоятельность и устойчивость всего киевского режима, режима Зеленского и Зеленского самого. Потому что в своих обращениях все эти Басурины и Пасечники обращаются именно к Зеленскому, не к народу Украины, перекладывая персональную ответственность за всё будущее на президента.

Это попытка информационная: даже если этого не случится, их сейчас вдруг отговорят наступать, то отсутствие публичной реакции с нашей стороны и единого внутриполитического фронта покажет слабость режима. Это даст возможность дальше развивать эту тему уже в нашем медиапространстве.

Слушатель: Роман, Николаев. Я согласен, что это – информационный шум. Если бы они хотели что-то захватить, захватили бы внезапно и потом в медиа бы раздули, что их захватила Украина.

Слушатель: Валерий, Краматорск. Я абсолютно не согласен, что это – информационный шум. Дело очень серьёзное, на кону стоит вообще наша держава. Пока существуют две страны – Украина и Россия – война будет всегда, она неизбежна.

– Если будет обострение на Донбассе, где, с вашей точки зрения, это может случиться? Пасечник указал даже конкретное место, где он хотел бы отодвинуть линию соприкосновения – там может быть это обострение?

Михаил Жирохов: Светлодарская дуга последние несколько лет является проблемным моментом и там происходит изменение линий соприкосновения практически постоянно. То есть какие-то наблюдательные посты выбиваются, происходит движение. На оккупированной территории Донецкой области, конечно же, это Приазовье – там, где можно развернуться вне реки Кальмиус, чтобы её не форсировать, потому что форсирование любой водной преграды для того войска, которое есть на той территории – неподъёмная задача.

– По вашей логике, когда Россия на Донбассе может пойти в наступление?

Когда начнётся массовый кризис, Путину будет нужна маленькая победоносная война
Михаил Жирохов

Михаил Жирохов: Проблемным будет август-сентябрь, когда у них начнётся массовый экономический кризис, который будет связан и с малой ценой на нефть, и с пандемией. Тогда Путину будет нужна маленькая победоносная война.

– Наш слушатель на YouTube говорит, что время работает не на Украину: надо либо захватывать ОРДЛО, либо соглашаться с федерализацией. Так ли это?

Дмитрий Громаков: На самом деле, есть различные варианты. Один, как коллега говорил, – это всё-таки обезопасить местное население: отселить из красной зоны (у нас три зоны в ООС: красная, желтая и зеленая).

Это уже задача Украины: обеспечить людям, которые эвакуируются из красной зоны, необходимые условия для жизни в безопасных местах. С нашей стороны, я так понимаю, этот процесс где-то идёт, поэтому жертв не так много, как это происходит с той стороны.

Изначально стратегия прикрытия мирным населением в этом конфликте применялась россиянами. Они изначально стояли за спинами мирного населения
Дмитрий Громаков

Лидеры группировок провоцируют людей, чтобы идти вперёд, в красную зону. Опасные участки не охраняются, у этих людей нет гражданской защиты, поэтому они зачастую становятся жертвами обстрелов. На самом деле, это – вина руководства этих образований, что они допускают смерти. Не выставлены посты, охранение, которое не допускало бы мирных жителей в активные зоны боевых действий.

Обвинять Украину в том, что она в чём-то виновата в данном случае некорректно и не имеет никакого под собой основания, потому что изначально стратегия прикрытия мирным населением в этом конфликте применялась россиянами. Они изначально стояли за спинами мирного населения.

В любых вооруженных захватах тактика была простой: вначале шли безоружные, за ними – вооруженные, прикрывая их огнём. Здесь единственный способ – введение зонирования и отселение мирного населения из зон огневого поражения.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG