Доступность ссылки

«Этот человек говорит неправду». Пятое судебное заседание по существу по делу Есипенко


Владислав Есипенко. Коллаж

Симферопольский районный суд, подконтрольный России, 28 сентября провел заседание по существу по уголовному делу в отношении арестованного ФСБ России в Крыму фрилансера Крым.Реалии Владислава Есипенко. Украинское издание «Ґрати» писало о ходе судебного заседания в режиме онлайн. Крым.Реалии собрали основные факты о пятом открытом заседании по существу над журналистом Владиславом Есипенко. О том, как проходило предыдущее заседание, читайте здесь. Пятое судебное заседание по существу длилось больше часа.

Заседание началось с того, что Владислав Есипенко отказался от двух адвокатов: Алексея Ладина и Эмиля Курбединова по собственному желанию. Адвокат Тарас Омельченко передает слова коллег о том, что они больше не работают в этом деле. Судья Дилявер Берберов исключает их из списка защитников. В числе стороны защиты в процессе остались адвокаты Дмитрий Динзе, Тарас Омельченко и общественный защитник Митрополит Симферопольский и Крымский ПЦУ Климент (Павел Кущ).

Во время заседания были допрошены два свидетеля: общественные представители, которые присутствовали во время следственно-оперативных мероприятий. Предаврительно на это же заседание заявлялись допросы сотрудника ФСБ Вячеслава Тропина, руководившего оперативниками 10 и 11 марта, и Елизаветы Павленко, владелицы квартиры, где Владислав Есипенко снимал комнату. Адвокат Тарас Омельченко пояснил суду, что Елизавета Павленко не получала повестки на допрос. А прокурор Елена Подольная подсказала, что Тропин сейчас находится в отпуске.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

Первый свидетель со стороны обвинения, Владислав Иванов, был понятым при обследовании трехкомнатной квартиры Елизаветы Павленко, где проживал Есипенко. Свидетель пояснил, что Елизавета Павленко на предложение добровольно выдать запрещенные предметы ответила отказом, мотивируя тем, что их у нее в квартире нет. Иванов рассказал, что во время обыска из квартиры были изъяты диктофон с аудиокассетами, видеокассеты, CD-диски, блокноты с записями, несколько мобильных телефонов, сумка с личными вещами, которая по словам Павленко, принадлежала Владиславу Есипенко, и металлоискатель. По словам понятого, технический специалист, который присутствовал в квартире Павленко, осматривал технические предметы аудио и видеокассеты и металлоискатель. На вопрос защитника, был ли металлоискатель в рабочем состоянии, Иванов сказал, что его осматривали визуально, но не включали. Во время дополнительных вопросов со стороны защиты, адвокат Тарас Омельченко переспросил, подпадает ли свидетель под правила для отвода лиц, которые могут принимать участие в следственных действиях. Иванов ответил, что под эти правила он не попадает.

– Где вы работаете или работали по состоянию на март месяц? – помогает адвокату судья Берберов.

– По состоянию на 10 марта я не работал, – утверждает Иванов.

– А предыдущее место работы? – спрашивает Омельченко.

– Не работал.

– Вообще до 10 марта нигде никогда не работали. Хорошо, – резюмирует адвокат.

Согласно материалам дела, которые имеются в распоряжении редакции Крым.Реалии, в протоколе допроса свидетеля Иванова указано его место работы: «заведующий отделом обеспечения деятельности аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Республике Крым». Также в протоколе указано, что протокол был лично прочитан свидетелем и замечаний к протоколу у него нет.

(Согласно российскому законодательству, понятыми не могут быть: несовершеннолетние; участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники; работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования. - ред)

Владислав Есипенко на очередном заседании суда в Симферополе, 28 сентября 2021 года
Владислав Есипенко на очередном заседании суда в Симферополе, 28 сентября 2021 года

Иванов во время допроса не смог вспомнить, разъяснялись ли хозяйке квартиры Елизавете Павленко ее права, в частности, что она может воспользоваться услугами адвоката во время проводимого обыска. На вопрос адвоката Дмитрия Динзе в связи с чем проводилось обследование жилого помещения и оглашали ли свидетелю постановление, он замялся:

– Вы сказали в самом начале, что вам огласили постановление, вы сами постановление это читали? – спрашивает адвокат.

– Нам показали, – отвечает Иванов.

– Вам просто его показали и не дали прочитать?

– Я ознакомился.

В конце допроса, Иванов говорит, что во время обследования в квартире находилось четверо сотрудников ФСБ, технический специалист и хозяйка квартиры. Владислав Иванов не может внятно объяснить, чем конкретно занимались сотрудники ФСБ в квартире, и вспомнить их действия.

Следующим свидетелем со стороны обвинения в судебный зал пригласили Олега Федорова, руководителя службы безопасности компании «Ломбард Крым Капитал», бывшего сотрудника полиции. Он принимал участие в качестве понятого в оперативных мероприятиях в районе села Правда. Где, по версии следствия, Владислав показал ФСБ схрон со взрывчаткой.

Федоров пояснил, что находился на улице Богдана Хмельницкого по личным делам, когда к нему подошел сотрудник ФСБ и предложил принять участие в следственных мероприятиях в качестве представителя общественности. Свидетель пояснил, что после этого они пришли на бульвар Ивана Франко, где находился автомобиль, по словам свидетеля, белая «Газель». В нем были два сотрудника ФСБ, второй понятой, Владислав Есипенко и водитель. В своих показаниях, Федоров поясняет, что они приехали в село Правда Первомайского района, Есипенко по дороге объяснял куда нужно свернуть, чтоб добраться до места: «с левой стороны товарищ сказал, что нужно свернуть, ориентир сельскохозяйственные постройки». После чего, все вышли из автомобиля, оперативные сотрудники предложили надеть наручники на Есипенко, он согласился, после чего постоял немного и указал место, где он хранил взрывное устройство. В автомобиле, по словам свидетеля, он был без наручников. После чего был составлен протокол, они вернулись назад в Симферополь и свидетеля отпустили. «Я потерял полдня», – резюмирует Федоров. Он поясняет, что после этого к нему на работу приезжал сотрудник следственного комитета: «Я так понимаю, там проводилась проверка в отношении сотрудников ФСБ по факту насилия. Но я вам скажу честно, никаких следов насилия на человеке я не видел. Он был абсолютно здоров», – рассказывает Федоров и поясняет, что никаких жалоб со стороны Владислава Есипенко в процессе проведения следственнымх мероприятий он не слышал.

Во время допроса адвокатом Тарасом Омельченко, Олег Федоров поясняет, что не говорил сотрудникам ФСБ о том, что подлежит отводу в качестве понятого как бывший сотрудник полиции, и не говорил о том, что он пенсионер МВД. «Ну, я милиционером был украинским, я на пенсии уже 14 лет», – говорит Олег Федоров. Далее он поясняет, что в автомобиле на место он ехал вместе с Владиславом Есипенко, который сидел сзади, между двумя сотрудниками ФСБ. Ранее, в ходе допроса прокурором, Федоров утверждал, что сотрудников ФСБ было двое, и что один из них сидел впереди, на месте возле водителя. В ходе допроса выяснилось, что понятой не помнит, когда разъяснялись ему права и какие именно, и подписывал ли он какие-то документы перед тем, как выехать в село Правда; с какого момента началось ведение протокола, какие права разъяснялись Есипенко в машине и просил ли он адвоката, предупреждали ли Федорова об уголовной ответственности за отказ от участия в следственных действиях, возвращался ли назад в Симферополь в автомобиле второй представитель общественности и велась ли видеосъемка во время проведения оперативного мероприятия. «Замерз как цуцик, и мне очень нужно было на работу» – объясняет свою забывчивость Федоров.

– Вам кто-то говорил, что это место, где хранились запрещенные вещества? – Спрашивает Омельченко.

– Сотрудники ФСБ мне говорили, что это место схрона, куда сотрудники службы безопасности Украины, назовем их «хозяева», передали взрывоопасный предмет для использования на территории Крыма, – пересказывает разговор Федоров.

– А какие-то действия, направленные на фиксацию, сбор образцов, если там что-то хранилось, это производилось или нет?

– Я стоял в стороне и не мешал людям работать. Вот эти детали я вообще не помню, если честно.

К допросу приступает сам Владислав Есипенко. После нескольких снятых вопросов о том, говорит ли неправду свидетель и где именно он встретил сотрудника ФСБ, журналист поясняет суду: «Ваша честь, я хочу заявить, что свидетель говорит неправду, поскольку меня на улицу Франка никто не подвозил. Меня сотрудники ФСБ отправили из города Бахчисарая сразу же в сторону Правды. Это я делаю официальное заявление, что этот человек говорит неправду, это первое. По поводу наручников я хочу заявить, что это также неправда, поскольку меня транспортировали в наручниках, и более того — этого человека не было. Скорее всего, он подъехал на одном из следующих транспортных средств. С момента задержания мне надевали на голову наушники и черную маску, то есть, я физически не мог видеть, куда я еду. Это я тоже делаю официальное заявление. Просто этот человек обманывает. У меня все», – говорит в суде Владислав Есипенко.

После пояснений Есипенко, адвокат Омельченко спрашивает у понятого, подговаривали ли сотрудники ФСБ его дать ложные показания после проведения обследования, на что тот отвечает отрицательно.

– Встречались с сотрудниками ФСБ или нет? – продолжает адвокат.

– Вы ж уточняйте по какому вопросу встречались, – повышает голос прокурор Подольная.

– Значит, Елена Владимировна, у меня есть валерьянка, я потом вам дам, если нужно будет, – предлагает судья Берберов.

– Мне не надо валерьянку, – отказывается Подольная.

В конце судебного заседания, участники процесса начинают говорить хором, перебивая друг друга: прокурор жалуется на то, что адвокаты «по 22 кругу задают одни и те же вопросы», сторона защиты пытается выяснить, велась ли видеосъемка во время оперативного мероприятия, свидетель продолжает утверждать, что не помнит, и заметно нервничает, а судья просит Федорова успокоиться.

После судебного заседания адвокат Дмитрий Динзе делает вывод: «Оба представителя общественности пришли подготовленные. Рассказали все достаточно четко: они помнили дату, они помнили какое мероприятие производилось, что права разъяснялись и как это все, в принципе, происходило. Эти допросы были на контрасте с допросами, которые были на прошлом судебном заседании. Потому что на прошлом судебном заседании допрашиваемые не смогли пояснить ни про права, не смогли пояснить как производилось мероприятие. То есть я сделал предварительный вывод, что те представители общественности, которые пришли сегодня, они пришли подготовленные. И они пришли сегодня намеренно засилить (так в речи адвоката - ред.) те протоколы, которые составлялись оперативными сотрудниками, и они об этом сегодня достаточно подробно рассказали».

Адвокат уточняет, что несмотря на это, во время дополнительных вопросов со стороны защиты свидетели не смогли подробно рассказать о действиях специалистов. «Например, при осмотре участка местности там производилась фото- и видеосъемка. Хотя в материалах дела видео нет никакого. Я думаю, что при хороших обстоятельствах мы сможем получить эту видеозапись и хотя бы посмотреть на физическое и психологическое состояние Есипенко. Потому что фотографии этого не передают», – поясняет Динзе.

Следующее судебное заседание назначено на 5 октября 2021 года.

Дело Владислава Есипенко

Владислав Есипенко – внештатный журналист (фрилансер) Радіо Свобода (проект Крым.Реалии), освещал социальную и экологическую проблематику, снимал опросы крымчан. Был задержан сотрудниками ФСБ России в Крыму 10 марта 2021 года по обвинению в сборе информации «в интересах спецслужб Украины», а также хранении в автомобиле «самодельного взрывного устройства».

В течение 27 дней к Есипенко не допускались независимые адвокаты. В то же время интервью с ним показал российский государственный телеканал «Крым 24»: на видео, опубликованном на сайте канала, Владислав Есипенко подтвердил, что снимал на полуострове для проекта Крым.Реалии, а также сказал, что якобы дублировал отснятое видео украинским спецслужбам.

На заседании суда в Симферополе, куда был допущен независимый адвокат, Владислав Есипенко заявил о пытках со стороны российских спецслужб. Там же Есипенко отказался от адвоката по назначению Виолетты Синеглазовой.

По сообщению адвоката Алексея Ладина, сотрудники ФСБ России «угрожали Есипенко расправой» после того, как он на суде в Крыму обвинил ведомство в пытках.

По данным правозащитников, ранее Владислава Есипенко обвиняли в Крыму только по ст. 223.1. УК России (Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств). Наказание по данной статье предусматривает от 8 до 12 лет лишения свободы. Но супруга арестованного Екатерина Есипенко сообщила, что Владиславу инкриминируют еще одну статью обвинения – ст. 222 Уголовного кодекса России (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов). Санкция данной статьи предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы.

Служба внешней разведки Украины на информацию ФСБ о сотрудничестве Владислава Есипенко с украинскими спецслужбами сообщила Крым.Реалии, что «не комментирует провокации российских спецслужб». Прокуратура АРК открыла уголовное производство по факту задержания и ареста в Крыму Владислава Есипенко.

Официальной информации от российских силовых структур о следственных действиях в отношении Владислава Есипенко нет.

Министерство иностранных дел Украины, украинский омбудсмен, Европейская и Международная федерации журналистов призвали к немедленному освобождению и снятию всех обвинений с Владислава Есипенко.

Президент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Джейми Флай потребовал немедленно освободить Есипенко из-под стражи и заявил, что РСЕ/РС возмущено пытками, о которых сообщил задержанный в Крыму фрилансер Крым.Реалии.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG