Доступность ссылки

«Как будто мужик с топором поработал». Адвокат Динзе – о «ляпах» ФСБ в деле Есипенко


Коллаж: российский адвокат Дмитрий Динзе (на переднем плане) и его подзащитный, журналист Владислав Есипенко в зале суда

Российский адвокат Дмитрий Динзе, вступивший в процесс по делу фрилансера Крым.Реалии (проект Радіо Свобода) Владислава Есипенко в июле 2021 года, в эксклюзивном интервью рассказал о «ляпах» российского следствия, нестыковках в показаниях оперативников, развалившейся версии обвинения о связях Есипенко с украинскими спецслужбами и о том, как его подзащитный, обвиняемый в Крыму в «незаконном изготовлении взрывного устройства», дал признательные показания под пытками.

«После пыток сам пришел в ФСБ»

Адвокат Дмитрий Динзе опровергает информацию российского следствия о том, что 11 марта 2021 года, на следующий день после задержания, журналист Владислав Есипенко сам пришел в управление ФСБ в Симферополе.

– Якобы вечером (Есипенко ред.) отпустили, а утром он пришел. Скажем так, пару часов (нужно ред.) – и он уже уехал из Крыма. Зачем ему было туда приходить, если они ему отдали документы? Он же не идиот, правильно?! Человек, которому угрожали, которого пытали, били, он должен еще с утра прийти сдаться, чтобы ему дальше продолжили «яйца зажимать», извините за выражение. Нет, конечно!

Задержание Владислава Есипенко в Крыму сотрудниками ФСБ России, март 2021 года
Задержание Владислава Есипенко в Крыму сотрудниками ФСБ России, март 2021 года

Динзе добавляет, что сведения о добровольной явке есть в материалах уголовного дела и судебных показаниях одного из оперуполномоченных, и указывает на нестыковки.

Основной «опер», который вел оперативный материал в отношении Есипенко, сказал, что он якобы его отпустил
Дмитрий Динзе

– Основной «опер», который вел оперативный материал в отношении Есипенко, сказал, что он якобы его отпустил. Когда ему задали вопрос: «А как все это оформлялось? Где? В журнале вы его записывали?» – он сильно покраснел, начал сглатывать слюну. Мы поняли, что идет судорожное формирование версии. Потом «лампочка загорелась», «опер» говорит: «А мы его завели в комнату для граждан, куда они приходят писать заявления». Но я знаю: чтобы завести в ту комнату, тоже надо оформить какой-то пропуск. Даже мы, адвокаты, когда приходили на (бульвар ред.) Франко в Симферополе (по адресу, где располагается управление ФСБ по Крымуред.), стояли в предбаннике перед солдатами, которые охраняют вход в здание. Пока к нам кто-то не выйдет, не вручит пропуска и мы не покажем документы, никуда мы не пройдем. Там жесткая регистрация. Поэтому все его слова – это вранье. Естественно, он (оперуполномоченный КР) пытался придумать какую-то версию, как-то ее обосновать.

ФСБ: «Кто положил гранату в дупло – нам непонятно»

По словам адвоката, вначале российские силовики поставили перед собой задачу обвинить Владислава Есипенко в шпионаже. Ему пытались вменить сбор информации для подготовки неких диверсий.

– Когда я им (оперативникам КР) задавал вопросы на суде: «Вы что, его подозревали в совершении еще какого-то преступления?» – Они говорят: «Да, сотрудничал с СБУ (по другой версии следствия, со Службой внешней разведки УкраиныКР) и хотел принести еще больший вред России в Крыму. Он собирал эту информацию, и, таким образом, мы его считаем шпионом». – Я говорю: «Ну а что, не получилось, не срослось у вас?» – «Ну да, мы фактов особых не получили, но мы узнали, с кем он сотрудничал».

Ранее в Службе внешней разведки Украины назвали провокацией сообщения ФСБ о сотрудничестве Владислава Есипенко с украинскими спецслужбами.

Адвокат Дмитрий Динзе и общественный защитник Владислава Есипенко митрополит Климент (Павел Кущ) возле здания подконтрольного России Симферопольского районного суда, Крым
Адвокат Дмитрий Динзе и общественный защитник Владислава Есипенко митрополит Климент (Павел Кущ) возле здания подконтрольного России Симферопольского районного суда, Крым

Защитник иронизирует над версией следствия о том, что представитель украинских спецслужб или его сообщник в Крыму спрятал для Есипенко гранату в дупле дерева.

Основной мотив, который они ему «нарисовали» с гранатой, – это то, что он должен был отбиваться от каких-то «криминальных» татар
Дмитрий Динзе

– Основной мотив, который они ему «нарисовали» с гранатой, – это то, что он должен был отбиваться от каких-то «криминальных» татар. Сначала была версия, что гранату в дупло для него (Есипенко КР) положил сотрудник СБУ. (Якобы КР) сказал, чтобы он ее забрал для самообороны. Потом этот сотрудник СБУ уже «уходит» из дела. Я говорю: «А установлено лицо? Кто положил?» – (Российский оперативникКР): «Возможно, сотрудник СБУ дал поручение кому-то туда гранату положить». – Говорю: «А этого человека хоть как-то пытались установить? Он вам известен?» – И вот в конце оперативники на суде говорят: «Этот человек нам неизвестен, кто положил гранату в дупло – нам непонятно. И от кого Есипенко получил гранату – мы тоже не знаем».

Над уголовным делом «как будто мужик с топором поработал»

Анализируя материалы дела, Динзе критикует следствие.

Сотрудники ФСБ, как правило, более квалифицированно и чистенько все отрабатывают, а здесь как будто мужик с топором поработал
Дмитрий Динзе

– Такая «каша», такой «бульон» – выбирай что хочешь: начиная от того, что он (Есипенко КР) – действительно «шпион», заканчивая тем, что он – просто отморозок, который ездил с гранатой и хотел кого-то взорвать. Вот, пожалуйста: вся «поляна» версий – выбирай что хочешь. Сотрудники ФСБ, как правило, более квалифицированно и чистенько все отрабатывают, особенно оперативные материалы у них выверены, а здесь как будто мужик с топором поработал: «Что получилось, то и получилось».

Крым.Реалии обращались в управление ФСБ по Крыму с запросом, однако ответа не последовало.

Адвокат указывает на «странные факты» в деле. На его взгляд, силовики знали, что будут задерживать Есипенко за гранату, которая будто бы была переделана. Они обследовали автомобиль журналиста на основании того, что в России «изготовление и переделка взрывного устройства» – более тяжкое преступление, чем его хранение.

Дмитрий Динзе, адвокат Владислава Есипенко у здания подконтрольного России Симферопольского районного суда
Дмитрий Динзе, адвокат Владислава Есипенко у здания подконтрольного России Симферопольского районного суда
Складывается впечатление, что в Крыму сотрудники ФСБ настолько не боятся закона, что сразу подготавливают уголовные дела и оперативные материалы
Дмитрий Динзе

– У меня складывается впечатление, что в Крыму сотрудники ФСБ настолько не боятся закона и какой-то ответственности, что они сразу подготавливают уголовные дела и оперативные материалы под то преступление, которое, как они считают, совершил человек. По Есипенко все документы составлены таким образом, как будто они сразу знали, какая статья Уголовного кодекса ему будет вменена и какое будет обвинение.

Защитник высказал мнение, что если бы в ФСБ заранее не продумали уголовную статью для Есипенко – не было бы оснований для проведения оперативно-разыскных мероприятий. Силовики были бы вынуждены дальше заниматься разработкой журналиста.

– Основная заминка заключается в том, что все оперативно-разыскные мероприятия (ОРМ) могут проводиться только по тяжким и особо тяжким преступлениям. И вот тот состав, который у них был вписан в постановление о проведении ОРМ, является тяжким. Есть такой нюанс: они могли поехать, обнаружить гранату, но это статья 222.1 УК России (до ужесточения в июле 2021 года «незаконное хранение, перевозка взрывчатых веществ или взрывных устройств» наказывались, например, ограничением свободы до трех лет – КР). Получается, они должны были провести еще больше оперативно-разыскных мероприятий для того, чтобы убедиться, что лицо совершило тяжкие и особо тяжкие преступления. А так они сразу поехали с конкретной статьей – «незаконное изготовление и переделка взрывного устройства» (ст. 223.1, согласно УК России, наказывается лишением свободы от 8 до 10 лет – КР).

«Электрические провода крепят к ушам и гениталиям»

После того как к Есипенко допустили адвокатов по соглашению, он заявил о том, что оговорил себя под пытками. Рассказал, что из него выбивали признания электрическим током. Динзе говорит, что это обычная практика в России и подконтрольном ей Крыму.

Со слов подзащитных, многочасовые пытки током есть и в Москве, и в Крыму
Дмитрий Динзе

– Со слов подзащитных, многочасовые пытки током есть и в Москве, и в Крыму. Из старого телефона делают динамо-машину (генератор постоянного тока – КР), подсоединяют провода и крутят эту ручку, регулируя поток тока, который приходится на те или иные части тела. К ушам подсоединяют, к гениталиям подсоединяют. В делах террористической направленности, чтобы не оставлять следов, могут надевать мокрое полотенце на кисти рук, гениталии и к этому полотенцу уже крепить электроды. Тогда на теле человека вообще не остается следов. Если на голое тело (крепить провода – КР) – остаются термические ожоги в виде точек или бóльших очагов поражения.

Оговорил себя, чтобы выжить

Несмотря на то, что Владислав Есипенко оговорил себя под пытками, его признательные показания вредят стороне защиты, утверждает адвокат.

Он полностью оказался в их руках, боялся за свою жизнь и свое здоровье
Дмитрий Динзе

– Он полностью оказался в их руках, боялся за свою жизнь и свое здоровье. Он мог сказать, что никаких переделок не делал на этой гранате, просто нашел ее где-то в лесу. И все. Он бы даже под стражей не находился. Может быть, был бы арест, но суд бы прошел по-быстрому – его бы отпустили. А так он много всего на себя наговорил. Он пытался молчать с момента остановки автомобиля, но, говорит, что это было проблематично, потому что он боялся продолжения пыток, которыми ему угрожали. И случилось то, что случилось: он дал показания, изобличающие его в совершении тяжкого состава – от 8 до 10 лет лишения свободы. Когда клиент сотворил (оговорил себя под пыткамиКР) – мы, адвокаты, уже пытаемся реанимировать ситуацию.

По мнению Динзе, человек, оказавшийся в руках российских силовиков, после избиений и пыток начинает верить в то, что угрозы изнасиловать или убить его либо его родных реальны. Защитник говорит, что то же самое произошло с журналистом Есипенко.

Если хотят убить, то, как правило, по-тихому берут: человек просто пропадает, никто не знает, где он
Дмитрий Динзе

– Все это, честно говоря, оттого, что люди просто-напросто не готовы к таким обстоятельствам. Они не понимают, что все это блеф. Если хотят убить, то, как правило, по-тихому берут: человек просто пропадает, никто не знает, где он. Никаких документов нет. Вот в этих условиях все эти методы применимы, и человек может опасаться за свою жизнь. А когда тебя с такой помпой берут: с гаишниками, со свидетелем, который вместе с тобой ехал в одной машине, с представителями общественности, – куда ты денешься? Никуда не денешься! Конечно, тебя никто не убьет, ничего не сделает. Максимум – это выбьют показания и соответственно оформят. Все. Больше ничего происходить не будет.

Почему ФСБ «устранила» Есипенко?

Адвокат полагает, что причиной задержания Есипенко могла стать его журналистская деятельность.

– Я думаю, что им не понравился какой-то сюжет или не понравился такой персонаж, который ездит с украинскими номерами по Крыму, сует везде свой нос, пытается выяснить социально значимые и политические обстоятельства, настроения.

Случай с фрилансером Есипенко убедил Динзе, что работа журналиста на аннексированном полуострове опаснее, чем в соседней России.

– Это, как они считают, могло быть использовано сотрудником СБУ в подрывной деятельности в отношении России. И поэтому они его устранили. Многие журналистские и расследовательские организации закрываются в России, потому что небезопасно сейчас работать журналистом, ну а в Крыму умножьте эту небезопасность на десять. Вы же понимаете, что Крым милитаризирован достаточно плотно: куда ни плюнь – везде ракеты, куда ни посмотри – везде идет солдат в форме или по гражданке.

«Отпечатков пальцев на гранате нет, а потожировые следы есть»

На заседании суда 6 сентября 2021 года Есипенко рассказал, что после задержания у него трижды брали биоматериалы. Один раз – в присутствии адвоката по назначению (отбор образцов ДНК для сравнительного исследованияКР), два других – без адвоката, будто бы для теста на коронавирус. По предположению журналиста, незаконно взятые у него образцы ДНК позже могли оказаться на гранате, проходящей по делу. Адвокат этого не исключает.

У Есипенко – интересная ситуация, указывающая на то, что у него действительно брали эти образцы и, возможно, что-то с ними делали
Дмитрий Динзе

– Образцы, которые нигде не фигурируют, необходимы, если у тебя доказательств немного: можно ими обмазать соответствующие предметы. И тогда будет много доказательств. Я не утверждаю, что это кто-то совершил, но иногда такое делается. У Есипенко – интересная ситуация, указывающая на то, что у него действительно брали эти образцы и, возможно, что-то с ними делали. Это то, что отпечатков пальцев на гранате нет, а биологические образцы есть. Вот как вы это можете объяснить?

По словам Динзе, оперативники не обнаружили перчаток в автомобиле его подзащитного. Почему тогда на гранате не осталось отпечатков Есипенко – для адвоката загадка.

– Если я держу гранату, я ее «жамкаю», насаживаю колпачки, накручиваю леску, наматываю резинки, – понятно, что отпечатки пальцев останутся. А здесь – ничего. Потожировые следы остались. Вот этого вообще я, честно говоря, никогда не встречал, потому что всегда остаются и «пальцы», и потожировые следы.

«Переделка гранаты – это полный бред»

Есипенко свидетельствует, что ему подбросили гранату во время досмотра автомобиля. И все же защитник Динзе собирается доказать в суде, что это взрывное устройство не было переделано. Это нужно для того, чтобы переквалифицировать статью на более легкую.

Граната от этого сильнее не взорвется, и эти резинки большего чем от взрыва гранаты вреда никому не причинят
Дмитрий Динзе

– Поставлен термоусадочный колпачок на взрыватель, леской и резинкой обмотан взрывной механизм – никакие конструктивные особенности не изменяются. Граната от этого сильнее не взорвется, и эти резинки большего чем от взрыва гранаты вреда никому не причинят. Я уже проконсультировался по этому вопросу, мне говорят: «Конечно, это полный бред». Если будет возможность – мы найдем специалиста и представим свое заключение. Почему такая жесткая ответственность (по ст. 223.1 УК России КР)? Потому что люди увеличивают силу взрыва устройства, например, добавляя порох или тротил, обматывая его подшипниками и гвоздями.

Как только в деле вместо адвоката по назначению Виолетты Синеглазовой появились независимые защитники, Есипенко отказался от предыдущих показаний и заявил, что они были сфальсифицированы следствием. Он стоит на этой позиции и не признает своей вины. Однако в подконтрольном России суде практически невозможно добиться оправдательного приговора, считает Динзе.

Мы же – профессионалы. Они пытают, а мы пытаемся человека вытащить. Вот и вся разница между нами
Дмитрий Динзе

– Подчистую здесь его никто не оправдает. Мы же – все-таки реалисты, а не мечтатели. Я вижу такую картину: если нам удастся «отбить» 223.1 (тяжкую статью), то останется статья 222.1, а по ней уже можно получить условный срок. И если даже какой-то срок дадут, то он будет небольшой. Он уже достаточно долго сидит, и в этом случае чуть-чуть останется посидеть. Но если останется статья 223.1, тогда ему «влепят» нормально. Хотя я читал практику (применения судами статей УК РоссииКР), что по 223-ей (примечание один: «незаконное изготовление взрывчатых веществ») и 222-ой (примечание один: «незаконное хранение взрывных устройств») по многим уголовным делам российским гражданам условно дают. Какая практика в Крыму – я не знаю. Но я бы на месте судьи не стал давать реальный срок Есипенко, с учетом характеристики его личности и того, как все в деле вырисовывается. Конечно, сотрудники ФСБ могут настаивать на том, чтобы он его «законопатил» по полной программе и надолго отправил в колонию. Мы все-таки постараемся не допустить больших сроков и уйти на маленькие, чтобы ему недолго осталось сидеть, и он уехал уже в Украину. Мы же – профессионалы. Они пытают, а мы пытаемся человека вытащить. Вот и вся разница между нами (смеется КР).

Крым.Реалии готовы предоставить возможность высказаться всем сторонам, упомянутым в этом материале.

Дело Владислава Есипенко

Владислав Есипенко – внештатный журналист (фрилансер) Радіо Свобода (проект Крым.Реалии), освещал социальную и экологическую проблематику, снимал опросы крымчан. Был задержан сотрудниками ФСБ России в Крыму 10 марта 2021 года по обвинению в сборе информации «в интересах спецслужб Украины», а также хранении в автомобиле «самодельного взрывного устройства».

В течение 27 дней к Есипенко не допускались независимые адвокаты. В то же время интервью с ним показал российский государственный телеканал «Крым 24»: на видео, опубликованном на сайте канала, Владислав Есипенко подтвердил, что снимал на полуострове для проекта Крым.Реалии, а также сказал, что якобы дублировал отснятое видео украинским спецслужбам.

На заседании суда в Симферополе, куда был допущен независимый адвокат, Владислав Есипенко заявил о пытках со стороны российских спецслужб. Там же Есипенко отказался от адвоката по назначению Виолетты Синеглазовой.

По сообщению адвоката Алексея Ладина, сотрудники ФСБ России «угрожали Есипенко расправой» после того, как он на суде в Крыму обвинил ведомство в пытках.

По данным правозащитников, ранее Владислава Есипенко обвиняли в Крыму только по ст. 223.1. УК России (Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств). Наказание по данной статье предусматривает от 8 до 12 лет лишения свободы. Но супруга арестованного Екатерина Есипенко сообщила, что Владиславу инкриминируют еще одну статью обвинения – ст. 222 Уголовного кодекса России (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов). Санкция данной статьи предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы.

Служба внешней разведки Украины на информацию ФСБ о сотрудничестве Владислава Есипенко с украинскими спецслужбами сообщила Крым.Реалии, что «не комментирует провокации российских спецслужб». Прокуратура АРК открыла уголовное производство по факту задержания и ареста в Крыму Владислава Есипенко.

Официальной информации от российских силовых структур о следственных действиях в отношении Владислава Есипенко нет.

Министерство иностранных дел Украины, украинский омбудсмен, Европейская и Международная федерации журналистов призвали к немедленному освобождению и снятию всех обвинений с Владислава Есипенко.

Президент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Джейми Флай потребовал немедленно освободить Есипенко из-под стражи и заявил, что РСЕ/РС возмущено пытками, о которых сообщил задержанный в Крыму фрилансер Крым.Реалии.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG