Доступность ссылки

«Отток из села не остановить»: есть ли будущее у крымского фермерства?


Крымские фермеры получат около 151 миллиона рублей на развитие кооперации и семейных животноводческих ферм, сообщили в российском Министерстве сельского хозяйства Крыма. Средства обещают распределить в ходе конкурсного отбора на лучшие фермерские бизнес-идеи.

Ранее российский министр сельского хозяйства Крыма Андрей Рюмшин заявлял, что с 2015 по 2018 год на развитие сельских территорий в Крыму было выделено более 240 миллионов рублей. Кроме того, чиновник привел данные, что с 2015-го между крымским правительством и инвесторами было подписано 64 соглашения о реализации проектов, по которым объем инвестиций должен составить порядка 42 миллиардов рублей. Позднее Рюмшин уточнил, что реальные инвестиции в сельское хозяйство в 2018 году не превысили 2 миллиарда рублей.

Российский глава Крыма Сергей Аксенов 23 октября презентовал программу работы на следующие пять лет и в том числе говорил про развитие села:

«В сельском хозяйстве задействовано более 100 тысяч человек. В числе значимых приоритетов аграрной политики: модернизация предприятий агропромышленного комплекса, повышение инвестиционной привлекательности отрасли, развитие мелиорации и социальной сферы села. Благодаря реализации проектов в этой и других сферах, рост производства продукции к 2024 году должен составить более 13% к уровню 2018 года. На 2020-2024 годы на развитие отрасли в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынка сельхозпродукции, сырья и продовольствия Республики Крым будет выделено в общей сложности 13,4 миллиарда рублей. В том числе в рамках национальных проектов – 246 миллионов».

В то же время председатель Комитета по аграрной политике и развитию сельских территорий российского парламента Крыма Юрий Мигаль в октябрьском интервью радио «Спутник в Крыму» рассказал, что в последнее время в Крыму заметен большой отток населения из сельской местности, особенно молодежи:

«Вот эти пять лет работала программа устойчивого развития сельских территорий, и в рамках этой программы стали приводить в порядок инфраструктуру на селе. Сегодня ремонтируются клубы, идут замены водопроводов, ставятся детские спортивные площадки, ремонтируются дороги, освещаются улицы. Может быть, еще не все населенные пункты затронуты этой реконструкцией, но в каждом за эти пять лет сделано определенное движение вперед – мы это видим… Но сколько бы мы ни строили дорог, освещали улиц, ставили детских площадок – если не будет высокотехнологичного рабочего места, если молодежь не будет видеть, что сюда можно прийти, что можно здесь работать и получать хорошую зарплату, провести свой досуг, заняться спортом, все это бессмысленно. Тогда мы сможем увидеть, что молодежь все-таки будет возвращаться в село, работать. Отсюда и пойдет развитие сел».

Фермер из Евпатории Петр (имя изменено в целях безопасности – КР) утверждает, что после аннексии Крыма Россией у него и его коллег начались серьезные проблемы с работой.

Работы нет в сельской местности. Село развалится, обман на обмане
Петр

– Немножко стали дороги делать, клубы. Вот у нас тоже в деревне и клуб сделали, и с дорогами навели порядок – а работы нет! Прибыли к нам представители с материка (из России – КР), поменяли власть в коллективных хозяйствах фермерских, где большие предприятия, и начали дурить. У нас рядом село Уютное, колхоз Горького. До этого был Владимир Галаш – нормальный мужик, выплачивал инвестиции, все. А прибыли с материка люди, захватили вот это все. Собрали урожай, деньги – в карман, и людей обдурили полностью… Работы нет в сельской местности, идут в город Евпатория, но там зарплаты копеечные. Село развалится, обман на обмане. Знаете, дорогу и условия лизать никто не будет – людям кушать надо, нужна работа. Молодежи практически нет. А говорили: вот, Россия пришла, прямо такое счастье, лучше станет жить. Но пришли жандармы, урядники и полицаи.

Фермер отмечает, что в Крыму стало практически невозможно найти работников на временные работы в его хозяйстве.

Воды нет, засаливается почва. Все фрукты как бурьян
Петр

– К тому же воды нет, засаливается почва. Все фрукты как бурьян, и всю охоту отбили от занятия… А то, что они предлагают – мы местные, должны сами соображать. Я с 1973 года здесь проживаю, мы должны сами определяться, что чего и как, что нам диктовать. Мы сами видим, что вырастет, а они предлагают, чтобы показуху сделать.

Эксперт рынка продовольственных товаров в Крыму Андрей Александров рассуждает, почему, несмотря на вложения в сельское хозяйство, о которых говорят российские власти, полуостров остается импортозависимым регионом по продовольствию.

В Крыму вряд ли светят какие-то радужные перспективы селу, несмотря на все вливания, которые будут сделаны или делаются
Андрей Александров

– У Крыма ограниченные ресурсы. Взять тот же соседний Краснодарский край: доступность воды для орошения, количество рек, каналов – там инфраструктура очень хорошо развита. В Крыму же земледелие было с незапамятных времен рискованным: может вырасти, может нет. Соответственно, сажают простые, понятные культуры, приносящие максимальную маржинальность – пшеницу ту же, например. Но одной пшеницей не накормишь: надо развивать животноводство, овощеводство, то есть диверсифицировать как-то производство сельхозкультур. Бизнес, капитал идет туда, где выше маржа, выше норма прибыли. Соответственно, недостаточность местных производств компенсируется поставками… Я думаю, что в Крыму вряд ли светят какие-то радужные перспективы селу, несмотря на все вливания, которые будут сделаны или делаются.

Андрей Александров отмечает, что сейчас на крымском рынке труда значительную часть мужской рабочей силы перетянуло на себя строительство.

Из села отток идет, и это не остановить
Андрей Александров

– Если у человека голова светлая, его посадили на какой-нибудь щебневоз, на каток, и он что-то где-то строит. Да, хороший механизатор получает баснословные деньги, но получает он их в крупных агрохолдингах, где он за день обрабатывает тысячу гектаров. Но в Крыму нет таких серьезных агрокомплексов с хорошей техникой, с хорошей производительностью труда, чтобы заплатить эти деньги. Так что из села отток идет, и это не остановить.

Старший научный сотрудник Института географии Российской академии наук Ксения Аверкиева указывает на то, что в современной России село перестало быть местом проживания исключительно сельскохозяйственных работников.

– Мне кажется, демографическую ситуацию в российском селе никакие государственные программы не поменяют, тем более что они разрабатываются Минсельхозом и напрямую не связаны с демографической политикой. Действительно, новая программа, в отличие от прошлых, имеет свои преимущества, большое внимание уделяется не только сельскому хозяйству. Российские села, особенно в центральной полосе или ближе к северу, утратили свои аграрные функции, и очень важно разделять сельскохозяйственное производство и сельскую жизнь. Непосредственно в сельском хозяйстве сейчас заняты 10-15% сельских жителей и еще не очень большой процент владельцев подсобных хозяйств. Новая программа дает по крайней мере какие-то шансы неаграрным функциям в сельской местности… Там, где есть хорошие дороги, она становится местом проживания людей, занятых в городах или на вахтах.

Глава Союза украинского крестьянства, экс-президент Ассоциации фермеров и землевладельцев Украины Иван Томич предлагает свой рецепт спасения крымских сел, исходя из опыта стран Восточной Европы.

В России за последние 15 лет вдвое сократилось количество фермерских хозяйств, в деревне ситуация очень сложная – она погибает
Иван Томич

– Точка роста для села – это крестьянские фермерские хозяйства, семейные. Их очень сейчас мало и в Крыму, и на постсоветском пространстве. Без поддержки целевых программ, развития такой формы хозяйствования сельскую местность не возродить. К сожалению, это большая проблема в России. Там за последние 15 лет вдвое сократилось количество фермерских хозяйств, в деревне ситуация очень сложная – она погибает. В Крыму тоже такая ситуация. До 2010 года она была намного лучше, было более двух тысяч фермерских хозяйств и частные подсобные. Если не будет изменена политика поддержки, ничего из этого не получится. Пример есть у наших соседей – в Румынии и Польше. В Румынии на 18,9 миллиона граждан 3,9 миллиона семейных фермерских хозяйств, в Польше – полтора миллиона. Там в деревне рабочие места, рождаются дети, есть социальная поддержка и развитие местности.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG