Доступность ссылки

«Мы оказались в классической президентской республике». Эксперты оценили новую Раду и Кабмин


Президент Украины Владимир Зеленский во время выступления в Верховной Раде Украины в первый день работы парламента 9-го созыва. Киев, 29 августа 2019 года

Гости программы «Ваша Свобода»: политические эксперты Антон Малеев и Андрей Смолий.

Виталий Портников: Для широкой общественности где-то 90% представителей нового Кабинета министров не является известными людьми, неизвестны и их фамилии. Это все новые люди. Есть среди них профессиональные дипломаты, экономисты. Два министра из предыдущего правительства сохранили свои должности. Это Арсен Аваков, который находится в должности министра внутренних дел Украины с 2014 года, и Оксана Маркарова, в последний период пребывания правительства Владимира Гройсмана у власти занимавшая должность министра финансов.

Господин Малеев, на ваш взгляд, это технократическое правительство, политическое правительство, какое? Правительство Зеленского или все же правительство Гончарука?

Антон Малеев: В основном, это правительство все-таки Зеленского. И основной индикатор обнаружения успешности правительства будет в том, что говорит Зеленский, а не в том, что делает само по себе правительство. Оно подбиралось под те задачи, которые ставил перед ним Зеленский, поэтому оно ‒ технократическое. Это не самостоятельные политические единицы.

К сожалению, можно констатировать, что мы оказались в классической президентской республике. Должны понимать две вещи. Это очень-очень большие возможности, но это и большая ответственность. И угрозы Зеленского с трибуны ‒ если не будете справляться, я вас всех разгоню и наберу новых ‒ могут быть не просто шуткой с трибуны, а вполне реальностью.

И есть еще одна большая угроза для этого правительства: несмотря на все заверения нового премьер-министра, именно Аваков является самым мощным бюрократом из всех вместе взятых, кого вчера назначили. Он знает эту систему вдоль и поперек и контролирует, пожалуй, одно из ключевых министерств на сегодня. И это был едва ли не единственный момент, когда его можно было относительно безболезненно сменить для государства, потому что это было бы воспринято людьми нормально.

Под Офисом президента протестуют против Арсена Авакова, Киев, 28 августа 2019 года
Под Офисом президента протестуют против Арсена Авакова, Киев, 28 августа 2019 года

‒ Господин Смолий, какова ваша оценка правительства? И не является ли «фактор Авакова» в этом кабинете решающим, учитывая в прошлом тесное сотрудничество министра внутренних дел с некоторыми членами из этого правительства? Наблюдатели говорят, что с ним сотрудничали и Алексей Гончарук, и Владислав Крыклий.

Андрей Смолий: Действительно, мы оказались в новой реальности, когда у нас и правительство, и парламент не являются самостоятельными субъектами. Де-юре имеем парламентско-президентскую республику, но де-факто получили минимум президентско-парламентскую республику, а то и полностью президентскую республику, где вся власть сконцентрирована в руках президента и его офиса.

Мы можем назвать новое правительство технократическим. Но действительно ли оно выполнит те функции, которые на него возложены со стороны украинского населения? Это мы уже увидим через полгода. Для украинской демократии, для украинского процесса государственного такой расклад не является хорошим. Это угроза украинской демократии, украинскому парламентаризму.

Парламент в украинском государстве всегда выполнял роль некоего государственно органа, который даже в определенные моменты предотвращал худшее развитие событий в нашем государстве. Сейчас этот орган фактически полумарионеточный.

Новоизбранный председатель Верховной Рады Украины Дмитрий Разумков (справа) и первый вицеспикер парламента Руслан Стефанчук. Киев, 29 августа 2019 года
Новоизбранный председатель Верховной Рады Украины Дмитрий Разумков (справа) и первый вицеспикер парламента Руслан Стефанчук. Киев, 29 августа 2019 года

Арсен Аваков для общества довольно токсичный. Почему этот человек остался в новом правительстве? Будет большое трение между теми людьми, которые являются новыми, и Аваковым. Авакова оставили фактически как человека, который может гарантировать власти стабильность в правоохранительной системе. Во время президентской кампании (ни для кого не секрет) Аваков не был на стороне Петра Порошенко. Аваков пытался подыгрывать тому же Владимиру Зеленскому. И Аваков неоднократно встречался с Игорем Коломойским.

То, что Арсен Аваков остался в новом правительстве, ‒ это влияние Игоря Коломойского на формирование нового правительства. Поэтому не можем говорить о том, что это правительство только Владимира Зеленского. Это правительство Владимира Зеленского и олигархических сфер влияния, принадлежащих Игорю Коломойскому.

‒ Господин Малеев, фактор премьер-министра: вы говорите, что премьер-министр ‒ это человек, который сейчас будет очень сильно зависим от офиса президента. Но мы уже неоднократно в украинской истории последних 28 лет сталкивались с ситуациями, когда премьер-министры, которые должны быть послушными исполнителями воли президента, становились самостоятельными фигурами...

Антон Малеев: Вполне возможно, что нас через год ожидает смена этого правительства. Что будет на самом деле более негативным явлением, потому что частая смена правительства замедляет экономическое и политическое развитие государства. Мы застреваем на одном и том же месте, у нас не происходят реформы. В тех условиях, когда прогнозировали все, что парламент будет независимым центром влияния и сам будет диктовать условия во многих моментах, а этого физически не произошло, у нас существует скепсис и в отношении самого Гончарука. Вполне возможно, что премьер-министр не будет отдельной фигурой с отдельным своим видением.

Алексей Гончарук во время выступления в Верховной Раде, которая проголосовала в тот день за назначение его премьер-министром Украины. Киев, 29 августа 2019 года
Алексей Гончарук во время выступления в Верховной Раде, которая проголосовала в тот день за назначение его премьер-министром Украины. Киев, 29 августа 2019 года

Технократы ‒ у них есть свое видение, но это чисто технические люди. Они и без того знают, что, как и где надо поправлять и как устроен механизм. Но политик знает, что надо менять радикально. И в этом есть проблема и отличие технократов от политиков. И еще один момент. Судя по поведению Зеленского в Верховной Раде, он ведет себя с окружающими, как будто он является руководителем всего этого.

Представитель и руководитель ‒ это разные вещи, разные модели. Он чувствовал себя как дома. Этого не было при другом президенте. Другие президенты как-то все-таки имели уважение, имели понимание морали и норм каких-то. Возможно, и хорошо, что есть кто-то, кто разрушает все это окончательно и показывает, что не имеет значения ничто, я здесь никого не потерплю. Но практика показывает, что обычно это плохо.

‒ Господин Смолий, рассудите, сможет ли премьер-министр стать самостоятельным игроком просто вследствие полномочий и личных каких-то качеств?

Андрей Смолий: Я очень хотел бы, чтобы новый премьер-министр Гончарук проявлял более самостоятельную политику и в руководстве правительством. Но я очень сомневаюсь, что это будет. Есть 254 мандата только со стороны «Слуги народа» и еще 20 с чем-то мандатов довольно аффилированной, приближенной группы «За будущее». Всего у них 270 мандатов. В таком случае премьер-министр просто априори не может быть самостоятельной фигурой. Если премьер захочет стать самостоятельной фигурой, Верховная Рада Украины быстро заменит его другим.

Украина ‒ не Россия. Но все же «Слуга народа» пытается копировать ту историю, те идеологические основы партийного строительства, которые есть в партии «Единая Россия». Удастся ли это им или нет? Я почему-то думаю, что этого не удастся, потому что Украина ‒ не Россия, и у нас люди очень быстро разочаровываются в тех или иных политических проектах. Но первые проявления авторитарного режима уже сегодня, к сожалению, есть.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG