Доступность ссылки

«Формула Штайнмайера». Как изменить ситуацию в пользу Украины?


Во время протеста против подписания в Минске так называемой «формулы Штайнмайера» у Офиса президента Украины. Киев, 1 октября 2019 г.

Гости программы «Ваша Свобода» Константин Елисеев, дипломат, экс-заместитель главы Администрации президента Украины; Евгений Шевченко, народный депутат Украины («Слуга народа»)

Президент Украины Владимир Зеленский демонстрирует стремление к проведению встречи в так называемом «нормандском формате» при участии лидеров Украины, России, Германии и Франции для урегулирования ситуации на Донбассе. Украина уже пошла на условия России ‒ согласовала так называемую «формулу Штайнмайера», сейчас пытается провести разведение сил на пилотных участках фронта. Однако пока безуспешно ‒ обстрелы продолжаются. Стороны обвиняют друг друга в нарушении режима тишины и совершенно по-разному трактуют, что должно происходить в результате имплементации «формулы Штайнмайера».

Виталий Портников: Министр иностранных дел Украины говорит о том, что сейчас невозможно даже установить дату «нормандского саммита», потому что обстрелы со стороны сил так называемых «народных республик» продолжаются, невозможно даже выдержать режим тишины, определенный для того, чтобы пойти на определения даты саммита. Господа, что делать в этой ситуации? Как изменить ситуацию в пользу Украины?

Евгений Шевченко: Комиссия из народных депутатов, входящих в Комитет по нацбезопасности и обороне, несколько дней как оттуда приехала. У нас будет заседание фракции, на котором они будут докладывать, что там на самом деле происходит, какие будут рекомендации с их стороны. Я слышу от коллег, что люди, находящиеся в этой «серой зоне», не считают, что будет какая-то угроза для них. Для них главное ‒ установление мира.

Евгений Шевченко
Евгений Шевченко

Закон, принятый Верховной Радой об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, скоро потеряет силу. Те принципы, которые там были заложены, никого не устраивают. Надо садиться и договариваться, каким будет новый закон.

План действий, который видит наша сторона, Украина ‒ это выработать в «нормандском формате» принципы и уже после обсуждения в обществе, с журналистами внести в Верховную Раду новый законопроект, принять, который будет вступать в действие по той же «формуле Штайнмайера». Один из объектов договора этого будет Москва.

Вече «Остановим капитуляцию», Киев, 6 октября 2019 года
Вече «Остановим капитуляцию», Киев, 6 октября 2019 года
Если будет доверие между сторонами, будет мир
Евгений Шевченко

«Формула Штайнмайера» ‒ это предохранитель, что будет раньше: выборы состоятся или закон. Штайнмайер предложил такие механизмы, которые дают доверие к обеим сторонам. Там два предохранителя. Закон вступает в силу после проведения досрочных выборов в 20:00 по украинскому времени. Он действует на временной основе. И когда будет обнародован отчет ОБСЕ о том, что выборы в целом прошли так, как того требует законодательство Украины, закон вступает в силу и действует на постоянной основе.

Должен быть достигнут компромисс. Подписание этого текста («формулы Штайнмайера» ‒ ред.) ничего не значит, кроме того, что открывается «нормандский формат», будут переговоры, там будут заложены новые принципы, будут договоренности, потом они будут реализованы в нашем законодательстве. Нужно восстановить доверие. Если будет доверие между сторонами, будет мир.

Константин Елисеев: Доверие будет восстановлено только тогда, когда они освободят Донбасс и Крым, и когда они извинятся, что убили около 14 тысяч украинцев. И «режет ухо», когда заявляют даже официальные руководители, что у нас в украинско-российских отношениях появилась «оттепель».

Доверие будет восстановлено только тогда, когда они освободят Донбасс и Крым
Константин Елисеев

Для нас «нормандский саммит» не должен быть самоцелью. Мы должны его готовить, но не саммит ради саммита, потому что должны быть вещи, которые действительно дадут импульс мирному процессу на Донбассе. Единственное, что немного «режет уши», что мы, как выяснилось, выполняем условия не для восстановления мира на Донбассе, а только для проведения саммита. У России повышается аппетит ‒ они выдвигают условие за условием, мы уже не успеваем их выполнять. Нам нужно сейчас объединиться вокруг мирного процесса на Донбассе и попробовать все-таки вырулить непростую ситуацию, которая сложилась в результате согласования украинской стороной пресловутой «формулы Штайнмайера».

Константин Елисеев
Константин Елисеев

Мне немножко звучит странно, когда мы пытаемся продвигать за Россию политические условия выполнения Украиной Минских договоренностей. Я концентрировался бы на условиях безопасности, которые должна выполнить Россия.

Фактически мы согласились на российский сценарий имплементации Минских договоренностей
Константин Елисеев

Согласование Украиной «формулы Штайнмайера» ‒ это фактически мы согласились на российский сценарий имплементации Минских договоренностей. И «выборы в целом демократические» ‒ как раз слово «в целом» для нас никогда не было приемлемым. Даже у нас делегация совместно с немцами и французами ехала в Варшаву (там находится ДИПЛ ОБСЕ) и с ними вели консультации. Они сказали, что они в своей практике слово «в целом» не употребляют. Они либо демократические, либо не соответствуют стандартам. Мы знаем, как Россия будет проводить выборы. И это довольно опасно.

Мы уже наступали на эти «грабли» в 2014 году. Как только были подписаны два «Минска» 5 сентября и в 19 сентября 2014 года, украинская сторона начала с энтузиазмом, потому что нужен мир, выполнять политические условия «Минска». Приняли закон о порядке местного самоуправления в ОРДЛО, приняли проект амнистии, приняли постановление Верховной Рады, которым определили зоны ОРДЛО. Кстати говоря, была зафиксирована дата местных выборов ‒ 7 декабря 2014 года. Россия продолжила стрелять, никаких условий безопасности не выполнила и даже провела фейковые «выборы» в ноябре 2014-го.

‒ Господин Шевченко, вы считаете, что принятие нового закона о «особом статусе» ОРДЛО позволит нам прекратить войну и установить мир?

Нам надо договариваться с теми, кто принимает решения там. А решение на территории ОРДЛО принимает кто? Президент Путин. Надо с ним договариваться
Евгений Шевченко

Евгений Шевченко: Как один из главных элементов ‒ да. Но нас беспокоит безопасность граждан Украины, выполнение будущих договоренностей, и что мы получим, что это будет за анклав или территория, каким будет сожительство с остальной страной, какая будет разница жизни в Донецке и в целом в Украине. Это принципиально.

Нам надо договариваться с теми, кто принимает решения там. А решение на территории ОРДЛО принимает кто? Президент Путин. Надо с ним договариваться. Есть дипломатия ‒ пусть договариваются.

Константин Елисеев: Ключевое ‒ это граница. Меня беспокоит, что из лексикона наших чиновников исчезли три ключевых слова ‒ граница, дорожная карта, комплексная имплементация Минских договоренностей и ... почему мы против миротворческой миссии ООН?

Из лексикона наших чиновников исчезли три ключевых слова ‒ граница, дорожная карта, комплексная имплементация Минских договоренностей
Константин Елисеев

Я думаю, что Россия будет настаивать на следующем саммите, чтобы мы имплементировали и этот закон (о «особом статусе» Донбасса ‒ ред.), и эту «формулу» в законодательство и приняли постоянно действующий закон.

Россия настаивает, чтобы этот закон обсуждался (кстати!) с так называемыми, как они говорят, «апалченцами» ОРДЛО. Я вел многочасовые переговоры с Сурковым ‒ с этой позиции они не съедут. По сути мы будем иметь российскую территорию, через которую они будут влиять на жизнь Украины, на наш внешнеполитический курс и так далее.

Давайте снимем «розовые очки» и будем говорить правду. Мы пока проиграли. Я не хочу сказать, что это «пока» ‒ поражение. Но пока мы проигрываем в этой ситуации за счет того, что мы полностью забыли о компоненте безопасности.

К сожалению, мы пока не знаем, что с этим делать. Именно поэтому, как агония, мне кажется, пошла уже идея о разведении всей контактной линии. Кстати, в «Минске» нет ни слова о «разведении». Это российская «хотелка». Цель такова ‒ развести и «заморозить» эту контактную линию, по сути создать квазиграницу с этими непризнанными «республиками». И Россия это предлагает, как большую уступку на пути к выполнению условий безопасности.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG