Доступность ссылки

Фрэнсис Фукуяма об украинской демократии, ложных ожиданиях и Крыме


Фрэнсис Фукуяма

Переход к демократии в Украине ‒ важнейшая демократическая трансформация, происходящая сейчас в мире, считает американский политолог, экономист, философ, публицист, профессор Стэнфордского университета Фрэнсис Фукуяма. И от того, как будут продвигаться дела в Украине, будет зависеть вопрос, сможет ли посткоммунистическая страна успешно преодолеть свое прошлое. От того, будет ли эта трансформация успешной, будет зависеть в будущем и то, что произойдет в Беларуси и в России, сказал Фукуяма, который был главным выступающим на международной конференции, организованной Украинским научным институтом Гарвардского университета.​

Фрэнсис Фукуяма является автором многих книг, самая известная из которых «Конец истории и последний человек», вышедшая в 1992-м, в ней он утверждал, что успех и распространение западных либеральных демократий и рыночной модели капитализма сигнализирует конечную точку социально-политической эволюции человечества и победу этой формы управления.

Сейчас, почти 30 лет спустя, он говорит, что некоторые его ожидания были ошибочными, также некоторые ошибки сделали западные советники, помогавшие с выработкой плана реформ в бывших коммунистических странах.

Фукуяма отметил, что в Стэнфордском центре демократии, развития и верховенства права он и его коллеги изучают опыт Украины, потому что она ‒ «большая и важная европейская страна. Она находится на передовой мировой борьбы за демократию, особенно после того, как Россия оккупировала Крым и Донбасс». И ее уроки дают ключ для понимания перехода к демократической системе в регионе, добавил он.

В своей лекции под названием «Уроки украинских демократических трансформаций», которая транслировалась в сети YouTube, он назвал три урока трансформации в Украине ‒ важность гражданского общества, хорошего государственного управления и борьбы с коррупцией.

Урок 1. Без гражданского общества демократию не построить

Без общественных организаций, без общества, организованного горизонтально, демократические преобразования в Украине не состоялись бы, считает Фукуяма. Для него самого это было неочевидно в начале 1990-х годов, когда он возлагал большие надежды на гражданское общество в России и не очень замечал украинское.

Оранжевая революция поколебала авторитарный баланс и сделала более естественным переход к демократии. А потом молодые люди вышли еще раз в 2013-14 годах и завершили многие из тех процессов, которые не были завершены в 2004 году. Гражданское общество создало много наблюдательных организаций, отслеживающих деятельность правительства, в частности, в сфере борьбы с коррупцией.

Оранжевая революция. Киев, Майдан Независимости, 22 декабря 2004 года
Оранжевая революция. Киев, Майдан Независимости, 22 декабря 2004 года

Можно сказать, что не видно еще больших результатов этой деятельности, говорит Фукуяма, являющийся участником наблюдательного совета одной из таких организаций, но, по его словам, если бы не эти общественные организации, ни на какую ответственность власти рассчитывать было бы нельзя.

В конце концов, угроза того, что люди снова выйдут на улицу, является хоть каким-то предохранителем от того, что власть не отменит все реформы, добавляет он. И говорит, что этого козыря не имеют соседние страны, несмотря на те протесты, которые там сейчас происходят.

Урок 2. Демократии требуется надлежащее государственное управление

Это был урок Оранжевой революции ‒ она оставила открытым вопрос надлежащего государственного управления. Оранжевая коалиция была разделена внутри, она не имела четких планов по изменению методов управления и более интересовалась распределением должностей, чем управлением государством, отмечает Фукуяма.

«Люди хотят иметь демократическое правительство, потому что они надеются, что оно принесет лучшие результаты, будет более эффективным», ‒ говорит Фукуяма и добавляет, что такую же ошибку он наблюдает и в других странах, пытающихся перейти к демократии ‒ на Ближнем Востоке, в Африке, например, в Тунисе, везде, где были народные выступления, но лучшего качества государственного аппарата они не принесли.

Современная демократия базируется на эффективном современном государстве

В других странах Восточной Европы, даже вступивших в ЕС, таких, как Румыния и Болгария, остались проблемы с государственным управлением ‒ коррупцией, низким качеством государственных услуг, непотизмом. Единственным исключением среди стран бывшего СССР, вне Балтии, где удалось существенно улучшить качество государственных услуг, была Грузия в период президентства Михаила Саакашвили, но и там успех был частичным, считает Фукуяма.

Реформированная грузинская полиция приветствует американского сенатора Джона Маккейна в Тбилиси в августе 2006 года
Реформированная грузинская полиция приветствует американского сенатора Джона Маккейна в Тбилиси в августе 2006 года

«Современная демократия базируется на эффективном современном государстве, которое, в отличие от феодальных моделей, не будет опираться на семью и близких друзей правителя. Современное государство должно поощрить к государственной службе профессиональных людей, преданных идее служения гражданам, которых они видят именно как граждан, а не как людей, с которыми они ведут дела индивидуально, как обмен услугами. И переход к такого вида государству является чрезвычайно сложным», ‒ говорит Фукуяма.

Не так сложно создать партии, провести выборы, гораздо сложнее организовать современный государственный аппарат, который будет профессиональным, эффективным и некоррумпированным.

Для того чтобы увидеть, как работает эффективное государство, по мнению Фукуямы, достаточно посмотреть на то, как различные страны справились с пандемией коронавируса. Он указывает, что многие страны Юго-Восточной Азии справились с пандемией лучше, чем европейцы или американцы, потому что в таких странах, как Южная Корея, Тайвань, Япония, еще сохранилось уважение к «беспристрастной технократической бюрократии», компетентным профессионалам, работающим в министерствах здравоохранения. И такого уважения к государственным институтам, по мнению Фукуямы, не найти в других частях мира.

Власти доверяют, но и протестуют. Медицинские работники участвуют в 24-часовой забастовке во время пандемии коронавируса (COVID-19), протестуя против планов правительства увеличить число студентов медицинских школ на 400 в год в течение следующего десятилетия для подготовки к возможным вспышкам инфекционных заболеваний. Сеул, Южная Корея, 7 августа 2020 года
Власти доверяют, но и протестуют. Медицинские работники участвуют в 24-часовой забастовке во время пандемии коронавируса (COVID-19), протестуя против планов правительства увеличить число студентов медицинских школ на 400 в год в течение следующего десятилетия для подготовки к возможным вспышкам инфекционных заболеваний. Сеул, Южная Корея, 7 августа 2020 года

Особенно эта проблема касается бывших коммунистических стран, где и в советское время не было хорошей государственной службы, потому что отбор в нее велся не по профессиональному, а по политическому критерию. А в постсоветские времена государственная служба деградировала еще сильнее. И за это гражданское общество также несет часть ответственности, потому что оно научилось хорошо критиковать плохое руководство государством, но не создало условий для появления лучшей системы управления. Когда очередного автократа выгоняют из власти, на его место не приходит лучше подготовленный и более профессиональный человек, говорит Фукуяма.

Он привел пример из деятельности своего центра при Стэнфордском университете, куда приезжают стипендиаты из Украины, преимущественно из общественного сектора, учатся на лидерских программах. Но потом не хотят идти в политику, потому что считают ее «грязным делом». С таким подходом, говорит Фукуяма, в политике никогда не появятся достойные люди.

Урок 3. Почему в борьбе с коррупцией побеждает коррупция?

Фрэнсис Фукуяма напомнил, что нынешний президент Украины Владимир Зеленский пришел с обещаниями бороться с коррупцией, имел высочайшее доверие избирателей, но через два года президентства не может похвастаться в этой сфере особыми успехами.

Это произошло, по мнению исследователя, потому, что те структуры власти, которые лежат в основе, никуда не делись, и они продолжают манипулировать украинским обществом. А делают это мощные украинские олигархи с помощью денег и СМИ, говорит Фукуяма.

По его словам, в течение последних десятилетий создалась модель, которую он называет «формулой Берлускони». Эта формула включает комбинацию контроля над СМИ и экономическую силу.

Президент России Владимир Путин и бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони во время посещения раскопок Херсонеса возле Севастополя, Крым, Украина, 12 сентября 2015 года
Президент России Владимир Путин и бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони во время посещения раскопок Херсонеса возле Севастополя, Крым, Украина, 12 сентября 2015 года

«Он использовал свое влияние в медиа для того, чтобы обеспечить свое избрание во власть, а потом использовал свою политическую власть для того, чтобы защитить свои экономические интересы», ‒ объясняет Фукуяма. Эта модель, по его словам, может разрушить западную демократию, позже она была использована олигархами во многих странах, но прежде всего в Восточной Европе.

Можно ли побороть такую модель?

Западная демократия не имеет эффективных способов борьбы с этим явлением, считает Фукуяма, потому что либеральная демократия особенно ценит свободу прессы, но что делать, когда СМИ ‒ это не бизнес, а инструмент олигархической власти? Отвечая на вопрос, связанный с недавними санкциями в отношении «каналов Медведчука», Фукуяма говорит, что в таких случаях государственное регулирование является оправданным.

Также, по его мнению, общественные радио и телевидение могли бы помочь, но для этого нужно защитить их самих от различных олигархических влияний. Интернет-СМИ также могли бы быть альтернативой, спрос на надежную информацию в обществе есть, но они еще не выработали бизнес-модель, которая могла бы сделать их надежным бизнесом.

По мнению Фукуямы, нужно также осознание, что «модель Берлускони» является злом, поэтому требуется выработка альтернативной модели, где не будет места для олигархов в экономике и государственном управлении.

Фрэнсис Фукуяма выступает в Киеве 24 мая 2019 года
Фрэнсис Фукуяма выступает в Киеве 24 мая 2019 года

Чем могут помочь люди вне Украины?

Когда мне звонили и спрашивали, что можно сделать с конституционным кризисом в Украине, я честно сказал, что не знаю. Вы там внутри должны знать лучше

Кроме четкой поддержки Украины в ее борьбе с российской агрессии, чего Фукуяма ожидает от новой администрации в США, это ‒ поддержка того же гражданского общества, проводящего внутренние изменения. Но для того, чтобы это гражданское общество могло справиться со своими задачами, ему нужно хорошее образование, и это то, чем занимаются Стэнфордский или Гарвардский университеты.

«Когда мне звонили и спрашивали, что можно сделать с конституционным кризисом в Украине, я честно сказал, что не знаю. Ибо вы там внутри должны знать лучше ‒ вы знаете все детали и контекст гораздо лучше, чем можем знать мы из-за океана, ‒ объясняет Фукуяма. ‒ Но мы можем помочь подготовить новое поколение украинских лидеров, людей, которые не только будут хотеть изменить положение дел в Украине, но и будут знать, как это сделать».

Над чем еще нужно работать украинцам, по мнению Фукуямы, так это над сотрудничеством. «Спонтанное сотрудничество происходит гораздо легче между американцами и в других местах, чем между самими украинцами, это происходит очень сложно», ‒ говорит Фукуяма. По его мнению, это является советским наследием социального недоверия, но это можно преодолеть, вероятно, в следующем поколении.

Также, по мнению Фукуямы, украинские реформаторы не уделяли много времени и усилий для того, чтобы объяснить свои реформы населению. Возможно, потому, что им было важно провести реформы, зная, что они имеют мало времени, но это отсутствие разъяснительной работы потом возвращалось к ним бумерангом на выборах.

Также, по мнению Фукуямы, западные советники, среди которых доминировали сторонники как можно более свободного рынка и как можно меньшей роли государства, не учли роли государственных институтов в процессе перехода к рынку. Потому что без эффективной правовой системы, без поддержки государством тех, кто проиграл от изменений, во многих постсоветских странах образовались олигархические системы, преодолеть которые не получается на протяжении почти трех десятилетий.

Будущим реформаторам нужно будет хорошо продумать систему социальной защиты, потому что успешные демократические государства сейчас ‒ это социальные государства, те, которые могут защитить уязвимые слои населения.

О войне, Крыме и Донбассе

Отвечая на вопрос о том, как повлияла война против Украины на развитие ее демократии, Фукуяма сказал, что многим украинская война помогла осознать себя украинцами и поддержать свое государство, но в остальном война нанесла большой вред ‒ россияне не только убивают украинцев на войне, они еще и используют Украину как испытательную площадку для нового оружия, новых гибридных технологий, информационных в том числе.

Относительно интеграции Крыма и Донбасса, то даже при условии, что эти регионы вернулись бы в состав Украины, то, по мнению Фукуямы, провести выборы в них было бы чрезвычайно сложно из-за того, что они уже почти семь лет находятся под контролем антидемократических сил.

(Вооруженный конфликт на Донбассе продолжается с 2014 года после российской оккупации Крыма. Украина и Запад обвиняют Россию в вооруженной поддержке боевиков. Кремль отвергает эти обвинения и заявляет, что на Донбассе могут находиться разве что российские «добровольцы»).

О политике идентичности

В связи с бесконечными баталиями вокруг языкового вопроса в Украине, Фрэнсиса Фукуяму спросили о политике идентичности и какой она должна быть в Украине.

Современные демократические страны нуждаются в национальной идентичности ‒ вам нужна солидарность внутри страны, говорит Фукуяма. Но она будет включать максимальное количество людей, если это будет гражданская идентичность, а не этническая или религиозная. Общее правило, по мнению исследователя, ‒ работать над созданием такой национальной идентичности, которая будет максимально открытой для ее принятия максимальным количеством граждан. Но вопрос о своей идентичности, по мнению Фукуямы, должны решать сами украинцы внутри своей страны, а иностранцы меньше всего должны что-либо им в этом советовать.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG