Доступность ссылки

Генерал, защитник крымских татар: украинец Петр Григоренко


Генерал-майор Петр Григоренко

В его жизни четко прослеживаются два периода – диаметрально противоположные… В результате напряженных размышлений и наблюдений за реалиями советской действительности он преодолел путь от благополучного советского генерала, прошедшего войну и свято верившего в идеалы партии, до яростного оппозиционера советского режима. 16 октября исполняется 111 лет со дня рождения известного правозащитника, одного из основателей Украинской и Московской Хельсинкских групп, генерал-майора Петра Григоренко.

Будущий генерал и правозащитник Петр Григоренко родился 16 октября 1907 года в украинском селе Борисовка Приморского района Запорожской области в крестьянской семье. С 1922 – член бюро комсомольской ячейки в родном селе, затем работал в железнодорожном депо в Юзовке, был помощником машиниста. Недолго Петр был политруком в трудовой школе и в детгородке для несовершеннолетних правонарушителей.

Затем – комсомольская работа, а в 1929-1931 годах – учеба в Харьковском технологическом институте. Вскоре юноша переводится в Военно-техническую академию в Ленинграде, а затем в Военно-инженерную академию в Москве, которую оканчивает в 1934.

Петр Григоренко с женой Зинаидой Михайловной
Петр Григоренко с женой Зинаидой Михайловной

Его армейская карьера складывается успешно: в 1934-1936 годах Григоренко – начальник штаба отдельного саперного батальона в Западном особом военном округе. Впрочем, бездумно выполнять приказы – явно не для него. По приказу начальства в это время Григоренко руководил разрушением трех православных храмов, но вскоре отказался от такой деятельности, впоследствии сожалея о содеянном.

В 1936-1937 годах Петр Григоренко – командир 52-го отдельного инженерного батальона Минского укрепрайона. На его глазах происходят репрессии сослуживцев по работе, он сам их чудом избежал, так как был направлен в Москву на учебу в Академию Генерального штаба, которую окончил в 1939 году.

А в 1938-м в его жизни произошел эпизод, который мог кардинально изменить его дальнейшую судьбу. От брата Ивана, арестованного по политическим мотивам, но затем освобожденного Петр получает информацию о злоупотреблениях чекистов в Запорожье и добивается приема у генерального прокурора Андрея Вышинского – одного из режиссеров показательных процессов в стране 1937-1938 годов, идеологов политического террора в стране. Это была одна из самых зловещих фигур сталинского периода…

Надо ли говорить о том, чем грозило подобное правдоискательство Григоренко… Сам он понял об этом много позже: «Я не понимал также того, что сам ходил в это время по острию ножа».

Затем последовала служба на Дальнем Востоке, в боях на Халхин-Голе он был ранен во время минометного обстрела. Накануне войны Григоренко – офицер в штабе 1-й Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии, с 1940-го – Дальневосточного фронта.

Войну он встретил там же – на Дальнем Востоке – как командир 18-й отдельной стрелковой бригады. С декабря 1943-го он уже на советско-германском фронте, был заместителем начальника штаба 10-й гвардейской армии (2-й Прибалтийский фронт).

Зинаида, Андрей и Петр Григоренко в 1950 году
Зинаида, Андрей и Петр Григоренко в 1950 году

В феврале 1944-го Петр тяжело ранен и отправлен на лечение. С августа 1944-го – начальник штаба 8-й стрелковой дивизии Четвертого Украинского фронта, участвовал в боях в Карпатах. С февраля 1945-го – полковник.

Позднее впечатления о войне будут отражены Петром Григоренко в книге воспоминаний «В подполье можно встретить только крыс» и в статье «Сокрытие исторической правды – преступление перед народом». Трактовки истории войны здесь столь разительно отличались от официальной версии советской историографии, что это стало одним из пунктов диссидентской биографии Григоренко. Впрочем, случилось это гораздо позже, а пока Петр Григоренко – более чем успешный советский человек…

После войны он работает в Военной академии имени Фрунзе: сначала в качестве старшего преподавателя кафедры общей тактики; с 1949-го – заместителем начальника научно-исследовательского отдела. В том же 1949-м Григоренко становится кандидатом военных наук. И вот уже он начальник научно-исследовательского отдела; а в 1959 году получает должность начальника вновь созданной кафедры военной кибернетики и звание – генерал-майор. Григоренко руководит авторским коллективом основного теоретического труда академии «Общевойсковой бой», пишет военно-научные работы – их у него около 60.

Он пишет докторскую диссертацию… но ее защита так и не состоится. В 1961, когда работа была уже готова, – генерал-майор Петр Григорьевич Григоренко уволен из Военной академии имени Фрунзе по политическим мотивам.

Начинается новый – кардинально иной – период его жизни…

Григоренко все больше утверждается в мысли о необходимости существенных изменений в политическом устройстве СССР.

Петр Григоренко
Петр Григоренко

В 1961 году он выступил на партконференции Ленинского района Москвы с критикой Никиты Хрущева, за что был переведен на Дальний Восток. Летом 1963-го, проделав «идейно-теоретическую работу» и укрепившись «в мысли, что с руководством КПСС надо вступать в борьбу, а не пытаться умилостивить его верноподданическими просьбами», создал «Союз борьбы за возрождение ленинизма».

2 февраля 1964 года Петр Григоренко был задержан в Хабаровске и на самолете доставлен в Москву.

Антисоветские и антиправительственные понятия не идентичные
Петр Григоренко

Спустя десять дней ему было предъявлено обвинение в том, что он «изготовил рукописный текст листовки антисоветского содержания». На допросе в качестве подозреваемого Григоренко заявил, что считает листовки не антисоветскими, антиправительственными: «Антисоветские и антиправительственные понятия не идентичные».

В заявлении на имя Главного военного прокурора от 4 марта 1964 года он указал, что следствие должно доказать антисоветский характер его деятельности, и ходатайствовал о назначении по его делу «социально-политической экспертизы». Однако 10 марта в ходатайстве ему было отказано, зато в этот же день в отношении него была назначена судебно-психиатрическая экспертиза.

В апреле 1964 года психиатрическая комиссия под председательством академика Снежневского признала его невменяемым – после чего генерал около года содержался в Ленинградской психиатрической больнице. Год спустя определением Военной Коллегии снят с принудительного лечения, но лишен звания и пенсии.

Знакомство с проблемой «наказанных народов» – народов, депортированных из мест исконного проживания в период войны, в том числе и с проблемой одного из них – крымских татар, – сам Григоренко связывал с влиянием писателя Алексея Евграфовича Костерина, с которым он познакомился весной 1966 года. Скоро Петр Григорьевич стал не просто наблюдателем, но активным участником движения за возвращение крымских татар…

5 сентября 1967 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму», который Григоренко назвал «самым лживым и самым лицемерным указом из всех изданных по крымским татарам». У него были веские основания таким образом определить значение этого документа высшего органа советской власти.

Первые же прибывшие в Крым репатрианты-крымские татары на себе испытали все прелести этой «реабилитации» – практически никто из них не сумел прописаться на родине (по официальным данным, в 1967 году было прописано 23 крымских татарина, и это при том, что после Указа в Крым прибыло несколько десятков тысяч крымских татар). Некоторые из них остались жить в Крыму без прописки, а большинство селились на ближайших подступах к Крыму, в украинских областях и в Краснодарском крае, продолжая осаждать правительственные и партийные органы.

Петр Григоренко с соратниками по демократическому движению в СССР
Петр Григоренко с соратниками по демократическому движению в СССР

Не менее возмутительным было и то, что этот по букве реабилитационный документ лишил нацию имени. По этому поводу Петр Григоренко в обращении к лидерам стран – участников Будапештского совещания компартий написал: «Продолжается, правда, в меньших масштабах, чем при Сталине, но не менее возмутительный геноцид… В Указе от 5 сентября 1967 года и в последующих документах их называют: «граждане татарской национальности, ранее проживавшие в Крыму». Очевидно, что с таким же успехом о венграх, например, можно сказать, что они «граждане татарской национальности, проживающие, пока что, в Венгрии».

Упомянутое обращение датировано 13 февраля 1968 года, а весной того же года в истории крымскотатарского и правозащитного движений произошло событие, которое исследователи считают началом их тесного взаимодействия.

Точкой отсчета реального сотрудничества двух общественных движений принято считать торжество, устроенное 17 марта 1968 года активистами крымскотатарского движения в ресторане «Алтай» в честь 72-летия писателя Алексея Костерина, чья статья «О малых и забытых», посвященная проблемам выселенных народов, получила широкое хождение в самиздате и среди крымских татар.

Для Петра Григоренко начинается совсем иная жизнь – полная лишений, борьбы и страданий, которых хватило бы не на одну жизнь…

Окончание истории о Петре Григоренко читайте в материале «Украинец, защищавший крымских татар».

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

Этот текст впервые был опубликован в октябре 2015 года.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG