Доступность ссылки

Геннадий Афанасьев: Яма самобичевания


Тюрьма в России. Архивное фото

Хоть палачи и выбили «чистосердечные» признания из меня и Алексея, то, что практически незнакомые ранее люди, один из которых фотограф, а другой археолог – внезапно стали заниматься террористической деятельностью, мало походило на правду. Следствию нужна была более крупная птица, и вот тогда им под руку подвернулись вернувшийся с Майдана украинский режиссер Олег Сенцов и антифашист Александр Кольченко.

(Предыдущий блог – здесь)

Честно говоря, я готов был уже подписать на себя все что угодно, лишь бы не трогали. Бессонные ночи, отсутствие пищи, пытки – уничтожали во мне желание жить. Но теперь, сидя передо мной, московские работники требовали оговорить, оклеветать совершенно невиновных ни в чем людей. Для меня это было уже за гранью. Кто бы они ни были, это предательство и в первую очередь самого себя. Я отказался, несмотря на все запугивания и последствия. Пусть душат, пусть травят газом, все равно, попробую выдержать.

Московские работники требовали оговорить невиновных ни в чем людей. Для меня это было за гранью. Кто бы они ни были, это предательство и в первую очередь самого себя

Следователь особо не расстроился. Он не стал напрягаться и распинаться в уговорах. По щелчку пальца мое тело транспортировали на привычный стул, плохо отертый от засохшей блевотины. Я смотрел на них безразлично, уже почти не старался закрываться, напрягать пресс, спасаясь от ударов. Но вот только дальше все пошло не по плану. Вместо пакетов, противогазов и всего прочего умудренные советском опытом защитники закона занялись совершенно другим извращением.

Сначала с меня стянули штаны и нижнее белье. Ходили туда-сюда, улыбаясь, рассказывая какое «удовольствие» сейчас я получу, если не выполню их требования. Палачи медленно, ничем не брезгуя, обматывали мою мошонку мокрой тряпкой, перевязывая сверху стальным проводом. Он вел к катушке, что стояла на соседнем столе. Сотрудник ФСБ держал на ней руку и поглаживал как любимую женщину. Без лишних разговоров устройство начали раскручивать с помощью оттопыренной катушки и меня пронзил разряд тока. Я ощутил такую боль, которую еще никогдав своей жизни не испытывал, и в течение нескольких секунд потерял сознание. В сознание привели довольно быстро, опухшие после противогаза губы потрескались, тело трясло и я кричал, просил остановиться, но далее последовал еще один разряд. И еще. Еще. Еще...

Подписал все, что давали подписывать, лишь бы перестали бить током. Сердце беспощадно болело, сгибало меня пополам. Ходить не мог. Жить не хотел. Как же я устал. Меня бросили в изолятор временного содержания и дали время отлежаться. Но не долго..

Подписал все, что давали подписывать, лишь бы перестали бить током

Одних признаний оказалось моим карателям маловато для доказательной базы. Теперь им была необходима сделка со следствием. В законодательстве России есть очень интересный момент: если подсудимый сотрудничает в процессе досудебного разбирательства, а после дает нужные показания на суде, то он становится стопроцентным доказательством в каком угодно деле. Но есть момент, о котором я уже успел узнать от сокамерников – работать с «легавыми» в тюремном мире «западло», за это ждет расправа от других арестантов.

Если подсудимый сотрудничает в процессе досудебного разбирательства, а после дает нужные показания на суде, то он становится стопроцентным доказательством в каком угодно деле

Меня привезли в отделение ФСБ через несколько часов после обеда. Завели через черный вход, даже не надевая маску. Следователь не встречал с предложениями и уговорами. Не было улыбок и дружелюбных похлопываний по плечам, а вместо этого ждал сразу пыточный кабинет и стул, с которым мы уже подружились за последнюю неделю. Все как-то очень торопились и находились в плохом расположении духа. Лишь спросили один раз: «Договорились или нет?». Нет. Посыпались удары в живот, когда я согнулся с меня стянули штаны и прижали к полу. Придавив спину коленом, работник ФСБ поводил перед лицом паяльником: «Узнаешь? Сейчас он начнет нагреваться, и ты лучше почувствуешь его, не беспокойся!».

Раскаленный металлический предмет провели возле ягодиц: «Я всуну в тебя его холодным и начну медленно нагревать. Поверь, у тебя даже встанет. Я разорву тебе всю задницу, и ты от этого даже кончишь. Потом попробуй доказать на зоне, что ты не петух!».

Это было уже слишком. Я находился в абсолютной уверенности, что после всего случившегося они выполнят свои угрозы. Россия сломала меня, отобрав достоинство и честь. Я упал в гигантскую яму самобичевания, став предателем самого себя.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG