Доступность ссылки

«У нас украли выборы». Рунет – об итогах электронного голосования


Владимир Путин «голосует удаленно» из резиденции в Ново-Огареве, 17 сентября 2021 года

Самый громкий скандал, связанный с прошедшим трехдневным голосованием в Госдуму России, разразился в Москве. Сравнение результатов голосования по московским округам до и после того, как к ним добавили данные электронного голосования, заставило говорить о масштабных фальсификациях.

То, что результатов дистанционного электронного голосования (ДЭГ) пришлось ждать так долго, сразу вызвало подозрения.

Роман Юнеман

...Никто не знает, что происходило с электронными голосами после 20:00. Возможно статус голосования изменился и данные начали резко меняться. Отследить это было невозможно. Зато мы знаем точно, что система не выдавала результаты многие часы после окончания голосования. Финальный протокол появился утром, через 12 часов после закрытия участков.

Никто толком не понимал и не объяснял, что происходит

"Блокчейн считает", "голоса расшифровываются", "считаются голоса тех, кто переголосовал" – затянувшуюся паузу как только не оправдывали, но никто толком не понимал и не объяснял, что происходит. Нервная Элла Памфилова постоянно звонила Алексею Венедиктову, а раздражённый Венедиктов скидывал звонок. Всё это происходило в прямом эфире на глазах у изумлённой публики.

Напомню: на выборах в Мосгордуму в 2019 году мы имели результаты ДЭГ уже через полчаса после закрытия участков, на голосовании по Конституции в 2020 – через два.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

Мария Снеговая

Вообще вся история с подтасовкой результатов электронного голосования (сорри, но это уже очевидно по самым разным данным) мне больше всего напоминает историю с подменой баночек с мочой на Олимпиаде-2014. Сделано топорно и грубо. И теми же самыми акторами – ФСБ. Видимо, они только так работать и умеют.

Напоминает историю с подменой баночек с мочой на Олимпиаде

После 20.00 в воскресенье просто отстранили всех наблюдателей, и до утра рисовали нужные им результаты для своих кандидатов. Один в один Олимпиада-2014: тупо пробить дырку в стене и подменить анализы. Видимо только так топорно они и умеют работать. А чего заморачиваться – ведь прокатывает же!

Одной из центральных фигур разгоревшегося скандала стал главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов, который перед выборами активно поддерживал электронное голосование, а в ходе голосования возглавлял Общественный штаб по наблюдению за выборами.

Дмитрий Захаров

У позора есть имя, и это имя Алексей Венедиктов.

Аргументы в поддержку главного редактора "Эха Москвы" сводятся к тому, что организовывал фальсификации не он.

Константин Сонин

Если ты делаешь что-то хорошее, от чего становится лучше здесь и сейчас, это не потому, что ты "поддерживаешь режим". Это вообще болезнь – думать, что всё, что делается, делается для или против режима. Цветаева и Бродский писали свои стихи не "для" режима и не "против". Математики доказывали свои теоремы, а конструкторы запускали свои ракеты не для режима, пусть и не против. То, что любой режим всегда припишет себе хорошее, это понятно. Но не это движет вперёд. Венедиктов создавал выдающееся средство массовой информации "Эхо" не для режима и поддерживает его не для.

Электронное голосование вовсе не было предназначено для того, чтобы красть голоса. Просто им для кражи воспользовались

То же самое с электронным голосованием – те, кто его придумывал и организовывал пытались сделать так, чтобы москвичам стало лучше. Москва (и Россия в целом) – сильно продвинуты в смысле электронного развития. Банковские переводы и многие расчеты внутри России сделаны лучше и удобнее, чем во многих странах-лидерах. В Москве есть электронные сервисы, которые удобнее, доступнее и проще, чем аналогичные за границей. Это была НЕ фантастика и не обман – с тем, чтобы сделать удобное и надёжное электронное голосование. Это было осмысленно в него поверить.

Электронное голосование вовсе не было предназначено, изначально, для того, чтобы красть голоса. Посмотрите – российские избирательные законы вообще написаны так, чтобы защитить голоса, а не украсть. Вбросы, карусели, подделка протоколов – это незаконно и есть инструменты, на бумаге, чтобы с этим бороться. Другое дело, что ЦИК не исполняет своей функции и, тем более, не исполняют свои функции судебные органы. Фальсификации происходят при исполнении, а не по нормативной задумке. Более того, энтузиастам удаётся иногда, в борьбе с ЦИКом и судами, добиваться исполнения, хотя бы частичного, имеющихся на бумаге норм. Точно так же и с электронным голосованием – само по себе, оно не инструмент кражи. Просто в сентябре 2021 года им для кражи воспользовались. [...]

Неделю назад, разговаривая с А.А. в коридоре Эха, я сказал ему, что если электронное голосование будет сфальсифицировано, то мы это скоро узнаем. Останется след. Да, возможно, надо было понимать лучше и сомневаться сильнее – поздравляю всех тех, кто всё понимал с самого начала. Я смотрю на данные о том, как проходило и чем кончилось электронное голосование и не сомневаюсь, что это был не просто инструмент фальсификации, а основной механизм подделки результатов в Москве в 2021 году.

Татьяна Становая

Пару слов про Венедиктова. Тут все конечно обозлились и топчутся. Не отрицая проблем с ДЭГ, напомню только две вещи. Первое – нет у Венедиктова монополии на ДЭГ, вся ответственность лежит на власти, при значительном непосредственном участии силовиков. Второе – не было бы Венедиктова, не было бы Эха в нынешнем виде. Нынешняя ситуация дает лоббистам "нейтрализации" радиостанции гиганскую фору.

Некоторые комментаторы предположили, что различие в результатах до и после учета электронных голосов может объясняться "самоотбором" избирателей, готовых пользоваться электронным голосованием.

Борис Овчинников

Я считаю, что разница в результатах голосования в Москве между обычными участками и онлайн-участками может объясняться естественными различиями в политических предпочтениях людей, доверяющих и не доверяющих онлайн-голосованию. Оборот "может объясняться" не означает, что я твердо уверен в отсутствии фальсификации результатов онлайн-голосования – но предположение, что результаты были фальсифицированы, нельзя считать доказанным и нельзя считать единственно возможным объяснением. [...]

Результаты точно не нарисованы с нуля. Как минимум в их основе – реальные цифры

Если коротко, то (а) различия в соотношении онлайн– и оффлайн-голосов в электоратах разных кандидатов выглядит на первый и даже на второй взгляд логичными; (б) доля избирателей, записавшихся на онлайн-голосование, тем выше, чем выше был на данном участке в 2016 г. результат Единой России – притом различия между участками с долей голосующих онлайн в 40% и 60% столь велики, что для крайних вариантов "100% голосует оффлайн" и "100% голосует онлайн" можно ожидать намного более существенных различий, чем те, которые получились в официальных результатах. [...]

При детальном сравнении результаты оказываются столь органичными, что можно быть уверенным: они точно не нарисованные с нуля. Как минимум в их основе – реальные результаты. Но формально нельзя исключить и версию, что поверх реальных результаты могли накинуть понижающие коэффициенты для некоторых партий и кандидатов и перекинуть все выкроенные таким образом голоса Баженову и Единой России.

Алексей Медведев

Есть данные (в публикации BBC) о том, что кто-то из программистов скачал данные по ДЭГ на 21:00 по воскресенью, и там уже было серьезное преимущество единороссов. Есть анализы статистиков, которые аномалий не находят.

Что делать? Обратиться к здравому смыслу. Проблема не в ААВ и не в ДЭГ, а в подлой власти и в нас, не решающихся дать ей отпор. И проблема электронного голосования не в том, что кто-то там что-то подкрутил, а в том, что 2 млн москвичей, как бараны, записались по требованию работодателей голосовать на госуслуги. И после этого с ними (с нами) можно делать, что угодно. Например, убеждать, что начальство узнает, как вы проголосовали, и лишит премии. Как вы думаете, сколько бы записалось на ДЭГ без принуждения? Тысяч 50, максимум.

Однако эти аргументы опровергаются другими данными.

Алексей Захаров

Наблюдаемые расхождения – следствие фальсификаций

Чисто теоретически могло быть так, что провластно настроенные избиратели были более склонны к электронному голосованию, и поэтому на электронных участках было больше голосов в пользу административных кандидатов. Однако мы видим, что почти во всех округах остальные кандидаты тоже получили на электронных участках больше, чем в реале – а ведь большинство из них позиционировались как оппозиционные и, по идее, должны были набрать меньше на электронных участках. Так что наблюдаемые расхождения – в основном следствие фальсификаций.

В среднем по городу, на обычных участках у кандидатов был такой результат:

Административные кандидаты 31.7%
Кандидаты УмГ 29.5%
Остальные кандидаты в сумме: 38.7%

На электронных участках результаты были такие:

Административные кандидаты 43%
Кандидаты УмГ 17.5%
Остальные кандидаты в сумме: 39.5%

Татьяна Михайлова

Защитники ЭГ скажут: "За КПРФ голосовали навальнисты, они не доверяют ЭГ, Навальный призывал голосовать на бумаге. А за ЕдРо голосовали лояльные, они доверяют ЭГ. Отсюда и перекос".

Заметим, что перекос по суммарному проценту всех остальных партий болтается около нуля – его нет, это погрешность.

А теперь представим, что бы было, если б Навальный молчал, а на ЭГ записалось бы много лояльных ЕдРу избирателей. Онлайн результаты ЕдРа повысились бы, остальных – понизились. Рыжие столбики были бы положительными, а все остальные партии, включая голубую КПРФ и серый остаток – отрицательными.

Теща упала на нож случайно, причем 15 раз!

Теперь представим наоборот, что лояльные ЕдРу избиратели не мобилизуются, а только сторонники Умного Голосования дружно отказываются от ЭГ, идут заполнять бумажные бюллетени. Тогда бы и рыжие, и серые столбики ушли бы в положительную сторону, а голубые КПРФ – в отрицательную.

А если две волны мобилизации происходят одновременно? Рыжие вверх, голубые вниз. А что будет с серыми? Они "уедут" либо вверх, либо вниз, смотря какая мобилизация избирателей будет сильнее.

А как получить серые столбики около нуля? Это может быть, если число мобилизованных лоялистов и число навальнистов примерно равны. Может такое быть в каком-то округе? Конечно, может. Случайно вот так получилось.

И такое примерное равенство наблюдается во всех избирательных округах Москвы, какое совпадение! Теща упала на нож случайно, причем 15 раз! Где чуть больше мобилизовалось за ЕдРо, там и навальнистов больше. А где меньше – там меньше. Ну бывает же!

Есть и еще один довод.

Иван Бабицкий

Есть одна очевидная вещь, о которой, тем не менее, нелишне будет напомнить.

Многие считают само собой разумеющимся, что на электронном голосовании власть даже без фальсификаций должна получать лучшие результаты, чем на участках. Потому что "сгоняют бюджетников".

Это не так. Да, бюджетников нередко принуждают отчитываться о правильном голосовании или голосовать подконтрольно. Но зато в целом среди цифровых избирателей доля протестного электората выше – потому что они в среднем заметно моложе аналоговых. В России очень активно голосуют пенсионеры, их никуда не загонишь, и они обычно делают это традиционным способом. Это более провластный электорат, чем люди среднего и молодого возраста (и в частности, чем те же бюджетники).

Среди цифровых избирателей доля протестного электората выше

Соответственно, принуждение зависимого электората в рамках ЭГ и большой удельный вес пенсионеров среди голосующих на участках – взаимно вычитающиеся факторы. И второй, возможно, сильнее. Во всяком случае, на прошлогоднем референдуме по обнулению ЭГ официально дало более оппозиционный результат, чем участки, хоть и ненамного.

Не знаю, станет ли кто-нибудь утверждать, что в 2020 просто "бюджетников не сгоняли", но это не очень серьёзная гипотеза. Скорее всего, ничего не изменилось. И по нынешним официальным данным оппозиционные кандидаты в одномандатных округах в сумме получили в большинстве случаев на несколько процентов больше виртуальных бюллетеней, чем реальных, или примерно столько же. Исключением стали кандидаты, поддержанные "умным голосованием", и только они. Но это уже другая история.

Впрочем, трудно спорить с тем, что электронное голосование в российских условиях легко использовать для "нагона административного ресурса", и это один из важных его недостатков, отмечают комментаторы.

Василий Вайсенберг

Уже три человека написали, что прямой фальсификации электронного голосования не было. Мнению этих людей я доверяю, поэтому есть о чем задуматься. Там написано много букв, но смысл довольно простой – все эти голоса, это реальные голоса административно зависимых людей. То есть раньше они голосовали на обычных участках, а теперь их все согнали на один электронный. Квинтэссенция подконтрольного электората.

Про задержку подсчёта эти люди объясняют по разному. Например, задержали по глупости, а первые данные уже были доступны ещё 19 сентября. Это правда, в 23.50 19 сентября Максим Кац выложил некоторые результаты по 198 округу, по которым было видно, что Анастасия Брюханова проигрывает.

На онлайн-голосовании проще убедить, что твой голос проверят

Допустим, что голоса и правда не подменяли, протокол не переписывали и фантомных избирателей не добавляли. То есть не было прямых фальсификаций, а согнали бюджетников и заставили проголосовать как надо. Хорошо, вернее плохо, но допустим. Но почему тогда люди так послушно голосовали по указке, а не с "фигой в кармане", как любит говорить Александр Кынев.

И вот тут кроется принципиальное различие между онлайн и оффлайн голосованием. Онлайн голосование проще проверить. Нет, даже так: на онлайн голосовании проще убедить, что твой голос проверят и если проголосуешь не так как надо, то пеняй на себя. И в этом основное зло электронного голосования – людей проще запугать. А ещё у них можно собрать пароли и радостно проголосовать за всех.

Даже если и не было прямых фальсификаций, то все выше перечисленное делает невозможным использование электронного голосования в нашей стране.

Многие демократические страны отказались внедрять электронное голосование, отмечают комментаторы.

Григорий Голосов

Всё, что облегчает голосование, облегчает фальсификации

В том безобразии, которое произошло с электронным голосованием, есть один положительный аспект. Надеюсь, это поумерит пыл у сторонников "усовершенствования" электоральных процедур с помощью сети. Общий принцип таков: всё, что облегчает голосование, облегчает фальсификации при голосовании. Сравнительно успешный опыт Эстонии объясняется даже не культурными особенностями эстонцев, а сложной (высококонкурентной и коалиционной) структурой партийной политики. Там, где есть возможность политической монополии хотя бы на локальном уровне (как в США и Великобритании) применение электронного голосования проблематично, а в России об этом и думать не стоит. Если демократии нет, то ее не усовершенствуешь техническими примочками. Но это уже касается круга явлений, далеко не ограниченного электронным голосованием, – например, республиканских институтов. Всё, с помощью чего пытаются усовершенствовать диктатуру без изменения ее природы, в итоге лишь дискредитируется.

Николай Гришин

Важный урок состоявшихся электоральных событий – это беспрецедентная в мировом масштабе дискредитация института дистанционного электронного голосования. Несомненно, российский кейс станет хрестоматийным в изучении и оценивании интернет-голосования.

Я надеюсь, что российский негативный опыт поможет международному сообществу прийти к выводу о необходимости отказа от интернет-голосования. Не исключаю, что запрет на использование дистанционных форм электронного голосования может войти в число рекомендаций и в перспективе стать одним из стандартов проведения демократических выборов.

Распространять такую форму голосования – значит "портить" выборы

Вспомним, что в Нидерландах в 2008 году интернет-голосование было запрещено (без опыта его использования на практике) только на том основании, что оно делает невозможным применение надежных методов контроля над соблюдением процедур и подсчета голосов. Запрет интернет-голосования в Нидерландах – это принципиальный подход. Не нужно было ждать наступления фактов фальсификаций или доказывать, что такие факты имели место (как предлагает Венедиктов). Если при этой форме голосования применение тех надежных форм контроля, которые работают при традиционном голосовании, невозможно, то распространять такую форму голосования – значит "портить" выборы и подрывать легитимность органов власти.

Многие требуют отмены результатов электронного голосования. На Change.org опубликована соответствующая петиция; на момент написания этой заметки за нее проголосовали почти 10 000 раз.

Алексей Венедиктов предложил членам Общественного штаба по наблюдению за выборами в Москве перепроверить результаты онлайн-голосования, чтобы убедиться в том, что они были подсчитаны корректно. Эта новость заставила многих надеяться на пересмотр итогов выборов.

Григорий Мельконьянц

Итак, на общественном штабе принято решение предложить технической рабочей группе по ДЭГ до 27 сентября провести пересчет голосов дистанционного электронного голосования.

У наблюдателей есть скачанные файлы с транзакциями, по состоянию на разное время, которые в том числе можно использовать для пересчета. Проверить, не произошла ли подмена голосов в период затянувшейся расшифровки и правильно ли были учтены последние голоса избирателей, воспользовавшиеся инструментом "переголосования".

Однако главный редактор "Эха Москвы" сразу уточнил, что пересчет результатов – это "только сверка" и основанием для пересмотра итогов он не станет.

Сергей Шпилькин

А сейчас мы увидим во всероссийском (ок, всемосковском) масштабе популярное шоу "председатель вылезает в окно с мешком бюллетеней – в подвале с бюллетенями одновременно случились пожар, наводнение и нашествие крыс" и другие аттракционы в современном электронном исполнении. Следите за анонсами.

Михаил Виноградов

Был старый анекдот про объяснения рабочего, почему один экскаватор копает котлован, а другой сразу за ним закапывает: "У нас еще один должен быть – трубы класть – но он сейчас на бюллетене".

Недовольны и провластные комментаторы.

Руслан Осташко

Главный редактор Эхо Москвы заявил, что в Москве пересчитают результаты электронного голосования.

Что за дичь вообще? Кто мне может объяснить, как можно пересчитать результаты записанные по технологии блокчейн, где КАЖДАЯ запись КАЖДОГО голоса подтверждается технически и её невозможно постфактум изменить? Будут биты и байты пересчитывать и складывать? Венедиктов только причёской похож на Эйнштейна, но он таковым не является. Опять наводит тень на плетень.

Ну и вопросы к кураторам выборов – зачем они это позволяют?

Цирк этот пора заканчивать

Недовольные либералы показали свой результат – меньше 2%. Недовольные коммунисты призывали всех ходить ножками на участки и голосовать. А вчера попробовали собрать митинг недовольных на Пушкинской площади в Москве, пришло человек 100, если не считать журналистов.

Кому этим "пересчетом" вы хотите что-то доказать? Я уже говорил в Клубе Экспериментальной Истории, что рассказывать и объяснять как устроена процедура электронного голосования нужно было ДО выборов, а не проводить позорный "пересчёт" ПОСЛЕ.

Пытаясь ублажить 2% недовольных вы рискуете потерять доверие остальных, коих большинство. Цирк этот пора заканчивать. А Венедиктова гнать надо с должности главного наблюдателя за выборами. Не подходит он роль совести нации ну никак.

Прокремлевские политологи требуют, чтобы оппозиция признала поражение.

Давыдов.Индекс

Стенания интеллигенции по поводу электронного голосования в Москве если и имеют цель, то она в том , чтобы прикрыть эффект умного голосования.
Результат, полученный от столкновения двух форм, привел к обычному вопросу: верю или не верю.
Каждый на него ответил и пошёл дальше. И система, и избиратели.
И только аристократы духа продолжают перебирать осколки вчерашнего, которое уже никогда не повторится , вместо созидания будущего, которое вполне реально.

Оппозиционно настроенные комментаторы тем временем констатируют: родилась новая электоральная технология, которая может с успехом заменить все старые.

Евгений Малкин

ДЭГ стало главной агитационной линией кампании власти в Москве. Причем "главной" – это еще слабо сказано. Интенсивность агитации избирателей за участие в ДЭГ в разы превзошла агитацию за список ЕР и ее кандидатов. А еще розыгрыш призов, и каких!

Так вот, чтобы отработать зависимых избирателей, ничего такого делать было не нужно. Достаточно по-тихому указать начальству – и оно обеспечит участие своих подчиненных. А сверхтотальная агитация, да еще и лотереей, нужна не для мобилизации своих, а для увеличения общей явки.

Фокус в том, что в условиях достаточно сильных протестных настроений, для партии власти накачка общей явки – это такая разновидность самоубийства. В ее результате на выборы придет гораздо больше противников, чем сторонников.

Власти нужны не политтехнологи, а программисты

Так что же, московская власть не знала этой азбучной истины и в поте лица работала себе во вред? Думаю, все она прекрасно знала. Но знала и другое: все голоса, поданные в ходе ДЭГ, можно будет переписать в свою пользу. Что голос, поданный через ДЭГ, эквивалентен голосу, поданному за власть и ее кандидатов. Иначе суперинтенсивная кампания по раскрутке ДЭГ просто необъяснима.

ДЭГ стало "последним доводом короля", последней – и эффективной! -политической технологией против УГ. Без него в Москве кандидаты от власти проиграли бы в большинстве округов. Выбирая между проявлением слабости и дальнейшей потерей легитимности власть ожидаемо выбрала потерю легитимности...

ДЭГ так понравился власти, что она заговорила о его повсеместном введении на следующих выборах. Для нашего цеха здесь нет ничего хорошего: при таком ДЭГ власти нужны не политтехнологи, а программисты. О том, кто нужен оппозиции, скромно умолчим.

Широкое распространение этой практики на будущих президентских выборах предсказывает Федор Крашенинников в колонке для подписчиков Republic:

Уже сейчас легко можно представить себе сценарий использования этого опыта в 2024 году. Новая Дума срочно примет законы, расширяющие использование электронного голосования на всю страну или на ее самые густонаселенные регионы. Все оставшиеся до президентских выборов годы граждан России будут всеми способами принуждать регистрироваться на платформе электронного голосования, а непосредственно накануне президентских выборов давление усилится в разы. В итоге сформируется пул голосов, которыми де-факто будут управлять операторы электронного голосования, а фактически – исполнительная власть и спецслужбы, то есть те самые структуры, которые готовы на все ради победы Владимира Путина.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG