Доступность ссылки

Политический процесс крымских татар 1937-1938 годов


Обложка CD-диска «Сталинские расстрельные списки», подготовленного Московским обществом «Мемориал»

Жизнь человека – абсолютная ценность. Однако для тоталитарных режимов и диктаторов эта простая истина недоступна. Судьбы миллионов уничтоженных сталинским режимом судеб – тому подтверждение.

Период 1937-1938 назван историками временем «Большого террора». В эти годы государство обрекло на гибель тысячи ни в чем не повинных граждан. 17 апреля 1938 года была расстреляна большая группа представителей крымскотатарской политической элиты и интеллигенции.

В образованной в 1921 году Крымской АССР провозглашались принципы приоритетного развития национальных групп полуострова, прежде всего крымскотатарской. Началось активное изучение истории, этнографии и культуры крымских татар, были открыты национальные школы, крымскотатарский театр, выходили газеты и журналы на крымскотатарском языке. Существовало Постоянное Представительство Крымской АССР в Москве – и эту должность всегда занимал крымский татарин.

В середине 1920-х годов политическая обстановка в СССР осложнилась. Преследования интеллигенции, борьба с местным национализмом, репрессии против деятелей культуры не миновали и Крым. В мае 1928 года впервые в истории советских национальных республик был осужден и расстрелян глава Крымской АССР Вели Ибраимов.

Спустя десять лет после расстрела Вели Ибраимова, 17 апреля 1938, в истории крымских татар случилась новая трагедия – с большим количеств жертв.

Какой приговор нужен ГПУ, то и будет. Мера наказания будет такой, которая вам была определена заранее. И выполнена все будет в соответствии с буквой закона
Шевки Бекторе

«В Советской России для того, чтобы арестовать и даже вынести человеку смертный приговор – суд необязателен. Какой приговор нужен ГПУ, то и будет. Мера наказания будет такой, которая вам была определена заранее. И выполнена все будет в соответствии с буквой закона. В основе своей закон является игрушкой в руках ГПУ. Узкие и темные комнатки тюрьмы, методы дознания и пыток – все подбирается индивидуально по отношению к каждому человеку». Так написал крымскотатарский прозаик и поэт Шевки Бекторе, 25 лет проведший в сталинских лагерях. Бекторе арестовали в 1932 году, а пик репрессий пришелся на период «большого террора» – 1937-1938.

Пленум ЦК ВКП(б), проходивший 23 февраля – 5 марта 1937 года, был посвящен политическому обоснованию разворачивавшихся массовых репрессий в СССР. Часть пленума была посвящена «делу Бухарина-Рыкова» (27 февраля они были исключены из партии и арестованы). Говорилось в докладах об «уроках вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов» в промышленности и на транспорте, а также о вражеской деятельности в НКВД. В докладе Сталина «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» было сказано, что приоритетом становится беспощадная борьба с врагами, причем в этой борьбе нужны «методы выкорчевывания и разгрома».

При минимальной доказательной базе, а часто и ее полном отсутствии – решения о применении репрессии выносились быстро

В июле 1937 года партийными постановлениями были образованы «тройки». Это были органы на местах (республиканские, краевые и областные тройки НКВД СССР), созданные в целях проведения операции по репрессированию «антисоветских элементов». Они действовали в СССР с августа 1937 по ноябрь 1938 года. Состояли из трех человек – начальника, секретаря и прокурора. Решения выносились «тройкой» заочно – по материалам дел, представляемым органами НКВД, а в некоторых случаях и при отсутствии каких-либо материалов – по представляемым спискам арестованных. Процедура была свободной, протоколов не велось. При минимальной доказательной базе, а часто и ее полном отсутствии – решения о применении репрессии выносились быстро. Дело зачастую было тонкое (постановление об аресте, единый протокол обыска и ареста, один или два протокола допроса арестованного, обвинительное заключение), а результативность «троек» большая. Так был открыт простор для массовых репрессий.

В Крыму постановлением обкома партии «тройка» была учреждена 4 июля 1937 года. В состав «тройки» вошли нарком внутренних дел Крымской АССР Карп Павлов (председатель); члены: прокурор Крымской АССР Константин Монатов и второй секретарь обкома Сервер Трупчу.

К этому моменту уже были арестованы несколько высокопоставленных представителей крымскотатарской партийно-правительственной элиты и интеллигенции. Аресты начались еще во второй половине 1936 года, а весной 1937 арестовали авторитетных деятелей культуры – редактора газеты «Ени Дунья» Тейфука Бояджиева, писателя и педагога Асана Сабри Айвазова, филолога Османа Акчокраклы, редактора радиокомитета Решата Рефатова, научного сотрудника центрального научно-исследовательского института национальностей при Наркомпросе РСФСР Мамута Недима.

15 июня 1937 года арестовали наркома земледелия Крымской АССР Февзи Мусанифа и директора педагогического института Мустафу Бекирова, 26 июля 1937 года бывшего наркома просвещения республики Рамазана Александровича, 31 июля 1937 года – бывшего второго секретаря обкома партии, затем наркома просвещения Биляла Чагара, а 8 сентября 1937 года – председателя ЦИК Крымской АССР Ильяса Тархана.

Ильяс Тархан
Ильяс Тархан

Всем было предъявлено обвинение в принадлежности к контрреволюционной националистической организации. Очевидно, что готовился многофигурный политический процесс крымских татар. Хотя состав арестованных был на первый взгляд представительный, но нужен был руководитель мифической националистической организации – крупная политическая фигура. Такая фигура вскоре нашлась.

Им стал один из лидеров автономии, глава правительства Крымской АССР Абдураим Самединов. 17 сентября 1937 года он был арестован, а спустя несколько дней исключен из партии «за покровительство буржуазным националистам».

Вслед за арестом Самединова последовали новые аресты влиятельных деятелей крымскотатарской политической и культурной элиты – заместителя директора НИИ татарского языка и литературы Якуба Азизова, управляющего Крымгосиздатом Биляла Чешмеджи, писателя Умера Ипчи и многих других.

Абдураим Самединов
Абдураим Самединов

В обвинительных заключениях членов руководящей группы говорилось, что организованная ими «контрреволюционная пантюркистская националистическая организация» ставила своей целью насильственное свержение Советской власти, отторжение Крыма от СССР и установление буржуазно-националистического строя

Примечательна и поучительна для современников судьба молодого большевика, члена крымской «тройки» Сервера Трупчу. После включения его в состав «тройки» он не только подписывал смертные приговоры, но и громил в печати своих соотечественников – крымских татар, называя при этом имена «буржуазных националистов» и членов «националистических групп». Эта его деятельность завершилась арестом в ноябре 1937 года.

Горький сарказм истории: Сервер Трупчу был расстрелян в один день с теми, кто был арестован по его доносу, – в черный день 17 апреля 1938 года.

Помимо партийных деятелей, в этот день были расстреляны виднейшие деятели крымскотатарской культуры.

Последствия этой масштабной гуманитарной трагедии крымскотатарский народ ощущает и сегодня.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ



XS
SM
MD
LG