Доступность ссылки

«Кому нужен этот мост? Он и так завалится». Командующий ВМС Украины – о Керченском мосте и захваченных моряках


Керченский мост

Командующий ВМС Украины адмирал Игорь Воронченко рассказал корреспонденту проекта Настоящее Время о состоянии украинского флота, инциденте в Керченском проливе и о том, что известно о захваченных моряках. Он также сообщил, что Россия игнорирует официальные запросы предоставить информацию о состоянии украинских моряков, находящихся в Москве.

— Какая ситуация в Украине на море? Функционируют ли порты на Черном море и на Азовском море?

— Очень быстро Российская Федерация смогла нарастить свой боевой потенциал в Азовском море. Это благодаря переброске и созданию соответствующих группировок Федеральной службы безопасности, Пограничной службы и Черноморского флота.

Практически весь прошлый год они проводили соответствующие акции, и это влияло на свободное судоходство и экономическую стабильность в Приазовье и работу наших портов на Азове.

Что до Черного моря, пока есть негативные тенденции. Но по моему мнению, они только будут набирать обороты касательно свободного судоходства. Это касается в первую очередь закрытия районов в северо-западной части Черного моря, там, где есть районы нашей производственной деятельности, и в районе газовых месторождений. Они [Россия] сейчас его контролируют. Там несет постоянное боевое дежурство соответствующее подразделение состава Черноморского флота России. И это, по нашим прогнозам, будет только усиливаться.

— А есть чем адекватно реагировать? Что сегодня вообще представляют из себя военно-морские силы Украины?

— Что касается текущего состояния флота, разработали стратегию развития до 2035 года. Она разделена на три этапа.

Первое задание – это создание москитной составляющей.

— Что даст обычным украинцам "москитный флот"? Как он будет работать, как будет обеспечивать безопасность страны?

— Имея в составе своем, допустим, 10 катеров, которые будут оснащены ракетами "выстрелил-забыл" малой дальности. Есть такие ракеты, аналогичные сухопутным "джавелинам" (американский переносной противотанковый ракетный комплекс – НВ). Есть морские "джавелины", только они более большой дальности.

Тот же катер, который будет развивать скорость где-то 40 узлов, имея на борту таких 10 ракет, быстро вышел в район огневых позиций. Выстрелил, забыл и ушел спрятался. Вот это как раз то, что и означает "москитный флот" для выполнения задач для защиты своих морских рубежей.

И этот флот можно создать быстро, при малом вложении финансов. Но параллельно мы занимаемся долгосрочными проектами.

— "Москитный флот" в каком году будет готов?

— Уже элементы его есть практически. Тот же самый десантно-штурмовой катер, который сейчас проходит испытание, – два находятся в Одессе. Сейчас будет третий корпус заложен: скорость хода выше 40 узлов, более мощное вооружение ракетное – это уже элемент "москитного флота".

Что бы кто ни говорил за "Гюрзы" [речной бронекатер – НВ] – это тоже элемент "москитного флота". Да, не имеем такой скорости, но имеем бронь.

По нашим данным, судя по характеру повреждений рубки "Бердянска", мы рассчитали,что К630 применялась с расстояния 200 метров. В упор его расстреливали и видели, какие повреждения.

Да, броня есть броня, защита есть защита. И в принципе броня выполнила свою роль. Мы не рассчитывали, что он в упор будет расстреливаться, этот катер.

— Давайте тогда поговорим об этой ситуации, которая произошла в конце ноября. Какая задача ставилась?

— Это был спланированный переход для исполнения решения Совета национальной безопасности о наращивании нашей корабельно-катерной группировки. Они в соответствии с планом совершали переход из пункта базирования "Одесса" в пункт базирования "Бердянск" и "Мариуполь".

Ну это абсурд – идти какими-то камикадзе взрывать тот мост. Он и так завалится через несколько лет

Тот факт, что на борту катеров находились курсанты нашего военного института на стажировке, еще раз подтверждает, что мы совершали мирный переход.

То, что там какие-то слухи распространяет президент Российской Федерации, [что] они шли подрывать мост, – да кому этот мост ваш нужен?! Даже при наличии того вооружения на катерах. Ну это абсурд – идти какими-то камикадзе взрывать тот мост. Он и так завалится через несколько лет, потому что спроектирован неверно и стоит на сломе тектонических плит.

— Я знаю, что вы следите за судьбой моряков. Какие-то новости оттуда есть?

— Сейчас я всегда на связи с посольством Российской Федерации. Идет процесс затягивания их лечения. Это только играет на пользу Российской Федерации: чтобы все оттянули и скрыли все последствия ранений, которые получили эти военнослужащие.

О состоянии здоровья пока что официально подтверждения мы не получили. Мы послали во все инстанции [запрос], чтоб получить заключение врачей и эпикриз, какое же состояние. В мой адрес пришло лишь письмо от начальника пенитенциарного заведения "Матросская тишина", и то без номера регистрации и без даты. То есть это обычная бумажка, это не документ. Официального сообщения нет.

Все наши обращения в международные институты и напрямую проигнорированы.

То есть практически Российская Федерация играет на своем поле, и играет, как говорят, в одни ворота, игнорируя все наши права и свои обязанности касательно исполнения тех договоров, которые они ратифицировали и должны исполнять.

Оценка всем действиям Российской Федерации составляется, и эта оценка со временем будет объективной.

Мы делаем все, чтобы еще больше открыть глаза нашим партнерам, до молекул и атомов разложить все, что произошло, и дать объективную оценку действиям Российской Федерации.

— Вы заявили, что готовы обменять себя на всех 24 человек, которые сейчас в тюрьме. Вы считаете, что это равноценный обмен? Или, как многие говорят теперь, это был пиар-ход?

— Это не пиар-ход был. Равносильно так же сказали и мои командиры кораблей: "Отпустите своих подчиненных, оставьте нас". Это сказал и Мокряк, это сказал и Гриценко. Я – то же самое. Кто их посылал? Пускай мне вопросы задают.

— Но у вас же намного больший уровень доступа, вы ценнее со стратегической точки зрения.

— Я скажу так. Я уже сыт этой Российской Федерацией с 2003 года, начиная с Тузлы (конфликт Украины и России вокруг принадлежности острова Тузла и сооружением Россией в Керченском проливе дамбы).

Видел этих казаков, видел "братский народ", что они там творили, когда дамбу строили. И на своей шкуре испытал, что такое 2014 год – аннексия, как они меня брали в плен.

Я уже сидел в плену у них, и все методы, все способы воздействовать на субъект, на должностное лицо знаю. Они все старые.

Утром 25 ноября ​украинские военные заявили, что группу их кораблей сначала протаранили, а затем обстреляли силы российских военных в Керченском проливе после того, как они покинули 12-мильную зону – вне территории, которую Россия после аннексии называет своей. В ФСБ России заявили, что Россия обстреляла бронированные артиллерийские катера "Бердянск" и "Никополь". Украина заявила, что эти катера и рейдовый буксир "Яны Капу" захватил спецназ. ​

По данным Генштаба ВСУ, всего на судах находились 24 человека. Трое из них были ранены.

После этого инцидента Верховная Рада одобрила введение военного положения в Украине на 30 дней. Его ввели на территории десяти областей, которые граничат с Россией и Приднестровьем, сепаратистским регионом Молдовы. С 30 ноября также ограничен въезд мужчин граждан России на территорию Украины.

В конце ноября захваченных моряков арестовали на два месяца, а по истечении этого срока им продлили арест до 24 апреля 2019 года.

Как выяснили правозащитники, 21 украинский моряк был перевезен из Крыма в Москву, в СИЗО ФСБ "Лефортово". Там содержат подозреваемых в терроризме, шпионаже и других серьезных преступлениях. На данный момент украинским морякам грозит в России до 6 лет лишения свободы по обвинению в незаконном пересечении границы. ФСБ России также заявляла, что украинские военные якобы планировали теракты, но обвинения по этой статье им пока официально не предъявлены.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG