Доступность ссылки

«Россия не сможет повторить крымский опыт»: Андрей Демартино – о роли соцсетей и Интернета в аннексии Крыма


Украинский политтехнолог, специалист по PR Андрей Демартино представил в Киеве книгу «Кривое зеркало. Роль социальных сетей в операции Российской Федерации по аннексии Крыма». До событий 2014 года он работал советником премьер-министра Автономной Республики Крым и начальником Главного управления информационной политики Совета министров АРК.

Как российские власти пришли к использованию Интернета и социальных сетей для продвижения своих интересов? Насколько активной была эта работа на материковой части Украины и в Крыму? Какими были настроения крымчан в 2013 году и как на них удалось повлиять в преддверии российской аннексии? На эти и другие вопросы в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Сергеем Мокрушиным отвечает политтехнолог Андрей Демартино.

– Андрей, почему вы решили исследовать именно этот аспект в истории аннексии Крыма?

– Это событие стало центральным для украинских, европейских, американских исследователей. Поскольку с 2010 по 2014 годы я с небольшими перерывами плотно занимался вопросами информационного сопровождения органов власти, то был погружен как раз в эту тематику. Изучая исследования, посвященные аннексии Крыма, я в каждом из них находил одну и ту же мысль о том, что Россия очень эффективно реализовала свою операцию с использованием соцсетей – однако не было фактажа, который подтверждал бы этот тезис. А поскольку я еще и кандидат наук, меня это заинтересовало и с фактологической, с научной точки зрения. Работа историка и следователя вообще очень похожа, задачи одни и те же: и тот, и другой должны восстановить картину событий. Кроме того, появление вооруженных людей без опознавательных знаков в Крыму для меня, как и для всех остальных, было полной неожиданностью, но в то же время в исследованиях украинских и западных коллег утверждалось, что эта операция была спланирована заранее и хорошо подготовлена. Так что тут для меня тоже был научный вызов – доказать или опровергнуть это утверждение.

– Наш слушатель из Москвы, возможно, несколько опережая события, спрашивает: как сейчас Россия использует соцсети для работы с населением временно оккупированных территорий – Крыма и Донбасса? Можем ему ответить?

Спецслужбы Украины образца 2014 года и образца 2020 года находятся на абсолютно разных уровнях в плане профессионализма и использования технологий

– Кроме того, что я историк-исследователь, я еще руковожу службой стратегического планирования и анализа аппарата Совета национальной безопасности и обороны Украины. Мы и наши коллеги из силовых структур очень тщательно отслеживаем попытки активации населения через соцсети. Надо сказать, что спецслужбы Украины образца 2014 года и образца 2020 года находятся на абсолютно разных уровнях в плане профессионализма и использования технологий. Так вот, наши коллеги из СБУ постоянно блокируют создаваемые россиянами аккаунты, попытки раскрутить какие-то сепаратистские группы. Это все равно что прополка бурьяна – явление, с которым нужно бороться постоянно. Конечно, особенно плотно россияне занимаются этим вопросом на оккупированных территориях, в том числе и в Крыму, для поддержки градуса необходимого одобрения российской власти.

– Когда и как в Кремле научились этому?

– Все эти инструменты были очень хорошо использованы и обкатаны в России еще в 2011 году, во время массовых протестов. Судя по спаду протестной активности в России, Интернет перестал быть инструментом и местом доминирования оппозиции – сейчас ситуация там абсолютно равноправная. Что до способов организации работы, есть такое понятие – делегирование военных полномочий гражданскому подрядчику. По всей видимости, начиная с осени 2013 года, российские власти приняли решение реагировать на ситуацию на Евромайдане в Киеве и начали создавать структуры в украинском сегменте Интернета по тем технологиям, которые уже были отработаны.

– Российские власти утверждают, что в 2014 году подавляющее большинство крымчан высказались за присоединение к России на так называемом референдуме, который не признает ни Украина, ни Запад, ни ООН в целом. Какие настроения были в Крыму накануне этих событий на самом деле?

Тренд на немедленное воссоединение с Россией был ничтожным. Движение «Русское единство», которое возглавлял Сергей Аксенов, набрало на выборах всего 3% голосов

– В том-то и дело, что радикальный тренд на немедленное воссоединение с Россией был ничтожным. Движение «Русское единство», которое возглавлял Сергей Аксенов, набрало на выборах всего 3% голосов. Да и вообще пророссийский тренд постепенно сходил на нет. Мы постоянно проводили социологические исследования по заказу Совета министров Крыма и фиксировали постепенное нарастание позитивных настроений по отношению к НАТО и к Евросоюзу – особенно в больших городах и среди молодежи. Так что при нормальной государственной работе с так называемым крымским русским сепаратизмом на политическом уровне было бы покончено навсегда.

– Как именно действовала тогда Россия в рамках своей информационной стратегии в Интернете?

– Осенью 2013 года было создано «Новостное агентство Харьков». Как выяснилось позже, оно было зарегистрировано в России и модерировалось известным «Агентством Интернет-исследований» бизнесмена Евгения Пригожина, которое находится в Санкт-Петербурге, в Ольгино. Это известная российская методика маскировки российских сайтов под украинские. Однако эта система осталась недоразвернутой: по моим предположениям, под юридической крышей этого информационного агентства с физическим офисом в Харькове должны были организовать работа ботоферм для модерирования социальных сетей в связи с протестной активностью на Майдане. Дело в том, что, по моему глубокому убеждению, Россия была абсолютно информационно не готова к началу событий Евромайдана. Для них это все было неожиданностью. Россияне работали через телевидение, по политической линии, по линии расстановки кадров в ФСБ, однако в социальных сетях никакой инфраструктуры в Украине у них не существовало.

– Это было как-то связано с Крымом уже тогда?

Крым по уровню Интернет-проникновения и по уровню активности в соцсетях был на втором месте после Киева

– Осенью 2013-го «Новостное агентство Харьков» открывает филиал в Симферополе и начинает активно работать. Впрочем, за пару месяцев организовать серьезную работу невозможно. Основной задачей было информационное сопровождение российских нарративов, а также организация ботоферм. Возможно, эта работа была выполнена отчасти с привлечением крымчан, которые занимались СММ. Однако, повторюсь, за два-три месяца создать устойчивую сеть, раскрутить группы и сделать их эффективными инструментами влияния невозможно. Между тем Крым по уровню Интернет-проникновения и по уровню активности в соцсетях был на втором месте после Киева. Тогда крымчане среди прочих источников новостей называли российскую соцсеть «ВКонтакте». События 2014 года совпали с кризисом традиционных методов донесения информации – телевидения, радио, газет. Поэтому люди сверяли информацию, которую получали такими способами, с данными соцсетей – и доверяли им больше.

– Насколько эффективной оказалась эта российская работа через соцсети в Крыму?

Были готовые площадки – паблики, насчитывавшие сотни тысяч человек, и крымчане были уже приучены к потреблению этого российского контента

– Работа ботоферм в период горячей активности была ситуативной и показала крайне низкую эффективность. Но при этом очень эффективной оказалась всероссийская антиукраинская кампания, развернутая на телевидении и в Интернете в целом. Там были готовые площадки – паблики, насчитывавшие сотни тысяч человек, и крымчане были уже приучены к потреблению этого российского контента. Именно за этот счет удалось повлиять на мнение людей и подготовить почву для аннексии Крыма.

– Заметили ли тогда что-то необычное в крымском правительстве Анатолия Могилева?

– В том-то и дело, что не было заранее такой проблемы – чтобы разогревалась ситуация для последующих военных действий. Были попытки политического влияния, и, к чести Могилева, он очень жестко это пресекал. При мне был разговор с прокуратурой о том, что надо обратить внимание на участившиеся поездки спикера парламента Владимира Константинова и его бригады в Госдуму. На самом деле не хватило буквально одного дня, чтобы их вызвали на допрос в прокуратуру.

– К какому выводу пришли вы лично по итогам своего исследования?

– При всей моей любви к соцсетям и специализации на информационной безопасности я могу сказать, что без вонючего российского сапога никакой аннексии Крыма произойти не могло бы. Социальные сети создали благоприятный фон для деятельности российской военной машины. В этом смысле крымский опыт абсолютно уникален. Когда говорят, что он может быть повторен, я говорю: нет, его нельзя повторить, и доказательство этому – события на Востоке Украины…

Сейчас в аппарате СНБО разрабатывается стратегия деоккупации Крыма, которая в том числе будет включать в себя информационную составляющую. Я думаю, что там будут интересные предложения не только по тому, как работать сейчас, чтобы доносить позицию Украины и образовывать максимально прочные связи медлу материковой частью и Крымом.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG