Доступность ссылки

«Нам есть что предложить украинскому читателю»: Джемиле Сулейманова о детской крымскотатарской литературе


«Крымский инжир» – украинско-крымскотатарская антология, основанная на работах одноименного литературного конкурса. Это едва ли не единственное издание последних лет, где собраны современные произведения на крымскотатарском и украинском языках.

Среди работ, собранных на конкурсе «Крымский инжир», есть и детская крымскотатарская литература. О том, какие проблемы перед ней стоят, в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Сергеем Мокрушиным рассказывает литературовед, член жюри конкурса «Крымский инжир» Джемиле Сулейманова.

– Джемиле, в каком состоянии сейчас находится детская литература на крымскотатарском языке?

– Сейчас время сложное и интересное. Радует, что у нас появляются все новые и новые авторы, пишущие для детей, причем не только стишки, но и прозу, и более серьезные произведения – сказки или фантастические рассказики. Хотелось бы отметить, что предшествующая крымскотатарская детская литература периода депортации и возвращения в Крым по инерции продолжала развиваться в стиле советской – то есть была дидактической, поучительной, ориентировалась на возраст дошкольный и до 10 лет. Сейчас мы, увы, не можем похвастаться литературой для подростков: таких захватывающих прозаических произведений у нас еще нет, но тенденция намечается.

– Каких авторов вы выделили бы?

Самое важное сейчас – захватить подростковый пласт, у нас он совершенно пустой

– В период депортации и возвращения это Билял Мамбет, наш классик Эрвин Умеров с великолепными стихами и сказками, Айше Кокиева, Наджие Аметова, Юнус Кандымов, Решид Мемиш – интереснейший детский поэт. Это золотой фонд, потому что авторы знали крымскотатарский язык как родной. В новейшей детской литературе я бы в связи с этим отметила Эльмаз Бахшиш с ее великолепным языком и чувством детской психологии. Также нельзя не назвать Лилию Муратову, Сусанну Джемилеву, Сафета Сейдамета, Майе Софет. Некоторые из них, к сожалению, больше пишут на русском языке, но авторы все равно перспективные. Самое важное сейчас – захватить подростковый пласт, у нас он совершенно пустой. После возвращения в Крым мы теряли читателей, а у них терялся интерес к родному языку. Если постараться восполнить этот пробел, тогда есть вероятность привить любовь к родному языку с детства.

– Нынешние дети хорошо знают крымскотатарский язык?

– Думаю, что 70% из них до 5-6 лет могут рассказать стишок, они понимают, о чем идет речь. Но уже начиная с 3-4-5 классов язык теряется, остается лишь на бытовом уровне. Нечего читать, смотреть, слушать на крымскотатарском.

– Меняется ли тематика произведений в связи с актуальными событиями, проблемами?

– В период депортации детей совершенно оградили от проблем. Единственное, что мы могли прочитывать, это любовь к родине, сохранение традиций и так далее. Сейчас мне кажется, что тогда детей даже чересчур ограждали. Что касается новейшей прозы и поэзии для детей, я, к сожалению, тоже не могу сказать, что мы каким-то образом учим их видеть проблемы, которых накопилось множество. Стоит признать, что этому уделяется недостаточно внимания.

– Что присылают вам на литературный конкурс «Крымский инжир»? Где это можно почитать?

– Это и проза, и поэзия. Лилия Муратова предложила нам сказку, аналогов которой я в нашей литературе не знаю. Ценность этого автора в том, что она пишет на своем южнобережном диалекте. Эльмаз Бахшиш присылает стихи. Очень радует, что у нас есть ежемесячный литературный журнал, в котором все-таки что-то печатают, и родители могут знакомиться с новой литературой. Есть также электронный ресурс Qirim Junior, где собирается вся детская литература. Но круг читающих очень узкий, потому что родители уделяют недостаточно внимания этому вопросу. В современных школах в Крыму проблемы с изучением крымскотатарского языка, а нынешние родители – очень молодое поколение, 25-35 лет, и они сами недостаточно хорошо знают его. Я считаю, что школа может решить многие проблемы, но не будем углубляться.

– Как обстоят дела с книгоизданием?

Каждый крымскотатарский автор понимает, что его книги не напечатают большим тиражом на родном языке, и он не сможет окупить затраты

– Каждый крымскотатарский автор понимает, что его книги не напечатают большим тиражом на родном языке, и он не сможет окупить затраты. Неизвестно, захотят ли издательства связываться с ним. Конечно, есть небольшие издательства, которые идут на сотрудничество. Мы пытались издавать книги на материковой части Украины, но материально это также очень сложно.

– Может быть, стоило бы переводить крымскотатарские книжки на украинский и наоборот?

– Безусловно. Переводы обогащают и литературу, и читателей. В «Крымском инжире» у нас есть отдельная номинация на этот счет. У нас есть что предложить украинскому читателю, причем я говорю не про классику столетней давности, а про современные произведения. Есть прекрасные сказки и баллады. Я также считаю, что крымскотатарские книжки могли бы обогатить украинскую школьную программу. Таким образом детей можно познакомить с нашим народом, наладить эти связи, начиная с детства.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG