Доступность ссылки

Война будет продолжаться, пока над Крымом реют российские флаги – Павел Казарин


Украина ведет переговоры о новом обмене пленными с Россией, включая крымских татар. В самой России сменилось правительство – в связи с этим в Крыму ожидают нового куратора из Москвы. В Меджлисе крымскотатарского народа анонсировали акцию ненасильственного сопротивления 2 мая, в ходе которой активисты намерены попасть в аннексированный Крым через административную границу. Эти события и темы прошедшей недели в эфире Радио Крым.Реалии ведущая Катерина Некречая обсуждает с публицистом, телеведущим и обозревателем Крым.Реалии Павлом Казариным.

– На этой неделе Владимир Зеленский впервые принимал участие в международном форуме в Давосе. Некоторые комментаторы отмечали, что во время его выступления зал был полупустым. Это важно, по-вашему?

– Я не разглядел ужасной «зрады» в том, что на выступлении было мало людей. Давос – это история про экономический, финансовый президиум мира, про деньги, которые любят тишину. Это не Генассамблея ООН и не конференция по временно оккупированным территориям. В этом смысле удельный вес Украины равен самому себе, и мы его обнаружим в любом экономическом справочнике. Именно он определяет уровень интереса к нашей стране со стороны международных партнеров. Поэтому было ровно столько людей, сколько было релевантно – именно на такое количество заинтересованных лиц мы и можем рассчитывать. Мы не Южная Корея, не Сингапур, не Литва и не Польша. Мы большой потенциальный рынок, но быть чем-то потенциальным и чем-то реальным – разные вещи. Если это выступление главы Amazon Джеффа Безоса, на него придут все.

– Что насчет заявлений Зеленского в Давосе, в частности, об инвестициях?

Никто не будет вкладываться в экономику второго или третьего мира на такой срок по нерыночным правилам
Павел Казарин

– Он сказал, что Украина обеспечит крупным инвесторам так называемую инвестиционную няню, которая будет их от всего оберегать. Если уж на то пошло, инвесторы со всего мира любят обещания честной и справедливой игры для всех, а подобные обещания личной горничной возможны только в диктатурах. Когда есть некий довольно устойчивый диктатор, у которого срок жизни еще 20 лет, он может завести к себе глобальную транснациональную компанию, пообещав ей эксклюзивные правила игры и так далее. А если это все же гибридная демократия, где через четыре года президент с большой долей вероятности перестанет занимать свой пост, то прием с личными опекунами не работает. Никто не будет вкладываться в экономику второго или третьего мира на такой срок по нерыночным правилам.

– Зеленский во время визита в Израиль сообщил о том, что сейчас уже идут переговоры с Москвой об очередном обмене пленными и заключенными, в том числе крымскими татарами. Украине тут можно рассчитывать на успех, учитывая опыт предыдущих обменов?

Путин торгует судьбами украинских политзаключенных, чтобы выбивать из Украины политические уступки
Павел Казарин

– У Зеленского есть это желание вести переговоры об обмене украинских политзаключенных, вернуть их, и он любой ценой пытается продвигать эту тему. Тут интересно, что российский президент Владимир Путин, который приехал в Израиль рассказывать о вкладе Советского Союза в борьбу с антисемитизмом, в победу над нацистской Германией, сам себя при этом ведет как торговец людьми. Он торгует судьбами украинских политзаключенных, чтобы выбивать из Украины политические уступки – да и с самим Израилем Путин торгует судьбами евреев. Незадолго до этой международной конференции в России была арестована гражданка Израиля: в ее багаже нашли наркотики, и несмотря на то, что она не пересекала таможенную границу России, ее осудили на семь с лишним лет. Решили отпустить только после того, как Израиль передал Москве православное подворье на территории Иерусалима. Что это, как не торговля людьми, как не обмен человеческих судеб на политические или имущественные уступки? Владимир Путин, наверное, даже не понимает, насколько двусмысленно он выглядит. По сути, он занимается работорговлей.

Павел Казарин
Павел Казарин

– Между тем в самой России Владимир Путин объявил о подготовке изменений в конституцию. Правительство ушло в отставку, и ожидается, что будет назначен новый куратор по вопросам аннексированного Крыма. Как это может повлиять на жизнь на полуострове?

У Владимира Путина истекает уже четвертый президентский срок, и он начинает транзит власти
Павел Казарин

– Мне сложно наверняка говорить о том, что для крымчан что-то изменится. Ради чего это все делается? У Владимира Путина истекает уже четвертый президентский срок, и он начинает транзит власти. Об этом не говорил только ленивый. Во-первых, он создает новую структуру, новый центр влияния и арбитража. Раньше все замыкалось на президента, финальная точка в решении всех вопросов была за ним. Когда Путин покинет президентский пост в 2024 году, ему меньше всего нужно, чтобы кто-то унаследовал место с таким же объемом полномочий, как у него самого. Так что он ослабляет президентскую должность, перераспределяя часть полномочий, с одной стороны, Государственной думе, с другой стороны, Государственному совету, который он намерен возглавить. Этот Госсовет – новый центр арбитража, который станет конституционным органом. Это делается только для того, чтобы выстроенная Путиным за 20 лет система власти продолжала существовать и после того, как он формально перестанет быть президентом. В новой логистике власти те люди, которые раньше курировали Крым, могут уйти: он может перейти из окормления одной финансово-промышленной группы в вотчину другой и так далее. Вызовет ли это перемены в жизни в Крыму? Многие боятся, что Марат Хуснуллин, которого прочат в крымские кураторы и который активно застраивал Москву, будет активно лоббировать свои интересы на территории полуострова, и многие заповедные зоны застроят девятиэтажками. Насколько это оправданно, сказать пока невозможно.

– При этом и спикера российского парламента Крыма Владимира Константинова, и российского главу полуострова Сергея Аксенова журналисты-расследователи связывают с крупным строительным бизнесом. Что их ждет в новых условиях?

В России только один неприкасаемый региональный чиновник – Рамзан Кадыров. Сергей Аксенов – не Рамзан Кадыров
Павел Казарин

– Все может быть, если говорить о судьбе любого регионального чиновника. Россия живет по чиновно-номенклатурным понятиям, по неформальной весовой категории. Должность здесь ни о чем не говорит: условно говоря, два министра, сидящие рядом на заседании правительства, могут быть совершенно разными фигурами. Это может быть или Сергей Шойгу, который входит в кремлевское Политбюро, или же министр культуры Владимир Мединский, который ни в первую, ни во вторую, ни в третью лигу власти не входит. В свое время мэр Москвы Юрий Лужков, который считал себя исполином российской политики – Аксенов и Константинов перед ним просто мох – ввязался в конфликт подчинения с Дмитрием Медведевым. Кто это такой? Юрист из питерской команды, которого назначили эдаким Санчо Пансой при Путине – и тут Лужков! Но конфликт закончился тем, что Юрий Михайлович покинул свою должность. Когда у регионального чиновника начинается головокружение от успехов и он уже мыслит себя в категории неприкасаемых, когда он лезет на рожон против политика федерального уровня, пусть считая себя выше него по неформальной шкале – то в какой-то момент он может лишиться своей должности. Эта судьба может постичь и Сергея Аксенова, если он потеряет ощущение реальности. Если не потеряет, значит продолжит свою каденцию. В России только один неприкасаемый региональный чиновник – Рамзан Кадыров. Сергей Аксенов – не Рамзан Кадыров.

– Еще одна нашумевшая тема недели: председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров анонсировал проведение 2 мая акции ненасильственного сопротивления – Марша достоинства. Активисты намерены попасть в аннексированный Крым через административную границу, но детали в Меджлисе пока не раскрывают. Сергей Аксенов уже успел заявить, что участников это акции «ждет жесткий отпор». Как вы относитесь к идее такого марша?

Нынешняя российская власть в Крыму обречена быть антикрымскотатарской
Павел Казарин

– Пока это выглядит, как большая самоотверженная акция, задача которой привлечь внимание к теме Крыма и напомнить всему миру, быть может, ценой чьего-то комфорта и чьей-то свободы, о том, что есть коренной народ полуострова, что сам полуостров оккупирован и аннексирован, что выводить его за скобки международной повестки – значит противоречить всем принципам, на которых стоит современный мир. Мне сложно сказать, в каком формате эта акция в итоге будет проходить. Что касается заявлений Аксенова, нынешняя российская власть в Крыму обречена быть антикрымскотатарской, что бы ни утверждали на официальном уровне. И украинский, и крымскотатарский язык будут выдавливать в гетто, которое будет становиться все уже… В то же время сегодня, когда тема Крыма фактически ушла из украинских медиа, из международной повестки, и о ней тот же Зеленский и его окружение вспоминают по остаточному принципу – я понимаю, что крымские татары, которые всегда были субъектами в отношении крымской политики, снова решают проявить эту самую субъектность и заставить Киев вспомнить, что война началась не с Донбасса, а с Крыма, и будет продолжаться до тех пор, пока над полуостровом реют российские флаги.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG