Доступность ссылки

Вся мощь российских войск: к какой войне готовится Кремль и что грозит Украине?


Россия способна проводить стремительные операции и угрожать не только своим непосредственным соседям ‒ исследование аналитиков США

Российская армия, как утверждают специалисты, сделала качественный рывок со времени войны в Грузии до вторжения в Украину. Новое исследование американских аналитиков подтверждает: Российская Федерация способна проводить стремительные операции и угрожать не только своим непосредственным соседям. К тому же, Москва продолжает тратить деньги на модернизацию армии. К какой войне готовится Кремль? Что грозит Украине? Способна ли Россия усилить свою роль на международной арене? Об этом ‒ в материале журналистов проекта Радіо Свобода «Донбасс.Реалии».

«Россия ‒ миролюбивое государство, у нас нет и не может быть агрессивных планов. Но наш долг перед Россией, наш долг перед нашей страной и родиной в том, чтобы быть готовыми отстоять суверенитет, безопасность и национальные интересы нашей страны», ‒ говорил президент России Владимир Путин на военных учениях «Восток-2018». В них участвовали тогда 300 тысяч военных. Российское телевидение маневры назвало самыми масштабными со времен Советского Союза.

Эти учения состоялись через 10 лет после войны в Грузии. Именно тот конфликт аналитики американского центра RAND считают отправной точкой модернизации российской армии.

Посмотрите на Крым и на восток Украины в 2014 году... Российская армия значительно больше готова к военному конфликту
Брайан Ничипорук

«Российское руководство было недовольно действиями своих военных в том конфликте. Министр обороны России, в то время это был Сердюков, начал внедрять ряд реформ: провел сокращение, частично реорганизовал военные округи, увеличил закупки новых систем вооружений. Наконец, что очень важно, эта реформа была направлена на улучшения для самих военных. Увеличили зарплаты и выплаты. И посмотрите на Крым и на восток Украины в 2014 году... Российская армия значительно больше готова к военному конфликту, готова оперативно реагировать, способна значительно эффективнее проводить согласованные операции», ‒ говорит эксперт аналитического центра RAND Брайан Ничипорук.

Брайан Ничипорук
Брайан Ничипорук
Большая часть российской армии готова к бою в сжатые сроки
Брайан Ничипорук

В своем новом исследовании аналитики отмечают модернизацию противовоздушной обороны, систем связи, радиоэлектронной борьбы. Говорится о том, что сухопутные войска России доминируют вдоль их европейских и центральноазиатских границ.

«Большая часть российской армии готова к бою в сжатые сроки. И те учения, которые россияне сейчас проводят, ‒ это и политический сигнал, конечно же, но еще и средство улучшить боеспособность», ‒ констатирует Брайан Ничипорук.

«Наращивается как раз скорость перемещения, отрабатываются новые тактические приемы. Преимущественно это ‒ использование и батальонно-тактических групп, это применение воздушно-десантных войск, преимущественно, с использованием или учетом опыта войны с Украиной. Особенно это используется как быстрые действия по захвату плацдармов, быстрые действия по захвату объектов. Конечно, действия сил специальных операций, информационные операции», ‒ объясняет заместитель директора Центра исследования армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь.

Михаил Самусь
Михаил Самусь

«Славянское братство», «Боевое братство», «Стрела дружбы» ‒ это лишь несколько военных учений, которые Россия в последнее время провела совместно с другими странами, в том числе, на их территориях. Индия, Пакистан, Монголия, Китай, Кыргызстан, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Армения, Беларусь, Сербия, Египет. Армии этих стран из года в год тренируются вместе с российскими солдатами.

Если у США союзники ‒ это Германия, Франция, Италия, то у России ‒ Сербия, Монголия, Египет
Вадим Лукашевич

«Если у США союзники ‒ это Германия, Франция, Италия, то вот у России ‒ Сербия. Это союзник, от которого, как говорится, ни тепло, ни холодно. Далее, Монголия ‒ аналогично. Их просто привлекают, считаю, для массовости. Китай ‒ по моему мнению, это не союзник. Более того, я считаю, что Китай ‒ это главная угроза России. Так как экспансия Китая возможна только на север. Если мы говорим о Египте ‒ это такой «младший брат» или вообще младший ребенок, которого ты просто ведешь за собой, у него другая фамилия и говоришь: «Это вот мой союзник». На самом деле это ‒ твой внебрачный сын. У тебя ‒ автомат настоящий, а у него ‒ детский, пластиковый, игрушечный», ‒ комментирует российский военный эксперт Вадим Лукашевич.

Вадим Лукашевич
Вадим Лукашевич

Ближний Восток и Африка ‒ два региона, к которым Кремль в последние годы усилил свое внимание. Этой осенью Россия, после соглашения с Турцией, стала фактически главным игроком в Сирии. Что касается африканских стран, Россия простила им долги, обещает инвестиции, а также военную помощь.

Россия не может играть глобальную роль в стабильных, мирных условиях. Роль России увеличивается там, где хаос, конфликт
Елена Снигирь

«Россия пытается играть на международной арене если не роль сверхдержавы, то определенную сопоставимую величину, при этом экономически вот это совершенно не подкреплено. То есть, на самом деле, доля российской экономики от мировой ‒ около 3%, и сейчас она еще и снижается», ‒ считает Вадим Лукашевич.

«Россия не может играть глобальную роль в стабильных, мирных условиях. Роль России увеличивается там, где хаос, где дестабилизация, где конфликт. Классический пример ‒ на территории постсоветского пространства. Россия не может предложить своим соседям привлекательные интеграционные проекты, тогда она что делает ‒ вносит элемент дестабилизации и начинает продавать безопасность», ‒ отмечает заместитель руководителя Центра исследований проблем Российской Федерации НИСИ Елена Снигирь.

Елена Снигирь
Елена Снигирь

Россия значительно увеличила свой оборонный бюджет за последние десять лет. Согласно данным того же исследования RAND, в 2016 году расходы России на армию составили около 46 млрд долларов. Это менее 8% военного бюджета Соединенных Штатов Америки (607). Но, в то же время, на уровне расходов Франции (55,8), Великобритании (48,3) и даже немного больше затрат Германии (41,1).

У России есть определенное преимущество перед Францией и Германией
Брайан Ничипорук

«Думаю, что у России есть определенное преимущество перед Францией и Германией. Я не эксперт именно по Бундесверу (Вооруженные силы Германии ‒ ред.), но, по последним данным, у немецких военных было всего около 200 основных боевых танков. А у немецких ВВС, «Люфтваффе», достаточно низкая степень готовности самолетов. Французские военные, я считаю, более готовы. Но во Франции ‒ опять же, в основном сухопутные войска. Вы, наверное, знаете обо всех этих дискуссиях о том, что европейцы должны тратить не менее 2% своего ВВП на оборону. И вызваны они тем, что многие люди, занимающиеся в США военным планированием, несмотря на европейских военных, не особо верят, что их потенциала достаточно, чтобы противостоять России», ‒ отмечает Брайан Ничипорук.

Что касается Украины, то ее военный бюджет минимум в десять раз ниже российского. Аналитики отмечают: Киеву было бы сложно остановить полномасштабное вторжение России, но одновременно Кремль не способен удерживать такие огромные территории и не готов к партизанской войне.

Стратегическая операция против Украины может занять буквально один-два дня
Михаил Самусь

«На тактическом уровне на Донбассе, я думаю, Украина без проблем сейчас может победить те группировки, которые там находятся, но это статическая информация. Если мы представляем начало каких-то активных действий, украинскую операцию, то можно представить, что Россия начнет стратегическую операцию против Украины. Стратегическая операция против Украины может занять буквально один-два дня. На третий может собраться Совет безопасности ООН, а за это время Россия уже может зафиксировать за собой те стратегические цели, которые она хотела. Например, выйти на какие-то рубежи, уже за Днепр, захватить полностью выход к морю, отсечь Крым», ‒ отмечает Михаил Самусь.

Донбасс ‒ это уже тот кусок, который мы взяли, не отпускаем, но проглотить уже не в состоянии
Вадим Лукашевич

«Мы не способны вести, как это было в СССР, глобальную войну, потому что для этого нужны ресурсы, которых нет. Вот Донбасс ‒ это уже тот кусок, который мы взяли, не отпускаем, но проглотить уже не в состоянии. Именно поэтому какие-то новые территории захватывать, да, мы можем сделать какой-то военный рейд, что-то там оттяпать у кого-то, но удержать в долгосрочной, исторической перспективе, чтобы интегрировать в себя, ситуация с Донбассом показывает, что мы вообще-то уже не можем», ‒ отмечает Вадим Лукашевич.

Ядерное оружие Вадим Лукашевич считает «дубиной», позволяющей России «хулиганить» на международной арене. В военной доктрине Российской Федерации зафиксировано, что она готова его применить в ответ на крупномасштабную агрессию даже с применением обычного оружия, если под угрозой будет существование российского государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG