Доступность ссылки

«С плакатом скрутят, с животным – можно стоять»: как бороться с «фотоживодерами» в крымских городах


Фотографы с обезьянкой. Крым, Ласточкино гнездо, август 2019 года

С началом туристического сезона в аннексированном Крыму начали вновь предоставлять популярную услугу – фото с обезьянкой или другими экзотическими животными. В конце июня российское Министерство природы полуострова разъяснило, что это нелегальный бизнес, и призвало «гостей и жителей Крыма не пользоваться услугами «фотоживодеров».

Как правило, предприниматели, предоставляющие такие услуги туристам, часто содержат животных в плохих условиях и подвергают постоянному стрессу. В российском Минприроды советуют тем, кто заметит подобное жестокое обращение, вызывать полицию, жаловаться в Россельхознадзор или муниципальные органы власти. В российском Уголовном кодексе есть статья 245, которая предусматривает для живодеров ответственность от штрафа в размере 80 тысяч рублей вплоть до трех лет тюрьмы. О том, почему нелегальное фотографирование с животными все равно не удается победить, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Крымский бизнесмен, владелец ялтинского зоопарка «Сказка» и парка львов «Тайган» Олег Зубков рассказал Крым.Реалии, как к нему на реабилитацию доставляли животных, изъятых у «фотоживодеров».

На протяжении последних шести лет я уже не могу припомнить таких случаев, чтобы местные власти боролись с этим явлением и передавали мне животных
Олег Зубков

– Когда-то мне сдавали по 30-35 животных и птиц ежегодно, но это уже в далеком украинском прошлом. Их конфисковывали, они жили у меня до решения суда и оставались после него. На протяжении последних шести лет я уже не могу припомнить таких случаев, чтобы местные власти боролись с этим явлением и передавали мне животных. Я совсем недавно был в Судаке и видел пять обезьян с фотографами, хотя тут же на набережной висит предупреждающий знак. Впрочем, спрос рождает предложение, а спрос на фотографирование с животными будет всегда. Плюс нужно еще одно условие – коррумпированные правоохранительные органы. Когда российские или украинские власти хотят бороться с тем или иным явлением, то оно пресекается моментально. Попробуйте выйти с каким-то плакатом в России – вас тут же скрутят и так далее. Но с животными можно стоять по-прежнему.

Олег Зубков с лисятами
Олег Зубков с лисятами

Олег Зубков вспоминает, что в свою бытность депутатом Верховного совета Крыма в конце 2000-х участвовал в принятии постановления, которое запрещало фотографирование с животных на набережных и в прочих общественных местах.

Такие животные в основном с поврежденной психикой, они долго не живут: их используют по максимуму и передают от одной смены другой
Олег Зубков

– Оставляли эту возможность только на территории, цирков, зоопарках – словом, там, где есть достойные условия для фотографирования с животными. Но, к сожалению, ничего не поменялось. Это постановление можно было принять в том или ином виде и сегодня, тем более что российской правовой базы для запрета предостаточно. Однако чиновники и полиция не хотят это выполнять, поскольку все с этого кормятся. Такие животные в основном с поврежденной психикой, они долго не живут: их используют по максимуму и передают от одной смены другой, то есть они работают с раннего утра и до позднего вечера, иногда и ночью. Плюс неправильное кормление, жара, стесненные условия: птицы на поводках, крокодилы с перемотанными скотчем челюстями, хищники с вырванными когтями или зубами. Мы принимали львицу, которую били по голове, чтобы она не была агрессивной.

Украинский зоопсихолог Сергей Клочко утверждает, что в руках «фотоживодеров» питомцы живут лишь несколько месяцев.

До следующего сезона они не доживают, осенью они уже не нужны. Как правило, реабилитировать таких животных практически невозможно
Сергей Клочко

– Практически все такие животные – смертники. Особенно это касается крупных млекопитающих – львов и так далее. Их берут только на сезон: пока они маленькие, с ними удобно, они милые, можно погладить. До следующего сезона они не доживают, осенью они уже не нужны. Как правило, реабилитировать таких животных практически невозможно: из-за стресса происходят органические поражения нервной системы, пищеварения, меняется общее состояние организма. Вернуть их в дикую природу тоже нельзя: они теряют охотничьи навыки, привыкают к человеку. Программы реабилитации во многих странах предполагают отказ от контакта с человеком и обучение охоте.

В мае в Одессе разразился скандал, когда в одном из ночных клубов гостям предлагали сфотографироваться с совсем маленьким львенком. Украинская активистка, зоозащитница Зоя Великая объясняет, как становятся возможными подобные злоупотребления.

Мы готовим петицию о запрете разведения диких животных в неволе, в «черных питомниках» без надлежащих условий, чтобы в Украине приняли соответствующий закон
Зоя Великая

– Это кто-то купил двухнедельного львенка в подарок для девушки, но она отказалась, и животное оказалось никому не нужным. Заводчики из «черных питомников» забирают львят именно в двухнедельном возрасте, чтобы мама, подумав, что ее отпрыск погиб, хотела забеременеть и рожать снова. Продают таких животных в том числе на платформе OLX, причем там есть огромный диапазон – тигры, пумы, львы. В общем, в итоге мы увидели ту двухнедельную малышку в ночном клубе и решили ее спасать. Она уже полтора месяца живет в моей семье, мы готовим ее к отъезду в ЮАР. Параллельно мы готовим петицию о запрете разведения диких животных в неволе, в «черных питомниках» без надлежащих условий, чтобы в Украине приняли соответствующий закон. Только в прошлом году в ЮАР из нашей страны уехало пять львов из таких питомников.

По словам Зои Великой, в Африке таких животных принимают в специальные заповедники, где они живут под надзором людей, поскольку уже не могут охотиться.

Председатель зоозащитной организации «UAnimals» Александр Тодорчук отмечает, что животным, работающим в качестве фотомоделей, могут даже давать наркотики.

Животных часто держат в гаражах, во дворах, причем в огромных количествах. Кормят их непонятно чем, а чтобы достичь послушания, применяют силу
Александр Тодорчук

– Самое ужасное происходит не во время фотографирования, а остается за кадром. Когда животное превращается в инструмент заработка, его хозяин стремится получить максимальную прибыль при максимальной экономии. Из-за этого животных часто держат в гаражах, во дворах, причем в огромных количествах. Кормят их непонятно чем, а чтобы достичь послушания, применяют силу или используют определенные препараты, даже алкоголь. В реабилитационных центрах, кроме психических расстройств, ветеринарам приходится лечить множество других заболеваний из-за плохого питания, вплоть до цирроза печени от употребления алкоголя. Сейчас в парламенте готовится к рассмотрению законопроект, который среди прочего предусматривает запрет предоставления фотоуслуг с животными.

Александр Тодорчук выражает надежду на то, что на протяжении следующего года – полутора лет эта проблема на материковой части Украине начнет исчезать.

– Сейчас едва ли не единственный инструмент для неравнодушных граждан – вызов полиции. Есть нормы, на которые можно ссылаться и требовать составления административного протокола – это статья 199 о жестоком обращении с животными. Также можно говорить о нарушении общественного порядка, что позволит требовать от полиции проверить документы у этих фотографов. Абсолютное большинство из них не имеет никаких документов на животных. Кроме того, запрет на фотографирование с животными может вводиться в городах на местном уровне. Можно создать петицию на сайте горсовета, собрать подписи, и вопрос будет рассмотрен.

По мнению зоопсихолога Сергея Клочко, для борьбы с самим спросом на фотографирование с животными необходимо вести кампанию просвещения для детей с первых классов школы, чтобы они понимали, какой ценой на самом деле оборачивается такое минутное развлечение.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG