Доступность ссылки

«Нас приучают жить в зоне особого режима». Зачем в Крыму ограждают городские пространства и побережья


Российские власти аннексированного Симферополя решили обнести трехметровым забором территорию Дворца детско-юношеского творчества. Работы уже начались, и, согласно данным на российском сайте госзакупок, стоимость ограждения составляет почти 4,5 миллиона рублей. Симферопольцы в соцсетях критикуют это решение.

Судя по всему, это не последний забор, который намерены построить: российские власти Симферополя уже сообщили о планах обнести ограждениями городские парки и ограничить туда вход в вечернее и ночное время. Местная дирекция парков объясняет это необходимостью противодействовать вандализму и привести парки Симферополя к российским стандартам. В то же время крымчане жалуются на систематическое ограничение доступа к прибрежным зонам и пляжам. О том, зачем российским властям столько заборов на полуострове, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Глава дирекции парков Симферополя Виталий Ратковский заявил местным СМИ, что крымская столица хочет стать участником российской федеральной целевой программы «Безопасный город»:

«Мы хотим туда войти, и сейчас проходим все необходимые согласования. Я был в парках материковой России и отметил, что все они закрыты. То есть там каждый парк открыт с 8:00 до 20-21:00. Парки ограждены забором и охраняются. Я планирую прийти к этому после того, как мы войдем в федеральную целевую программу «Безопасный город», потому как, к сожалению, уровень вандализма у нас в городе довольно высокий. Такие меры необходимы».

Однако архитектор, председатель Симферопольской городской организации Союза архитекторов Крыма Кирилл Бабеев в комментарии изданию ForPost назвал ограждение парков с установкой охраны и режима посещения недальновидной инициативой:

«Очень печально, что вместо создания по-настоящему комфортной среды, разработки грамотной концепции реконструкции и стратегии развития парков, озвучиваются примитивные мысли, которые приведут только к деградации территорий. Практически все озелененные пространства города имеют транзитный характер. Закрытие их и перегораживание заборами нанесёт невосполнимый вред пешеходной и функционально-планировочной инфраструктуре… В современных условиях существует масса примеров систем видеонаблюдения за общественными пространствами города, а также система социального контроля, которая возможна при грамотной организации связей и функциональных зон территории парков».

Дворец пионеров с подготовленными элементами ограждения в Симферополе, июль 2020 года
Дворец пионеров с подготовленными элементами ограждения в Симферополе, июль 2020 года

Атаман общественной организации «Крымское казачество», пророссийский активист Сергей Акимов высказал Крым.Реалии мнение, что установка ограждений в общественных местах вряд ли остановит потенциальных террористов, зато позволит чиновникам освоить бюджет.

Ладно – взрослые, но детей с самого начала приучают к прогулкам по часам и за оградой
Сергей Акимов

– Естественно, я крайне негативно отношусь к тому, что все у нас обносится заборами. Нас приучают жить в зоне особого режима. В России люди, скорее всего, уже привыкли, но при Украине я знал другую жизнь, так что то, что происходит сейчас, мне непонятно, противно и вообще не поддается никакой логике. Да, при Украине тоже были заборы, но маленькие, скорее декоративные. Сейчас эти высокие заборы, может, и будут в какой-то степени обеспечивать безопасность, но если некие люди захотят совершить серьезное преступление, никакой забор их не остановит. Закон позволяет ставить заборы на частной территории, а тут это все в общественных местах, в парках. Ладно – взрослые, но детей с самого начала приучают к прогулкам по часам и за оградой. Опять же вижу здесь коррупционную схему: установили заборы, охрану и деньги списали. Год простоит, потом снесут и поставят по новой.

Российский урбанист, эксперт по комплексному развитию постсоветских территорий Святослав Мурунов указывает на то, что безопасность городского парка можно обеспечить иначе.

Установка ограждений в подобных местах негативно сказывается на городских сценариях и отношениях
Святослав Мурунов

– Установка ограждений в подобных местах негативно сказывается на городских сценариях и отношениях. Любой забор – самый примитивный способ ограничения доступа, хотя городские пространства во всем мире считаются как раз местом открытого и постоянного доступа различных городских субъектов. Сама фраза «общественные пространства» содержит в себе отсутствие любых ограничений или их минимизацию. Обеспечить безопасность парка можно забором и фонариками, а можно созданием хорошей парковой дирекции и вовлечением горожан в управление. Вы можете оставить парк маргиналам, а можете создать сообщество любителей наблюдать за птицами или городских садовников, велосипедистов, художников и так далее. Это тоже будет обеспечивать безопасность. Вообще, если какой-то город принимает неправильное решение, то другие не должны его повторять.

Святослав Мурунов также считает, что высокий забор обеспечивает лишь мнимую безопасность и в то же время серьезно ограничивает горожан.

Журналист из Севастополя Давид Аксельрод отмечает, что в этом городе заборы нередко возводят российские военные, причем, у самого берега.

В Севастополе обостренные отношения между теми, кто живет неподалеку от берега, и Минобороны, которое считает часть этих пляжей своей территорией
Давид Аксельрод

– Часть заборов возводят в рамках антитеррористического законодательства: например, на вокзалах и автостанциях. Я не могу сказать, что в Севастополе ограждают парки решетчатыми или какими-либо еще заборами – есть более фигурные ограждения, сделанные с архитектурным вкусом. Словом, это не такие ограждения, о которых можно говорить как о заборах. С пляжами другая история: в Севастополе обостренные отношения между теми, кто живет неподалеку от берега, и Министерством обороны, которое считает часть этих пляжей своей территорией и пытается ее оградить. Сразу вспоминается пляж в Батилимане «Таврида», где военные огородили большую часть берега колючей проволокой, которая вдавалась в море. Об этом долго говорили, пытались договориться с Минобороны, даже депутаты Заксобрания подключались, но я так понимаю, что успехом это не увенчалось.

Солдатский пляж в Севастополе, июнь 2019 года
Солдатский пляж в Севастополе, июнь 2019 года

Давид Аксельрод также приводит пример пляжа «Толстяк» на Северной стороне», где российскому правительству Севастополя и Минобороны, которое считает большую прибрежную территорию своей, все же удалось договориться о том, чтобы отдыхающим не препятствовали проходить к воде.

Горожане за редким исключением негативно воспринимают подобные новости об ограждении пляжей
Давид Аксельрод

– Конечно, горожане за редким исключением негативно воспринимают подобные новости об ограждении пляжей. Наверное, тот же доступ на пляж «Толстяк» удалось отстоять, только потому что люди как-то отреагировали и попытались защитить свое право купаться на этом берегу. Что касается заборов на автовокзалах, тут все не так: может быть, люди привыкли и меньше обращают на них такое внимание, поскольку это другие объекты.

Сразу после начала российской аннексии Крыма, в 2014 году на полуострове запустили масштабную акцию «Чистый берег» по очистке прибрежных зон как от мусора, так и от незаконно установленных ограждений. Акцию широко освещали в российских СМИ, однако уже на следующий год, как писала «Лента.ру», проблемы возникли вновь: российское Минкурортов Крыма отдало все решения по пляжам на откуп муниципалитетов, и заборы стали появляться даже там, где их раньше не было. Это привело к ситуации, когда «пляжи, объявленные лечебными и потому закрытые для свободного посещения, оздоровительными вовсе не являются, а доступ к морю попросту продается».

Крымский журналист Алексей Назимов подтверждает, что с годами эта тенденция только усугубилась.

Я живу в поселке Партенит, и тут просто резервация, кругом одни заборы
Алексей Назимов

– В первый год была такая демократия, вседозволенность, все было открыто, сносили заборы и так далее. Однако уже на следующий год начали возникать проблемы. Я живу в поселке Партенит, и тут просто резервация, кругом одни заборы. С одной стороны – санаторий «Айвазовское» управления делами президента, с другой стороны – санаторий «Крым» Министерства обороны, и везде сплошные ограждения. Буквально неделю назад военные сделали одолжение и открыли доступ к морю: бесплатно для жителей Партенита, а для других крымчан и приезжих – 100 и 150 рублей соответственно. В последние годы руководство санатория «Крым» ищет разные поводы, чтобы вообще закрыть эту территорию: то это была борьба с терроризмом, а теперь очень удобный повод – борьба с пандемией коронавируса.

Алексей Назимов сетует на то, что за забором иногда оказываются даже крымские природные достопримечательности.

– Есть еще в городском округе санаторий «Утес» – там люди не только имеют проблемы с проходом к морю, они не могут проехать и к своим домам, к магазинам. Более того, санаторий огородил забором природную достопримечательность – мыс Плака. За проход к нему взимают деньги. Я считаю, что с каждым годом эта проблема только обостряется. Радикально ее никто не решает.

По наблюдениям Алексея Назимова, обычно в случаях ограничения доступа крымчан к морю все идет по одному сценарию: сначала жители возмущаются закрытием, пишут обращения во всевозможные инстанции, а потом российские власти проверяют объект и в итоге объявляют о компромиссе с администрацией санатория или другой структуры. Однако это в итоге лишь закрепляет ограничение доступа, просто в несколько более мягкой форме, заключает журналист.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG