Доступность ссылки

«Нет хорошего знакомства с прошлым и современностью»: как изучать историю и культуру крымских татар в Украине


На художественной выставке «Крымское соцветие» в Симферополе, февраль 2019 года

Крымскотатарская история и культура попали в поле зрения украинцев уже после аннексии Крыма Россией. Помогает ли украинское государство крымскотатарскому народу в системе образования? Как крымскотатарская и украинская культуры могут дополнять и обогащать друг друга? И наладился ли между украинцами и крымскими татарами диалог, которого было бы достаточно для планирования будущего Крыма после деоккупации?

На эти и другие темы в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущей Еленой Ремовской беседуют доктор филологических наук, украинский исследователь тюркских культур и литератур Николай Васькив и программный директор Крымского дома в Киеве Алим Алиев.

– Николай, вы занимаетесь интеграцией крымскотатарской тематики в украинское образование. Как, почему и когда вы начали этим заниматься?

Васькив: Именно тюркскими литературами и культурами… В 1990 году я начал работать в Запорожском университете, и у нас был вакантный курс, который никто не хотел брать: «Литературы народов СССР». Потом он стал называться «Литературы народов СНГ» и в конце концов – «Литературы народов Востока». Больше десяти лет я его преподавал, потом переехал в Киев, попал на конференции в Туркменистан и Кыргызстан. Как же, среди тюркских литератур есть наши соотечественники – крымские татары. Их литературой, прошлым, взаимоотношениями с Украиной, историей украинского востоковедения активно занимались в 20-е-30-е годы и на каком-то витке снова к этому вернулись.

– Но почему в украинских школьных и университетских программах нет практически ничего о крымских татарах?

Торговых, языковых, культурных контактов между украинцами и турками, украинцами и крымскими татарами было намного больше, чем вражды и военного противостояния
Николай Васькив

Васькив: Обычно, когда в школе, в обычных украиноязычных классах говорили об истории Украины, это была инерция еще советских традиций, а до этого – российско-имперских, что Турция это извечный враг, ислам – враг православия, крымские татары – вассалы Турции и извечные враги. Это подсознательно закладывалось в детскую память, позднее во взрослую. Советская власть, которая будто бы поборола царскую Россию, на самом деле как империя продолжала ту же самую традицию. Сталин был приверженцем этой идеи, после него так и осталось убеждение в том, что Советский Союз должен владеть Босфором и Дарданеллами. Это постоянно приводило к негативному отношению к туркам и, я думаю, было не последней причиной репрессий против крымских татар – депортации в мае 1944 года. Хорошо, что сейчас эта традиция успешно преодолевается.

Еще в 20-е годы историки доказывали, что торговых, языковых, культурных контактов между украинцами и турками, украинцами и крымскими татарами было намного больше, чем вражды и военного противостояния, которые подавались в позднейшее время.

Одно из зданий Ханского дворца в Бахчисарае
Одно из зданий Ханского дворца в Бахчисарае

– Инициатива интегрировать крымскотатарскую тематику в украинское образование возникла в связи с событиями 2014 года?

Крымские татары – коренной народ. Они неотъемлемая часть украинской политической нации. Они испокон веков жили на этой территории
Николай Васькив

Васькив: Да, под их влиянием. Как раз вызрела и моя идея такой интеграции – в 2016-2017 годах… Крымские татары – коренной народ. Они неотъемлемая часть украинской политической нации. Они испокон веков жили на этой территории. Почему мы считаем, что это не украинская литература или не литература украинской политической нации? С 1990 года и даже после событий 2014 года украинское и крымскотатарское сообщество как будто пребывают в параллельных мирах. Нет хорошего знакомства с прошлым и современностью крымских татар среди украиноязычных граждан, и точно так же, я подозреваю, крымские татары, живя в одном государстве с украинцами и поддерживая его, не очень хорошо знают украинскую культуру, литературу, историю.

Образцы изделий современных крымскотатарских керамистов
Образцы изделий современных крымскотатарских керамистов

– И как это выглядит сейчас? Утвердили изменения в украинскую программу?

Васькив: Частично. Мне не хочется думать, что это был определенный саботаж идеи, хотя такие подозрения есть. Несколько произведений включили, но это носит несистемный характер. Предлагалось внести изменения, начиная с первого класса. Я думаю, программа сильно не пострадает, если хотя бы в один семестр один урок отвести на изучение какого-то стихотворения крымскотатарского автора или небольшого рассказа. Рассказать, кто этот автор – точно так же, как про Тараса Шевченко и Ивана Франко. Какой-то интересный эпизод из их детства, про их взаимоотношения с детьми. И вот так от первого до восьмого класса происходило бы такое постепенное введение крымскотатарского мира в украинскую литературу. С девятого уже идет изучение литературного процесса, которое у меня разработано.

– По крайней мере, после 2014 года со стороны крымскотатарской общины появились частные инициативы, чтобы популяризировать свою культуру, сделать ее ближе для украинцев. Алим, вы как директор Крымского дома в Киеве поддерживаете идею профессора Васькива рассказывать о выдающихся крымскотатарских авторах в украинских школах?

В прошлом году мы запустили конкурс и фестиваль «Крымский инжир» украинско-крымскотатарской литературы
Алим Алиев

Алиев: Мне кажется, конечно же, этот процесс нужно было начинать еще энное количество лет назад. В сознании украинцев, которые живут на материковой части страны, крымские татары всегда ассоциировались с условной Ялтой, условными чебуреками и вином «Массандра». Более глубокое взаимопроникновение культур происходит сейчас, в последние пять лет. В прошлом году мы запустили конкурс и фестиваль «Крымский инжир» украинско-крымскотатарской литературы. Мы получаем достаточно много работ на украинском, на крымскотатарском языках о Крыме, о крымских татарах – и это, конечно, очень радует.

В том числе через литературу, через культурные и образовательные процессы мы должны говорить друг с другом. Иначе нам будет тяжело и все тяжелее понимать наших соотечественников, которые живут на полуострове – и им же будет тяжелее понимать нас тут.

Рефат Чубаров и Алим Алиев (слева направо) на презентации украинской крымскотатарской антологии «Крымский инжир». Киев, май 2019 года
Рефат Чубаров и Алим Алиев (слева направо) на презентации украинской крымскотатарской антологии «Крымский инжир». Киев, май 2019 года

– Но все же это остается на уровне частных инициатив? Или же вы видите какие-то подвижки на уровне государства?

Крымский дом передал 150 комплектов книг крымскотатарской современной и классической литературы на украинском языке в 150 лучших школ Украины
Алим Алиев

Алиев: К сожалению, до сих пор все остается на плечах энтузиастов. Очень много вещей, за которые болит у выходцев из Крыма, тяжело иногда прокоммуницировать чиновниками или международным структурам – что культура должна быть точно одним из основных фокусов. Есть еще один пример: буквально месяц назад Крымский дом передал 150 комплектов книг крымскотатарской современной и классической литературы на украинском языке в 150 лучших школ Украины. Я очень надеюсь, что эти книги дошли в школы – мы еще это не анонсировали. Но тут снова же была моя инициатива, когда я выходил на Министерство образования и говорил о важности изучения украинцами крымскотатарской литературы, чтобы она была частью украинского литературного процесса.

Крымскотатарский художник Мамут Чурлу (слева) на выставке «Крымское соцветие». Симферополь, февраль 2019 года
Крымскотатарский художник Мамут Чурлу (слева) на выставке «Крымское соцветие». Симферополь, февраль 2019 года

Васькив: Согласен. Ничто так не формирует сообщество, как две вещи: средства массовой информации и образование. Она закладывает массовые знания… В СМИ нас часто распространяют мифы – на упреждение должна работать массовая коммуникация или хотя бы эти мифы развеивать. Вот рассказывали, что крымские татары занимались самозахватами земель в Крыму, но никто не докапывался до причины. Много кто из тех, кто живет сегодня на полуострове, догадывается или знает, что живет не на своей земле, что ее когда-то дали. Но государство должно было на себя это взять, обеспечить, помочь, даже обращаясь к международному сообществу, апеллировать к международным программам и так далее – а все пустили на самотек, и постоянно складывалось впечатление про крымских татар: «Ну вот видите, они тут приехали, а кто они?»

На выставке «Крымское соцветие» в Симферополе, февраль 2019 года
На выставке «Крымское соцветие» в Симферополе, февраль 2019 года

– Можно ли сказать, что за последние пять лет вышли на другой уровень, который позволил бы запустить диалог о том, как будет выглядеть будущее Крыма после деоккупации?

Васькив: Я думаю, что об этом сейчас говорят гораздо больше и предметнее, потому что раньше это были такие гипотетические разговоры: «Дали территориальную автономию, зачем менять Конституцию, что скажет наш северный сосед, давайте сохраним статус-кво». Сегодня возникает вопрос, каким будет Крым после деоккупации: или это обычная область в унитарном государстве, или возможно поставить вопрос про крымскотатарскую национально-территориальную автономию? Диалог нужно вести честно, открыто, не говорить, что «сейчас не время, давайте отложим на потом».

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG