Доступность ссылки

Опреснение, переброска, искусственные дожди: Россия ищет и не находит воду для Крыма


Северо-Крымский канал, 2019 год

Россия продолжает искать пресную воду для снабжения аннексированного Крыма. По прогнозам подконтрольных Кремлю чиновников, острый дефицит воды и жесткие графики ее подачи в Симферопольском и Бахчисарайском районах сохранятся до весны 2021 года. Украинские же власти настаивают, что запустят Северо-Крымский канал, который до 2014-го обеспечивал до 80% потребностей полуострова, только после деоккупации.

В этих условиях российские власти Крыма возлагают надежды на эксперименты по вызову осадков искусственным образом и на строительство в будущем опреснительных установок в Азовском море. Тем временем для обеспечения Симферополя опустошают водохранилища по всему Крыму, а в Севастополе готовят проект по забору воды из реки Коккозка, чтобы за счет стоков Бахчисарайского района наполнить Чернореченское водохранилище. О том, какие альтернативы есть у России для снабжения аннексированного полуострова в засушливый год, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Российские чиновники и ученые при обсуждении крымских проблем регулярно ссылаются на опыт Израиля в опреснении и экономном использовании воды. Крымчанин Юрий Вайнбрун, который живет в Израиле, рассказал Крым.Реалии, как эта страна справилась с нехваткой воды в еще более жестких условиях, чем у Крыма.

В Израиле начали использовать капельное орошение, кроме того, до 95% сточных вод направили на вторичную обработку и затем – на нужды фермеров
Юрий Вайнбрун

– В Израиле есть только один большой водный источник – озеро Киннерет на севере, а в остальных регионах нет крупных рек, страна окружена пустынями. Еще в 1950-е годы сделали первый канал, очень похожий на Северо-Крымский, но население росло, нужно было обеспечивать промышленность и сельское хозяйство. Начали использовать капельное орошение, кроме того, до 95% сточных вод направили на вторичную обработку и затем – на нужды фермеров. Уже потом были построены большие заводы по опреснению воды. Они очень дорогие, это серьезные инвестиции. Сейчас люди предпочитают покупать для питья бутилированную воду, ее у нас очень много. Другие используют минеральные источники глубоко под землей. Для домашнего хозяйства берем обычную водопроводную воду, она отличного качества. Для сельского хозяйства, промышленности есть опресненная и переработанная.

Юрий Вайнбрун отмечает, что Израилю также удалось добиться экономного использования воды, в том числе за счет сокращения ее потерь – в то время как в Крыму они составляют до 50%.

Когда я сравниваю Израиль с Крымом в плане воды, то понимаю одно: проблему вододефицита на полуострове невозможно решить за один год
Юрий Вайнбрун

– Все трубы в водопроводной системе пластиковые, а не чугунные, так что потери составляют около 3%. Подземные источники не выкачивают досуха – смотрят, как они заполняются. С детства граждан воспитывают в том духе, что надо бережно относиться к воде. К тому же везде стоят счетчики, и в Израиле она очень недешевая. Вот у нас в семье счет за два месяца составляет более ста долларов. Конечно, когда я сравниваю Израиль с Крымом в плане воды, то понимаю одно: проблему вододефицита на полуострове невозможно решить за один год. Нужны время, инвестиции, технологии. Сейчас у нас планируют построить дополнительные опреснительные заводы и довести долю опресненной воды в общем потреблении до 40%.

Между тем в российском Госкомитете по водному хозяйству и мелиорации Крыма ищут исполнителя «экспериментальных авиационных работ с целью искусственного увеличения осадков для притока воды в водные объекты Крыма». За это подконтрольные России власти Крыма готовы заплатить более 25 миллионов рублей. Исполнитель должен предоставить специализированный самолет, оснащенный пиропатронами с йодистым серебром и жидким азотом, с постоянным базированием в Симферополе на время исполнения контракта. Российские власти также выдвигают такое требование: «исполнитель обеспечивает искусственное увеличение осадков на территории Крыма не менее 15% от месячной (сезонной) суммы осадков».

Заведующий отделом физики атмосферы Украинского гидрометеорологического института и Национальной академии наук Украины Виталий Шпиг указывает на то, что раньше подобные технологии в Крыму использовали вовсе не для искусственного создания дождя.

По предварительным оценкам, они смогут увеличить природные осадки на какие-то проценты, и показателя в 15% им вряд ли удастся достичь
Виталий Шпиг

– Основной целью крымской военизированной противоградовой службы было предотвращение, собственно, градобития. При этом на территории, которую таким образом защищали, выпадало и большее количество дождя. Ведь воздействие на градовые облака как раз и заключается в том, чтобы растопить в них лед. Таким образом мы получали двойной эффект. Если отталкиваться от заявленных оккупантами в Крыму средств и сил, которые планируется привлечь для искусственного увеличения осадков, то о существенном влиянии на ситуацию говорить не приходится. По предварительным оценкам, они смогут увеличить природные осадки на какие-то проценты, и показателя в 15% им вряд ли удастся достичь. Дело в том, что все эти технологии основаны на вмешательство в природное течение атмосферных процессов, то есть они могут работать только с дождевыми облаками, которые и так есть.

Ранее в Севастополе временно исполняющий обязанности губернатора Михаил Развожаев обратился к президенту России Владимиру Путину с предложением построить ковшевой водозабор на горной реке Коккозке, чтобы следующей весной наполнить Чернореченское водохранилище. Стоимость проекта – 3,8 миллиарда рублей. Российский президент уже дал поручение правительству на этот счет, а тем временем «Новая газета» выпустила материал о том, как на инициативу реагируют местные жители, берущие воду из реки Коккозка. Его автор, журналистка из Севастополя Надежда Исаева предполагает, что недовольство может выплеснуться в акции протеста.

Люди понимают, что могут просто остаться без воды, и сейчас уже готовы выходить на акции, как и в 2016 году
Надежда Исаева

– Этот проект на самом деле рассматривали уже дважды, но откладывали из-за протестов как жителей Бахчисарайского района, так и севастопольцев. Люди понимают, что могут просто остаться без воды, и сейчас уже готовы выходить на акции, как и в 2016 году. На самом деле удивительно, что проект забора воды на Коккозке достали из-под сукна – хотя проектом это назвать тоже сложно, поскольку нигде, ни в каких источниках нет информации о проведении дополнительных исследований, о выделении денег на них. Как утверждают мои источники, речь идет еще о старом советском проекте, который разрабатывали тогда, когда не было таких проблем с водой, как сейчас. От него отказались как раз из-за больших экологических рисков. Действительно, в этом регионе прекрасная природа, много заповедных зон, уникальная фауна в самой реке. Естественно, люди опасаются, что все это превратится в безводную пустыню.

По словам Надежды Исаевой, она обращалась в российское правительство Севастополя с просьбой показать актуальный проект для обсуждения с экспертами, однако ей отказали, а сам Михаил Развожаев остро реагирует на публичную критику этого проекта и всячески настаивает на его реализации. Российский губернатор Севастополя утверждает, что альтернатива забора воды из Коккозки – ее отключение во всем городе.

Водоснабжение Крыма

Украина обеспечивала до 85% потребностей Крыма в пресной воде через Северо-Крымский канал, соединяющий главное русло Днепра с полуостровом. После аннексии Крыма Россией в 2014 году поставки воды на полуостров прекратили.

Запасы воды в Крыму пополняют из водохранилищ естественного стока и подземных источников. По заявлениям экологов, регулярное использование воды из подземных источников привело к засолению почвы на полуострове. Власти Крыма регулярно призывают жителей полуострова экономить воду.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG