Доступность ссылки

Военные базы и элитные апартаменты: как Россия лишает севастопольцев доступа к пляжам


Пляж в Севастополе

Российские власти вот уже шесть лет отдают крымские пляжи в пользование военным или под застройку частным компаниям. Так, в аннексированном Севастополе Министерство обороны России в конце июня получило в собственность земельный участок с пляжем «Толстяк», что на Северной стороне, общей площадью почти 10 гектаров.

В 2015 году тогдашний российский губернатор Севастополя Сергей Меняйло передал российским военным большое количество участков и объектов недвижимости, которые ранее принадлежали Минобороны СССР. Сейчас российское правительство города в суде добровольно отказалось от оспариваемого участка, однако чиновники обещают, что севастопольцев все равно будут пускать на пляж «Толстяк». Вместе с тем отельный комплекс «Аквамарин», который связывают с бывшим министром обороны Украины Павлом Лебедевым, обнес забором одноименный общественный пляж – об этом в июне писало издание «Примечания». О проблемах с доступом крымчан к пляжам шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Журналист из Севастополя Давид Аксельрод рассказал Крым.Реалии, что после аннексии полуострова российское Минобороны начало целую кампанию по завладению земельными участками, особенно в районе базы Черноморского флота.

Министерство обороны трактует свое право на землю как право наследования за Министерством обороны Советского Союза
Давид Аксельрод

– Во многих случаях, и это касается не только пляжей, Министерство обороны трактует свое право на землю как право наследования за Министерством обороны Советского Союза. После раздела Черноморского флота земля Минобороны Украины каким-то образом отчуждалась в пользу города или частных лиц, де-факто там функционировали гражданские объекты – но в последние годы юридическая служба Минобороны России добилась того, что многие такие сделки были признаны недействительными. Это касалось, в том числе, и прибрежной полосы. Наиболее яркие примеры на моей памяти – это как раз история с пляжем «Толстяк» на Северной стороне и с пляжем «Таврида» в Батилимане. На последнем прибрежную полосу обнесли колючей проволокой, было много протестов, в которые включались даже депутаты Законодательного собрания, но Минобороны все равно перекрыло доступ.

По данным издания «Примечания», с 2015 по 2020 годы количество пляжей в Севастополе уменьшилось с 50 до 34. Давид Аксельрод считает, что причиной тому – аппетиты как российского Минобороны, так и застройщиков.

Есть компании, которые планомерно застраивают Севастополь элитными апартаментами
Давид Аксельрод

– Часто доступ к пляжу преграждают при застройке прибрежной полосы апартаментами, причем речь идет не только о новых домах. Бывает так, что у старых баз отдыха появляются новые собственники, и они тоже огораживают свои клочки моря. Тут еще можно бороться: был прецедент, когда в Батилимане снесли калитку, установленную администрацией базы отдыха. Но в основном речь идет, конечно, о девелоперах – многоэтажной застройке под апартаменты у моря. Частник с одно- или двухэтажным домом вряд ли будет обладать таким ресурсом, чтобы ставить заборы. Есть компании, которые планомерно застраивают Севастополь элитными апартаментами. Подразумевается, что у их собственников будет какой-то участок. Такие проекты проводятся в жизнь обходными способами, поскольку доступ к морю по закону преграждать нельзя, но так или иначе иногда у застройщиков это получается.

Крымский эколог Маргарита Литвиненко полагает, что в Севастополе сложилась едва ли не самая напряженная ситуация с доступом граждан к побережью в масштабах всего полуострова.

Около трети береговой черты остались в свободном доступе, и это, конечно, вызывает огромное возмущение севастопольцев
Маргарита Литвиненко

– Доступность пляжей за последние шесть лет уменьшилась катастрофически. В Севастополе исключили из зоны купания территорию Херсонеса – уже под страхом административного наказания. Людей не пускают на различные территории, которые отдали Министерству обороны, Министерству по чрезвычайным ситуациям. По факту только около трети береговой черты остались в свободном доступе, и это, конечно, вызывает огромное возмущение севастопольцев. Есть огромное количество предприятий, которые не работают, но тем не менее держат побережье. В городе всего два детских пляжа – «Бухта Омега» и «Песочный», и сейчас они буквально кишат людьми. Представьте, что такое большое количество народа, жара, фактически отсутствие туалетов, очень много детей, вода мутная – наверняка это приведет к вспышке кишечных или кожных заболеваний.

По оценке Маргариты Литвиненко, местные застройщики стараются всячески избежать изъятия у них прибрежных участков, даже если российские власти готовы выкупать эту землю.

Участки побережья все чаще огораживают и забирают из свободного доступа
Маргарита Литвиненко

– Российское правительство Севастополя обещало выкупить 12 участков в Стрелецкой бухте, чтобы не допустить застройку и создать общественную зону, однако это до сих пор не сделано. Застройщики уже научены процессом изъятия участков в других районах и ищут все способы сохранить их. Я не слышала о том, чтобы кто-то вернул землю добровольно или после выкупа. Напротив, участки побережья все чаще огораживают и забирают из свободного доступа… Может, тут по крайней мере формально помогло бы наличие охранного статуса территории – правда, у активистов, которые этим занимаются, постепенно угасает энтузиазм. Наверное, они поняли, что в нынешней ситуации этого невозможно добиться. Я считаю, что даже охранный статус все равно не будет защищать от застройки – разве что в случае, если кого-то поймают на чем-то незаконном и будут требовать штраф.

Маргарита Литвиненко имеет в виду многолетние попытки депутата российского Заксобрания Севастополя Вячеслава Горелова создать Национальный заказник «Южнобережный», в который вошли бы земли в бухте Ласпи, на мысе Айя и мысе Сарыч. Однако в июне 2020 года Горелов сообщил о том, что пересмотрел свое отношение к этой идее. По его словам, причиной стало строительство на территории бывшего Крымского природного заповедника, который с недавних пор стал Национальный парком «Крымский».

Российский эколог, общественный и политический деятель Евгений Витишко отмечает, что иногда военные и коммерческие интересы – это одно и то же.

Одни объекты могут трансформироваться в другие, и это просто беспредел
Евгений Витишко

– Статья 6 Водного кодекса России гарантирует гражданам свободный доступ к водным объектам – кроме случаев, предусмотренных законодательством, когда государство считает часть объекта важным для себя. Понятно, когда Минобороны закрывает часть побережья, или же там устраивают лечебный пляж с ограниченным доступом – но если строятся объекты, не предусмотренные никакими генпланами муниципальных образований, это вызывает справедливые опасения местных жителей. Одни объекты могут трансформироваться в другие, и это просто беспредел. Вот в Краснодарском крае в районе острова Утриш Министерство обороны оттяпало себе кусочек берега якобы под радиорелейную станцию, но на этом месте появилась гостиница бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова. Мы этому противодействовали, но суды собственников с государством продолжаются.

Евгений Витишко советует общественным активистам, которые обнаружили, что некие коммерческие структуры преградили доступ к воде, сообщать в полицию об административном правонарушении.

– Это статья 8.12.1, она влечет за собой санкции вплоть до приостановки деятельности арендатора этого участка на срок 90 дней. Для не столь длительного курортного сезона это существенно и может быть серьезным стимулом открыть доступ. Если речь идет о Минобороны, то по закону население должны проинформировать о закрытии береговой полосы, дать обоснование и разъяснить последствия для экологии и так далее.

При этом Евгений Витишко отмечает, что придание прибрежной полосе статуса особо охраняемой природной территории ограничивает не только права застройщиков, но и возможности граждан посещать эти места для отдыха.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG