Доступность ссылки

«У нас захвачен Крым, эти воды – серые»: как Украина и Россия делят рыбу в Азовском море


Официальный Киев не намерен направлять своих представителей в Россию для подписания ежегодного протокола о вылове в Азовском море. Об этом заявила начальник отдела организации и регулирования рыболовства Азово-Черноморского территориального управления Росрыболовства Анжела Кизилова.

В октябре прошлого года заседание двухсторонней комиссии по вопросам рыболовства в Азовском море было прервано из-за скандала вокруг российской делегации, члены которой посещали аннексированный Крым. Сейчас российские чиновники планируют подписать все экземпляры протокола в одностороннем порядке, а потом направить их через Министерство иностранных дел в Киев.

Руководитель Ассоциации рыбопромышленных предприятий Азова Мария Ганчева объясняет, почему Украине и России необходимо ежегодно подписывать этот протокол о вылове в Азовском море.

Без протокола мы не можем установить лимиты, квоты и режим на 2020 год в Азовском море
Мария Ганчева

– У нас очень большая утечка кадров из-за неопределенности, что будет с рыболовной отраслью завтра. Профессиональных кадров, да и в принципе кадров не хватает. По вылову хотелось бы желать лучшего. По поводу заседания двусторонней комиссии в этому году я слышала, что планируется провести видеоконференцию – не вижу в этом ничего страшного. Ничего не мешает подписать протокол о рациональном использовании водных биоресурсов Азовского моря вовремя, в этом году, а не ближе к марту, как было в прошлом. Без протокола мы не можем установить лимиты, квоты и режим на 2020 год в Азовском море. Исторически сложилось, что оно используется Украиной и Россией. Еще в 1993 году стороны подписали соглашение, как рационально использовать биоресурс, чтобы его не уничтожить, как его воспроизводить, чтобы было что ловить.

Мария Ганчева подчеркивает, что это единственный механизм, согласно которому украинские рыбаки могут работать в Азовском море.

– Для Украины квоты устанавливаются больше – 60%, для той стороны – 40%. В этом году, я думаю, мы еще не выбрали свой лимит, потому что промысел начался с большим опозданием из-за подписания протокола ближе к марту. Очень много было упущено времени. Если не будет подписан протокол на 2020 год, у нас не будет законных оснований выйти в море на промысел.

Украинский юрист-международник, бывший постоянный представитель президента Украины в Автономной Республике Крым Борис Бабин утверждает, что дистанционное подписание протокола не имеет юридической силы.

– Точно такая же ситуация была зимой, когда очередной протокол на 2019 год подписали именно путем переписки. Однако такой формат заочных переговоров не предусмотрен ни положением про эту комиссию, ни самим соглашением 1993 года. Проще говоря, это все филькины грамоты. Но кому-то очень сильно хочется их подписывать, и они идут даже на такой формат. То, что они не хотят лично принимать участие в этих процессах, очевидно, потому что рано или поздно возникнут вопросы юридической ответственности членов делегаций: кто именно ездил, кто им подписывал техническое задание. Когда люди физически отбывают в страну-агрессор, это сделать проще, чем когда все происходит дипломатическим путем. Можно включить коллективную ответственность: «Это не я, я рядом стоял, когда подписывали».

Борис Бабин
Борис Бабин

По словам Бориса Бабина, при распределении квот на вылов рыбы возможны нарушения коррупционного характера.

– Госрыбагентство через этот протокол получает условные квоты и раздает ее «дорогим друзьям». Квот на всех не хватит, поэтому возникает четкая цепочка – кто-то, возможно, назвал бы ее коррупционной – между отдельными привилегированными структурами и Госрыбагентством. Когда мы впервые поднимали этот вопрос в 2017 году, то четко увидели, что у тех лиц, которые участвуют в переговорах и подписании протокола с Россией, или у членов их семей есть аффилированный бизнес. Есть очень простой вариант: можно все это устанавливать в одностороннем порядке, как это происходит на Черном море. Там мы ни с кем такие протоколы не подписываем, и лов прекрасно идет, все правила и условия Госрыбагентство устанавливает своими приказами. Но для этого нужно установить соответствующий международно-правовой режим Азова, чего никто не делает.

Борис Бабин добавляет, что для одностороннего вылова в Азовском море Украине также необходимо обеспечить безопасность украинским рыбакам.

Никакие соглашения с россиянами не гарантируют там успешный лов
Борис Бабин

– Но извините, уважаемые: у нас захвачен Крым, и эти воды – серые. Никакие соглашения с россиянами не гарантируют там успешный лов. Может, за пять лет войны стоило подумать, как это компенсировать? Никто не хочет об этом думать, никто не хочет ничего делать, а сложившаяся схема неплохо кормит, поэтому все подписывают ежегодные протоколы даже в условиях российской агрессии.

Заместитель председателя Госрыбагентства Украины Андрей Кравченко уверен, что его ведомство действует в соответствии с украинским и международным законодательством.

Азовское море играет очень важную роль в обеспечении продовольственной безопасности нашей страны
Андрей Кравченко

– Хотел бы подчеркнуть, что Азовское море играет очень важную роль в обеспечении продовольственной безопасности нашей страны. Здесь легально работает около 90 украинских субъектов хозяйствования, задействовано до четырех тысяч рыбаков, а также людей, связанных с промыслом, и более 800 плавсредств. Статус Азовского моря определяется различными международными договорами – в первую очередь это Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, где четко обозначено, что страны, которые омываются замкнутыми или полузамкнутыми морями, должны вступать в консультации, чтобы максимально рационально использовать водные биоресурсы. Также у нас есть договор 2003 года, где обозначено, что деятельность в сфере рыбного хозяйства должна базироваться на договоренностях. Соглашение 1993 года регламентирует рыболовство.

Андрей Кравченко указывает на то, что решение дистанционно подписать очередной протокол с Россией принимало не только Госрыбагентство.

– По соглашению 1993 года ежегодно поочередно на территории каждой из стран проходит заседание украинско-российской комиссии, по результатам которого подписывается протокол об использовании водных биоресурсов в Азовском море – без какой-либо политики, то есть фактически вопрос исключительно касается использования природных ресурсов. Два месяца назад мы получили по дипломатическим каналам официальное приглашение от российской стороны провести очередной раунд переговоров на территории России. Прежде чем ответить, мы с участием органов исполнительной власти и правоохранительных органов под эгидой МИДа провели ряд консультаций относительно возможности проведения очередной сессии. В результате мы достигли договоренности проработать вопрос ее проведения дистанционно, а по результатам подписать протокол.

Согласно оценке Андрея Кравченко, подписание протокола с Россией по дипломатическим каналам отвечает международным договорам. В то же время чиновник отказывается комментировать, как он говорит, «эфемерные тезисы» относительно возможных злоупотреблений в связи с распределением квот. Однако Борис Бабин настаивает, что Украина не обязана подписывать протоколы с Россией.

– Черное море точно так же полузамкнутое, и что-то я не видел у нас протоколов ни с румынами, ни с турками. Действительно, мы можем делать это согласно Конвенции ООН по морскому праву, но не обязаны. Это прямая манипуляция и передергивание фактов. Повторюсь: не предусмотрено заочных сессий, это ноу-хау от Госрыбагентства. В прошлом году сессия все-таки состоялась, пусть и была прервана. К тому же, как говорят независимые биологи, никакие квоты на самом деле не нужны, то есть существующие в Азовском море виды рыб не нуждаются в защите через квотирование… Кроме того, в тех же самых протоколах Украина согласилась с тем, что Россия должна определять правила лова в Керченском проливе – там, где построен мост. Это я к тому, что якобы эти протоколы не имеют отношения к политике. Естественно, имеют… Я думаю, все это будут комментировать в рамках уголовных дел.

Андрей Кравченко настаивает на том, что Конвенция ООН по морскому праву обязывает Россию и Украину сотрудничать на Азовском море и что позицию Украины на нынешних переговорах с Россией выработали эксперты по международному праву.

– Кроме обвинений в измене, я не услышал от господина Бабина предложений, как в дальнейшем использовать природный ресурс, распределять квоты. Вообще не устанавливать квоты – я не берусь это комментировать. Все же нужно быть экспертом, а я сомневаюсь, что господин Бабин эксперт именно в рыбном хозяйстве.

В Министерстве иностранных дел Украины пока не комментировали проведение дистанционной сессии комиссии по рыболовству в Азовском море.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG