Доступность ссылки

«Давайте все снесем». Как в Петербурге погибают памятники архитектуры


Дом Басевича

Больше года в Петербурге идет борьба за сохранение дома Басевича на Петроградской стороне. Его хотят снести и построить апартаменты и интернат для учеников Академии танца Бориса Эйфмана. Жители протестуют, устраивая пикеты, экскурсии и даже автопробег за сохранение памятника архитектуры. Но "империя Эйфмана", как называют владения Академии в городе, не отступает.

Академия танца Бориса Эйфмана открылась в Петербурге в 2013 году. На ее сайте можно прочесть, что она располагает интернатом на 135 иногородних воспитанников, медцентром, 14 балетными залами с современным оборудованием, библиотекой, конференц-залом, тренажерным и спортивным залами, залом-трансформером для показа учебных спектаклей и многим другим. Академия занимает целый квартал на Петроградской стороне, для ее нужд был снесен охраняемый как объект культурного наследия старинный синематограф и выселена школа № 91. Кроме того, внутри квартала была уничтожена усадьба Юлии Добберт – доходный дом с уютным садом, памятник регионального значения, остался только маленький деревянный особнячок, который отреставрировали, но при этом он оказался совершенно потерянным на фоне огромного белого здания Академии танца, выпадающей по стилю из окружающей архитектурной среды. Об утрате этого ансамбля градозащитники с возмущением говорили еще в 2012 году, но остановить его стремительное уничтожение не удалось. Как и избежать ущерба, причиненного грандиозной стройкой соседним домам, – их стены пошли трещинами.

Но это не единственные владения Академии и театра Бориса Эйфмана – есть еще много помещений по разным адресам, включая дом на фешенебельной Гагаринской улице, несколько больших квартир в центре города, здание на Петровском проспекте, 20, используемое под мастерские. С именем балетмейстера связано три фонда – "Фонд Академического театра балета Бориса Эйфмана", который значится как некоммерческий, но тут же на сайте можно прочесть, что основной вид его деятельности – это "предоставление прочих финансовых услуг, кроме услуг по страхованию и пенсионному обеспечению", а также "Фонд Бориса Эйфмана поддержки балетного искусства" и специализированный фонд целевого капитала "Фонд развития балетного искусства Бориса Эйфмана". С этими фондами сотрудничает Министерство культуры РФ, городской Комитет по культуре, банк ВТБ. На сайте первого фонда можно прочесть, что "Организация "Фонд Театра Эйфмана" являлась поставщиком в девяти государственных контрактах на сумму 59 987 000 рублей".

Структуры Бориса Эйфмана за последние годы превратились в могущественную империю, для которой не проблема получить для своих нужд тот или иной дом в центре города или даже целый квартал. Теперь под угрозой сноса оказался Дом Басевича на Петроградской стороне и стоящее рядом здание детского сада с прилегающей зеленой территорией.

Член петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников (ВООПИиК) Людмила Семыкина сомневается в законности передачи дома Басевича для нужд театра и Академии танца Бориса Эйфмана.

– Никаких документов, в которых эта передача отражена, пока никто не видел, – говорит Семыкина. – Мы запрашивали Комитет имущественных отношений, но ответа ждем до сих пор. Все ссылаются на распоряжение губернатора, чуть ли не устное. Зато есть документы о том, что остаточная стоимость дома Басевича на 1 января 2019 года составляла 55 миллионов рублей – это только стоимость всех квартир, не считая денег, потраченных на расселение, на проектирование для приспособления дома в рамках проекта "Молодежи – доступное жилье", сделанное в 2014 году, и обследование, проведенное тогда же за 5 с лишним миллионов. А стоимость соседнего с домом детского сада, также переданного структурам, входящим в империю Эйфмана, сначала составляла несколько миллионов, а потом вдруг превратилась в ноль. А сколько стоит земельный участок под этими зданиями вообще неизвестно. То есть финансовая сторона дела абсолютно непрозрачна, непонятно, на каких условиях состоялась эта передача.

Им без конца предоставляются объекты недвижимости – подоплекой тут могут быть только коррупционные действия

Я знаю некоммерческие организации, которые десятилетиями не могут получить помещение. А у Академии Эйфмана – статус образовательного учреждения, туда идут огромные государственные дотации, им без конца предоставляются бесконечные объекты недвижимости – с моей точки зрения, подоплекой тут могут быть только коррупционные действия. А для застройщика – SetlGroup – тут просто коммерческий интерес, но никто не знает, в чем суть договора между Эйфманом и SetlGroup. Зато известно, что у SetlGroup очень неприятная градостроительная репутация. То, что они строят, часто идет вразрез с требованиями законодательства, их цели, видимо, достигаются иными путями. Чего стоит хотя бы здание на Ушаковской набережной напротив Каменноостровского дворца – это здание высотой 80 метров, оно сразу съело всю стрелку Каменного острова. Эта же компания строит комплекс "Виктори Плаза", загораживающий Чесменскую церковь со стороны Московского проспекта, да и Пулковские высоты застраивает тоже SetlGroup – несмотря на протесты ученых Пулковской обсерватории.

Тяжкий удар

Доходный дом Басевича на Большой Пушкарской, 7, построен в 1912 году по проекту архитектора Алексея Зазерского. Проектировать здание помогал владелец дома инженер Иссахар Басевич, приложивший руку ко многим постройкам на Петроградской стороне, в этом доме находилась и его строительно-техническая контора. Для строительства этого дома в стиле модерн были использованы передовые для своего времени технологии – кладка с воздушными пустотами, уменьшавшими вес здания, бетон, скрытая электропроводка. Дом был телефонизирован, во внутреннем дворе были устроены гаражи.

Проект предусматривает снос дома с частичным восстановлением фасада

В 2014 году Дом Басевича, к тому времени уже расселенный, был включен в программу "Молодежи – доступное жилье", но уже через два года известный балетмейстер Борис Эйфман попросил у городских властей этот дом, чтобы устроить в нем интернат для учеников своей балетной академии. Почему-то здание, считавшееся пригодным для молодых семей, оказалось непригодным для юных танцоров – проект предусматривает снос дома с частичным восстановлением фасада, а также снос соседнего детского сада с собственным сквером. Петербуржцы возмущены – за огромный дом в стиле модерн и маленький детский садик вступились не только градозащитники, но и обычные горожане. Среди них – внучка инженера Басевича Марианна Гусева.

"До революции в этом доме жила наша семья. Будучи прогрессивным человеком, дедушка… добровольно отдал дом на попечение государства. …В послевоенное время… я участвовала в восстановлении здания ЛенЭнерго на Марсовом поле, 1, заводов и предприятий Ленинграда. Многие из них были разрушены намного серьёзнее, чем сейчас дом моего дедушки", – пишет Гусева в письме к губернатору Александру Беглову. Ее муж был заслуженным строителем, новость о том, что дом хотят снести, стала для них тяжким ударом, добавляет она.

Дом Басевича за зеленой сеткой
Дом Басевича за зеленой сеткой

– Я родилась в ссылке в Минусинске, привезли меня полуторагодовалую в Ленинград, уже в новую дедушкину квартиру, которую ему дало правительство, ведь он был владельцем этого дома, и он был среди первых домохозяев, кто добровольно отдал свои дома новой власти. И за это ему дали хорошую квартиру на Кронверкском проспекте. Мама молодая была, работала, искала мужа, а нас с сестрой передала на попечение дедушки с бабушкой. Бабушка меня иногда водила мимо бывшего дедушкиного дома, показывала его с гордостью, я все жалею, что не спросила ее, где их окна были. Маму мою в 1938-м сослали в Калугу, и бабушка умерла, не выдержала. А дедушка еще раньше умер. Мама младшую сестру забрала к себе в ссылку, а я в 9 лет осталась одна и четыре года жила в квартире с опекуном. В 1941 году я поехала к маме на лето, и тут началась война. Маму арестовали, а заодно и нас с сестрой. Нас поместили в детский дом, там был такой голод, что мы ели траву... Этот дом – моя единственная память о дедушке ".

Чтобы здание признали необратимо аварийным, его конструкции должны быть разрушены на 70%

Летом 2019 года OOО "Центр диагностики строительных конструкций" провел обследование дома и пришел к выводу, что его строительные конструкции сильно повреждены. Но уже в марте реставрационная компания ООО "ТДО" провела новое обследование дома по заказу петербургского отделения ВООПИиК, в заключении говорится, что "выводы технического обследования о том, что все конструкции стен и фундаментов во всех частях здания имеют аварийную категорию технического состояния и могут быть разобраны с последующим восстановлением, не соответствуют действительности". Для того чтобы здание было признано необратимо аварийным, его конструкции должны быть разрушены на 70% – таких больших разрушений эксперты не нашли.

16 сентября в администрации Петроградского района должны были пройти общественные слушания по дому Басевича, но их внезапно отменили. Жители все равно пришли к зданию администрации и стояли там с плакатами.

Анна-Виктория Веневитинова
Анна-Виктория Веневитинова

– Я считаю, что это долг человека, который живет в Петербурге и любит его, – защищать свой город и его архитектуру, – говорит одна из активисток, студентка Анна-Виктория Веневитинова. – Архитектура Дома Басевича уникальная, это один из трех домов позднего модерна, больше у нас таких домов нет. То есть он не только уникальный по своим строительным технологиям, но и принадлежит к редкому архитектурному стилю. А это надо беречь.

"Империя Эйфмана разрастается на Петроградской стороне, она уже поглотила целый квартал и грозит поглотить второй", – объясняет бывший муниципальный депутат 58-го муниципального округа Вера Стасюк.

– Я ничего против балета не имею, но это не значит, что ради него надо закрывать школы и детские сады. Если Эйфману не хватает помещений – пожалуйста, отреставрируй дом. Смотрите, Эйфман уже забрал у нас одну школу, сделал там пристройку, закрывшую свет соседнему дому. Теперь Эйфман строит театр, положил глаз на детский сад.

Вход в академию танца Бориса Эйфмана с улицы Лизы Чайкиной
Вход в академию танца Бориса Эйфмана с улицы Лизы Чайкиной

– Мы перевели этот детский сад в другое здание. А это – аварийное. Детских садов у нас от этого меньше не стало. Нам ни одна мама не жаловалась, все были довольны. А никакого сквера вокруг этого дома нет, там есть большие деревья, и все они будут сохранены, – уверяет глава Петроградского района Иван Громов. При этом общественные слушания о судьбе дома Басевича городские власти отменили.

Академия танца Бориса Эйфмана, вид с Большой Пушкарской улицы
Академия танца Бориса Эйфмана, вид с Большой Пушкарской улицы

На проекте видно, что сквер вокруг детского сада будет застроен полностью. Академия танца выступила с обращением , где говорится, что ведется "агрессивная кампания, направленная против развития Академии Танца Бориса Эйфмана", что родители детей, ходивших в закрытый детский садик, ни на что не жалуются и что "проект строительства предусматривает сохранение всех высокоствольных деревьев", а также "всех частей дома, которые еще можно спасти после многолетних разрушений дождями и пожарами".

В нашем прежнем садике просто очень быстро разбили окна, вот и вся его аварийность

– Моя дочка туда еще весь прошлый год ходила, до того как его эвакуировали в помещение другого детского садика, – говорит Анна Тимашева – А в нашем прежнем садике просто очень быстро разбили окна, вот и вся его аварийность. Точно так же, как с домом Басевича, – простоит дом пустой несколько лет – и вот аварийность. Мне кажется, это специально сделано.

Здание детского сада на улице Лизы Чайкиной, сзади - дом Басевича
Здание детского сада на улице Лизы Чайкиной, сзади - дом Басевича

В Академии говорят, что беспочвенные обвинения защитников дома Басевича и детского сада привлекают слишком много внимания горожан. Действительно, защитники дома изо всех сил стараются привлечь к его судьбе внимание – недавно они устроили мото-автопробег, где владельцы ретроавтомобилей провели флешмоб – сфотографировались у своих авто с плакатами, призывающими сохранить уникальное здание.

Санкт-Петербургское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории (ВООПИиК) тоже выпустил заявление , в котором говорится, что кампания по защите дома "не направлена против творческих и образовательных интересов Театра и Академии, её цель – сохранить для города ценное историческое здание и нормальную комфортную среду для горожан". Именно поэтому в защите Дома Басевича приняли участие не только активисты и депутаты, но и выдающиеся деятели отечественной культуры. С самого начала лично к Борису Эйфману обращались с предложением о диалоге известные петербуржцы: и Александр Сокуров, и Михаил Мильчик, но все предложения были им отклонены. Администрация Академии танца предпочла начать борьбу с "общественностью".

Градозащитники обвиняют Академию танца в распространении ложных сведений об аварийности дома, якобы пораженного ядовитой плесенью, напоминают о независимой экспертизе, признавшей дом ремонтопригодным, и о запрете на снос зданий в историческом центре города, что является не чьей-то прихотью, а законом.

По мнению пресс-секретаря Академии танца Виктории Радецкой, защитники дома Басевича не правы.

Как оно было, так оно все и останется

– Никогда не было такого, чтобы Академия говорила: давайте все снесем и построим новое, нет, проект полностью входит в прежнюю конфигурацию постройки – как оно было, так оно все и останется. Все, что можно, сохранится, все, чего нельзя сохранить, будет восстановлено в прежнем виде, включая этажность, – уверяет Радецкая.

– Откуда такая информация, что мы что-то разрушаем? Дом разрушался до нас и разрушается до сих пор. Мы не против воссоздания и сохранения – мы, наоборот, за, – говорит директор Академии танца Бориса Эйфмана Лали Афанасьева. – Я не специалист, чтобы вдаваться в детали, но как руководитель государственного образовательного учреждения я заинтересована в том, чтобы все это грамотно сохранилось специалистами и чтобы там жили учащиеся Академии.

Член ВООПИиК Анна Капитонова считает, что общественные слушания были отменены неспроста.

Анна Капитонова
Анна Капитонова

– Видимо, раньше в Академии считали, что против нее ведут борьбу какие-то непонятные люди, но тут они поняли, что против проекта выступают не только градозащитники, а обычные горожане. Соцсети буквально взорвались ответами на заявление Академии, и там было так много разумных, взвешенных ответов – и про детский сад, и про зеленую зону, и про дом Басевича, и про наследие, что, я думаю, руководство Академии поняло, что исход слушаний будет точно не в их пользу.

Депутат городского парламента Алексей Ковалев полагает, что дом Басевича "пал жертвой коррупционной схемы передачи недвижимости чиновниками города компании SetlGroup – в коммерческих интересах этой компании".

– И Эйфман, и его академия становятся чуть ли не коммерческими агентами этой компании. Эйфман и его окружение считают себя неприкасаемыми, они настолько обнаглели, что им наплевать на интересы жителей Петроградской стороны и всего Петербурга. Де-факто они тут главные, а Эйфман – только прокладка между SetlGroup и городом. SetlGroup получила этот дом без конкурса и вообще безо всяких оснований, и теперь еще получит огромный бонус за то, что обустроит это место для Академии Эйфмана. Я с зимы рассылаю кучу запросов, но ни одна структура города не ответила мне, на каких юридических основаниях SetlGroup внедрилась в этот объект недвижимости. Ни один вице-губернатор не смог ответить, на каком основании она готовит проектную документацию. Последний ответ гласит, что делается это безвозмездно, но по закону проектную документацию по историческому дому, выявленному объекту культурного наследия может готовить либо собственник, либо пользователь. Но никаких документов о собственности или пользовании нет – ни у компании, ни у Академии.

– Директор Академии Эйфмана как раз говорит, что город выделил им этот дом.

Эйфман – миллиардер, Гергиев, искурочивший квартал вокруг Мариинского театра, – миллиардер, какого рожна они будут разговаривать с простыми людьми?

– Директор Академии написала нам уже два письма, но не могла объяснить, на каком основании они якобы владеют домом Басевича и какие у них отношения с SetlGroup... Эйфман – миллиардер, Гергиев, искурочивший квартал вокруг Мариинского театра, – миллиардер, какого рожна они будут разговаривать с простыми людьми? Они просто зажрались, им чихать на все, кроме собственных амбиций, они знают, что их всегда поддержат на самом верху, где у них большая волосатая лапа, – говорит депутат Алексей Ковалёв.

Корреспондент Север. Реалии попытался получить комментарии о конфликте вокруг Дома Басевича в SetlGroup. Но на наши вопросы там пока не ответили. Борис Эйфман для комментариев тоже был недоступен.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG